Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Игорь Бочкин и Анна Легчилова:

«Сегодня мы чувствуем друг друга намного острее»

Елена Грибкова
8 октября 2008 18:59
6084
0

В 1996 году Открытый фестиваль кино стран СНГ, Латвии, Литвы и Эстонии наградил Бочкина призом за его Барханова. Спустя двенадцать лет Игорь снова приехал в Анапу, но уже в качестве почетного гостя фестиваля. Вместе с актером на море отдыхала и его жена, тоже актриса, Анна Легчилова. «МК-Бульвар» выступил в роли третьего, но не лишнего.

В 1996 году Открытый фестиваль кино стран СНГ, Латвии, Литвы и Эстонии наградил Бочкина призом за его Барханова. Спустя двенадцать лет Игорь снова приехал в Анапу, но уже в качестве почетного гостя фестиваля. Вместе с актером на море отдыхала и его жена, тоже актриса, Анна Легчилова. «МК-Бульвар» выступил в роли третьего, но не лишнего.

— Игорь, Анна, для начала расскажите об уже готовых проектах, а также о тех, что в работе…

Игорь: Я не многостаночник и не понимаю, как многие крутятся одновременно сразу в пяти проектах. К тому же не люблю долгоиграющие истории, берусь только за многосерийное кино, где не больше двенадцати серий. Вот скоро должна выйти ретроистория «Синие ночи», где мы играем вместе с женой и у меня роль первого секретаря горкома партии. Только что закончил сниматься в «Похождениях нотариуса Неглинцева», где мой герой Неглинцев чрезвычайно добрый, я давно такого не играл…

Анна: Придурковатый только он немного…

Игорь: Да, такой, из разряда шукшинских чудиков. Очень чистый внутри. Кроме того, у Лены Туровой я снялся в Белоруссии в полном метре, в ленте «Новогодние приключения Деда Мороза в июне». А слова «сериал» я боюсь, когда тебе звонят и говорят, что будешь обеспечен работой на полтора-два года. Это получается уже какой-то завод, а как же театр?! Именно он у меня стоит на первом месте, я без него жить не могу.

Анна: Ну, а я вот летом снималась в «Общей терапии», которая уже идет по телевизору по субботам. Кроме того, сейчас каждый день идет фильм «Возьми меня с собой», где у меня тоже одна из главных ролей. А что касается моих режиссерских планов, то я пока не буду их озвучивать — боюсь сглазить. Но несколько интересных предложений, причем идеального для меня формата, уже имеется.

Игорь: Как ни странно, хорошие работы. Я смотрю, поэтому могу судить. А то она любит, как многие артисты, оседлать своего конька и нещадно эксплуатировать, не сворачивая ни вправо, ни влево. А тут я вижу, что Легчилова и прически меняет из серии в серию, и характер, и характерность.

— Приятно, когда муж хвалит?

Анна: Очень… Это такая большая редкость.

— Я читала, что вы, Игорь, как режиссер славитесь тем, что выжимаете из актеров всю душу, и говорят, что Аня на репетициях спектакля, который вы ставили по пьесе Александра Вампилова «Прошлым летом в Чулимске», даже тихонько плакала в уголке, после ваших криков…

Игорь: Все верно, так и было.

Анна: А потом в уголке плакал он… (Улыбается.)

Игорь: Да там все плакали. Я могу резко высказать свое мнение и считаю, что артистов полезнее ругать. И самому мне нравится, когда меня критикуют, тем более если по делу. А тогда мне было трудно, ведь я был не только режиссером, но и актером в своем спектакле. Помню, гонял Легчилову по квартире и орал: «Я вот вам все ставлю, а когда буду с собой разбираться?!» (Смеется.) То есть доходил уже до кондиции.

— Анна, за восемь лет, что вы вместе, уже научились утихомиривать этот вулкан?

Анна: Нет, я сразу ретируюсь. (Смеется.)

Игорь: Раньше, когда у нас не было кошки, ей приходилось сложнее.

Анна: А сейчас в нашей новой квартире у нас есть еще и спортивная груша, и он на ней выпускает пар.

— А как два актера и режиссера распределяют между собой быт? Кто у вас повар, бухгалтер?

Анна: Я трачу деньги. (Улыбается.)

Игорь: Главное, они у нас общие, лежат в одном месте, в каком — знает Легчилова. (Смеется.) И в банке, и в чулке. Мы не задумываясь тратим наши финансы на одежду и на еду. В этом вопросе не экономим. Тут у нас критерий один: чтобы это было не просто хорошее, а лучшее. А вот к технике, в том числе и к машинам, я совершенно равнодушен. Для меня важно, только чтобы она функционировала. На данный момент у нас вообще нет автотранспорта — используем исключительно служебный. По поводу же распределения ролей у нас в этом отношении счастливая семья — подобных дележек нет.

— Знаю, что Аня вегетарианка и вы оба тщательно подходите к своему рациону.

Игорь: Ну если у меня уже был инфаркт, клиническая смерть, то мне просто положено следить за собой.

Анна: У тебя еще молодая жена.

— Раз вы уже сами заговорили на эту тему, насколько сильно изменяется отношение к жизни после таких вещей?

Игорь: Однозначно изменяется. Раньше я выпивал водку, куролесил, таким дураком был. Сколько лет я ее уже не пью — такой же идиот, парень-ураган, могу сорваться на что-то… Но появилась уже мудрость. Стал более отходчивым. Могу даже прощения попросить, если виноват. Раньше не был способен на такие подвиги.

— Полагаю, что и ваши отношения изменились…

Анна: Разумеется…

Игорь: Но это трудно сформулировать. Я многое переосмыслил… Когда я со своей кипучей энергией понимал, что не могу банально встать с койки без чужой помощи, это очень отрезвляет. Тем более эта беда свалилась так неожиданно…

Помню, я прилетел тогда с гастролей, на следующий день сыграл антрепризу, а вернувшись домой, еле поднялся по лестнице с адской болью в груди, упал на диван и сказал: «Легчилова, я сегодня ночью умру». Всю ночь просидел в согнутом состоянии, потом меня увезли в больницу, а спустя сутки я умер — оторвался тромб. Но меня воскресили…

Анна: После этого все как-то встало на свои места. Что раньше казалось главным, оказалось второстепенным, и наоборот. Истинные ценности проступили. И жизнь вдвоем мы стали чувствовать намного острее.

 — Судя по всему, почти четырнадцатилетнюю разницу в возрасте вы не ощущаете?

Игорь: Нет, мне кажется, что это она меня старше. (Анна смеется.)

— Вы так легко признаетесь журналистам в своих многочисленных пороках… Анна — именно та женщина, которая их никогда не опасалась? И она вас никогда даже не пыталась воспитывать?

Игорь: Ну если только когда я выкидывал какие-нибудь номера… Врачи меня спрашивали: «Игорь Иванович, как же так можно себя не любить?!» И вот жена мне всегда говорила, что я довожу себя до ручки… Теперь я к ней прислушиваюсь.

Если раньше мог сутками не есть, сейчас завтракаю, обедаю и ужинаю. Стараюсь больше спать, отдыхаю… Футбол с удовольствием смотрю: двадцать два дурака в трусах бегают, а я всех знаю. На футболе у меня мозги отдыхают. И Легчилова в этот момент счастлива. Особенно когда в выходные бывает сразу несколько матчей! (Смеется.)

Анна: Да, меня никто не дергает. (Улыбается.) Он даже не подходит к телефону. Я всем говорю: «Бочкин в засаде».

— Анна, когда я делала с вами интервью несколько лет назад, вы мне говорили, что любите читать, размышлять в одиночестве… У вас принято отдыхать друг от друга?

Анна: Нет. Мы же работаем и совсем не видимся. Машину подают к подъезду в шесть утра, и вкалываешь до победного.

Игорь: Поэтому мы вместе любим быть дома. Он у нас уютный, красивый. Здесь можно вкусно поесть, не кинокормом, заварить себе нормальный чай, не в пакетиках… Еще моя большая радость — это цветы. Легчилову я к ним не подпускаю. У нас их полно, и я за ними ухаживаю только сам. В этом я весь в маму — она над своими растениями буквально тряслась. Когда у меня умирает какой-то цветок — а они все умирают периодически, — я чуть не плачу. Жену так не холю, как нашу розу. (Улыбается.)

Анна: Ну ты же совсем ку-ку. (Улыбается.) Я думаю, что с цветами происходит? Они так буйно растут. А он с ними разговаривает!

— Теперь вы, наверное, мечтаете о загородном жилище?

Анна: Безусловно, хорошо бы, чтобы был свой участок, елка, под которой можно было бы присесть. Но этим же всем надо заниматься, а нам пока некогда.

 — Игорь, однажды вы сказали, что вас пугают женщины, которые ценят в мужчинах прежде всего ум, потому как главное — совсем другое. Мужественность, умение защитить, сексуальность, способность зарабатывать деньги…

Игорь: И в этом отношении у меня ничего не изменилось. До сих пор так считаю.

Анна: Ну ум точно не главное. Ты же не умный. (Улыбается.)

Игорь: А артист и не может быть умным. Зато я хитрый. И это большая редкость, что в моей бочкотаре ярко выраженного дебила все это перемешано. (Смеется.)

— Между тем в женщинах вы как раз выделяли ум, красоту, терпение, хозяйственность…

Анна: «Хорошая хозяйка» — это точно не про меня.

Игорь: Ну, потенциал у нее хотя бы есть. Сам факт, что, когда я ее уронил на сцене театра Пушкина, сломав ей руку, порвав связки, пробив голову, и поэтому был вынужден взять замуж, она готовить совсем не умела, поэтому звонила маме в Минск и делала борщи по телефону. Никогда я не ел столь отвратные борщи! Плюс она все деньги проговаривала на эти обеды и ужины. Зато сегодня изумительно готовит. Обожаю ее домашние котлеты!