Архив

Бонжур, мсье Пиф!

Звериный бульвар

В фильме «Послушай, не идет ли дождь» о писателе Юрии Казакове одну из главных ролей сыграл ирландский сеттер по кличке Пиф. Некоторые сцены пришлось снимать в Париже, где Пиф стал местной достопримечательностью, еще раз подтвердив статус национального французского героя. На самом деле у Юрия Казакова был спаниель, и режиссер фильма Аркадий Кордон, лично знавший писателя, настаивал на собаке именно этой породы. Но быстро подготовить животное к работе и выезду за границу не получилось.

17 октября 2005 04:00
989
0

В фильме «Послушай, не идет ли дождь» о писателе Юрии Казакове одну из главных ролей сыграл ирландский сеттер по кличке Пиф. Некоторые сцены пришлось снимать в Париже, где Пиф стал местной достопримечательностью, еще раз подтвердив статус национального французского героя.



На самом деле у Юрия Казакова был спаниель, и режиссер фильма Аркадий Кордон, лично знавший писателя, настаивал на собаке именно этой породы. Но быстро подготовить животное к работе и выезду за границу не получилось. Поэтому директор студии «Мосфильм-КИНОлогия» Виктор Зуйков предложил взять уже подготовленного пса — ирландского сеттера Пифа. Кордон согласился и не пожалел о своем решении ни на секунду. В Париже дрессировщика Виктора Зуйкова и его подопечного Пифа поселили в одном номере. Как и положено, Виктор организовал для собаки отдельный уголок, постелил коврик, но каково же было его удивление, когда, вернувшись с прогулки, он обнаружил собачью подстилку у себя на кровати. Позднее выяснилось, что горничная так влюбилась в сеттера (а у французов один из любимейших комиксовых персонажей — собачка Пиф), что каждое утро принципиально поднимала его коврик с пола и стелила на постель. Точно так же вели себя и все служащие отеля. Когда утром Виктор спускался с собакой на прогулку, то первое, что он слышал, было: «Бонжур, мсье Пиф!». И уж только потом: «Бонжур, мсье Виктор!».

В одной из сцен, которую снимали на рыбном рынке, Пиф должен был бежать без поводка за актером Алексеем Петренко, игравшим Юрия Казакова. Но то ли из-за царивших в этом месте запахов, то ли из-за торговцев, которые пытались покормить собачку рыбкой, Пиф просто сошел с ума и не хотел слушаться. И пока не купили 200 граммов мяса и не положили в карман Петренко, он не успокоился.

Чего только не пришлось пережить Пифу ради искусства: пить снотворное, водку и кофе с молоком, позволять мазать себя коричневой гримерной краской и спасать собственного дрессировщика от мошенников. Последнее случилось на улице красных фонарей. Виктор Зуйков и еще две девушки из съемочной группы пошли осматривать Париж и забрели в небезызвестный район. Поскольку все за границей оказались впервые, то попались на уловку местных пройдох: к ним подошел какой-то мужчина и на чистейшем русском предложил выпить с соотечественниками. Рискнул пойти в заведение только Виктор, а девушки с Пифом остались на улице. В кабаке мужчина тут же исчез, а дрессировщику предложили выпить коктейльчик. Как выяснилось позднее, по цене хорошего ужина в ресторане в центре Парижа. У Виктора таких денег не оказалось. Мошенники попытались отнять у него документы, но тут ворвался Пиф и напугал вымогателей. А вот водку собаке наливали в другом месте — в одном из самых известных и дорогих ресторанов города. Там снималась сцена, в которой Петренко и Пиф должны были заснуть. Собаке же не объяснишь, как изобразить дремоту. Поэтому ветеринар посоветовала сначала дать псу снотворное, а потом влить ложку водки и накормить хорошенько мясом. «Если честно, — рассказывает дрессировщик Виктор Зуйков, — я очень волновался перед этой сценой. Собака хоть и послушная, но с характером, и могла бы сопротивляться, начни я вливать ей водку. Мало того что ресторан дорогущий, так и посетителей было полно. Поэтому мы ушли с Пифом в туалет. Там я дал ему таблетки, потом завязал морду и влил водки. А после — накормил его мясом». Расчет оказался верным. В нужный момент пес начал клевать носом, а потом и вовсе заснул — правда, всем присутствующим пришлось объяснять, что собака сильно устала и решила поспать. В отель Пифа отнес на руках все тот же дрессировщик.