Архив

Дарья Повереннова: 'Купить мое расположение подарками невозможно.

Я на такие вещи не ведусь"

Ее пока не преследуют толпы поклонников, хотя Даша не скрывает, что выбор профессии артиста уже говорит о тщеславии и желании прославиться. Ее дед, народный артист РСФСР Сергей Лукьянов, снимался в «Капитанской дочке», в «Двенадцатой ночи», в «Кубанских казаках», где именно в него была влюблена героиня Марины Ладыниной. И пусть он умер задолго до рождения внучки, но через свою дочь, тоже актрису, сумел передать любовь и преданность ремеслу.

21 ноября 2005 03:00
1085
0

Ее пока не преследуют толпы поклонников, хотя Даша не скрывает, что выбор профессии артиста уже говорит о тщеславии и желании прославиться. Ее дед, народный артист РСФСР Сергей Лукьянов, снимался в «Капитанской дочке», в «Двенадцатой ночи», в «Кубанских казаках», где именно в него была влюблена героиня Марины Ладыниной. И пусть он умер задолго до рождения внучки, но через свою дочь, тоже актрису, сумел передать любовь и преданность ремеслу.

Жизнь у актеров насыщенная, ни минутки нет свободной, поэтому пообщаться с Дарьей «МК-Бульвару» удалось только с помощью сотового телефона и качественной связи МТС.



— Даша, обыватель вас в основном помнит по сериалу «День рождения Буржуя», еще по небольшим ролям в «Марше Турецкого», в «ДМБ», в «Остановке по требованию», в «Бригаде»… Кино вас особо не привечает или вы сами отказываетесь от предложений в пользу театра?

— Бывает, да, отказываюсь, потому что ежедневный тренинг в театре считаю важнее съемочных будней. А что касается кино, то я не так уж и мало снимаюсь, но беда в том, что не все картины выходят, к сожалению…

— Сегодня где вы задействованы?

— Снимаюсь в восьмисерийном проекте «Слабости сильной женщины», в главной роли. Потом вот в телевизионной игре «Большие гонки» приняла участие, а также в реалити-шоу «Империя», которое снималось в Польше.

— Где-то читала, что вы поете…

— Да, сейчас всем хвастаюсь, даю послушать песни, которые мы записали вместе с Виктором Раковым, актером «Ленкома», к фильму «Об этом лучше не знать». Говорят, что неплохо получилось.

— Ваш стаж в Театре им. Маяковского уже четырнадцать лет. С антрепризой ему изменяете?

— Крайне редко. Раньше играла в спектакле Михаила Горевого «Люди и мыши», а сейчас во «Втором дыхании» по пьесе братьев Пресняковых. У нас там очень хороший состав: Татьяна Васильева, Татьяна Кравченко, Владимир Долинский… Но все-таки основная работа — это мой родной театр, где я играю в спектаклях: «Мой век»,"Развод по-женски", «Карамазовы», «Любовь глазами сыщика». Работать под руководством Сергея Николаевича Арцибашева — это большое счастье для любого артиста.

— Несколько лет назад только ленивый не писал о вашем романе с Валерием Николаевым, но вы сами никак не комментировали это в прессе, почему?

— Потому что это личная жизнь. Не считаю нужным рассказывать общественности о своих интимных отношениях.

— Тем не менее у вас были еще романы с известными людьми?

— Да, но, опять-таки, не стану называть фамилии.

— Роман с Валерием Николаевым все же был самый громкий после вашего развода. Как вы познакомились с вашим бывшим мужем и почему развелись?

— Замуж я вышла рано, в 19 лет, по очень большой любви. С Александром мы вместе учились в Театральном училище им. Щукина, правда, не на одном курсе, потому как он старше. Нас связала не слепая страсть, а совершенно осознанное, приправленное максимализмом юности желание создать семью, родить детей… Со временем, безусловно, у меня изменилось отношение к институту брака. Я стала более рациональной и уже не питаю иллюзий, потому что как только люди начинают жить вместе, они тут же начинают проявлять какие-то собственнические инстинкты. К сожалению, и я тоже только внешне вроде бы согласна не спрашивать: «Где ты был?!» Внутри у меня все равно этот червь собственничества сидит — меня так воспитали. Наши папы с мамами так жили, и оттого иной реальности мы не знаем. А чтобы много лет жить бок о бок и не наскучить друг другу, нужно быть очень мудрыми людьми. Есть красивое выражение: «Женщина как птица, ее надо держать нежно, чтобы не задушить, и вместе с тем крепко, чтобы не улетела». К мужчине, думаю, это тоже можно отнести.

— Вы свой брак не сохранили, но как долго он продержался?

— Ровно десять лет. Потом уже стало бессмысленно продолжать эти отношения… К расставанию мы шли параллельными дорогами, но инициатива подать на развод исходила от меня. Своему мужу я не изменяла. Я человек верный, можно даже сказать, однолюбка. Хотя и влюбчивая. Но привлекает меня не смазливая внешность, а талант.

— Создается впечатление, что вы влюблялись исключительно в актеров…

— Не только. Актерская профессия действительно портит мужской характер. С мужчиной-актером жить тяжело, это я знаю на собственном опыте. Хотя, с другой стороны, личностям творческим гораздо легче найти общий язык с себе подобным, нежели с человеком из другой среды. Редко попадается тот, кто готов смириться с бешеным графиком, с актерской нервностью, переживаниями. Это должен быть, наверное, уникальный человек. Мне на такого не везло. Мне просто однажды становилось скучно с мужчиной из другой сферы деятельности. Но, может быть, у меня в оценке мужчин планка слегка завышена… К несчастью, только в книжках я встречаю таких мужчин, с которыми бы мне хотелось быть рядом. Видимо, я все-таки романтик…

— Сейчас вы влюблены?

— Не могу так сказать, но я не одна. Пока мне еще не встретился тот мужчина… Но я надеюсь, что еще повстречаю человека, который будет сильнее меня, умнее, интереснее…

— А по каким признакам вы определите, что это он? Что вас обычно привлекает в мужчинах, а что отталкивает?

— Меня отпугивают болтливые люди. Причем и мужчины, и женщины. Когда человек много говорит, это значит, ему не о чем думать. Когда идут какие-то внутренние мыслительные процессы, то, как правило, молчат. Невозможно делать одновременно и то, и другое. Слишком разговорчивые всегда боятся остаться одни, им тоскливо, им нечем занять свободное время. Это ужасно. Лично у меня бывают периоды апатии, когда ничего не хочется, но это не имеет ничего общего с трагедией говоруна, когда он остается без слушателей. А в принципе притяжение людей друг к другу нельзя объяснить. Это все на уровне интуиции, магнетизма, природного ощущения.

— Подозреваю, что вы всегда влюблялись с первого взгляда?

— Так и есть. Мои подруги меня постоянно предупреждают: «Погоди очаровываться, дай проявить себя человеку!» А я их не слушаю и либо уж сразу бросаюсь в омут с головой, либо мгновенно охладеваю. Купить мое расположение подарками невозможно. Все это мишура. Я на такие вещи не ведусь. Тем более что давно заметила, что чем богаче человек, тем он жаднее. Все силы и здоровье подобные люди тратят на накопление капитала, и это не совсем мой мир.

— Ваши финансовые амбиции скромнее?

— Я думаю лишь о необходимых деньгах, поскольку мне надо воспитывать дочь, одевать, обувать, оплачивать услуги репетиторов, какие-то ее увлечения… Мечтаю построить загородный дом на участке, который уже приобрела… Но зависеть от мужчины, который вдруг стал бы мне в этом помогать, не хочу. Я, между прочим, и в школьные годы, и позже, будучи замужем, всегда рассчитывала только на себя. Мне никогда ничего не доставалось на блюдечке с голубой каемочкой, мне никто никогда не говорил, что хорошо, а что плохо. Мои родители разошлись, папа, Владимир Повереннов, переводчик в издательстве «Прогресс», и мама, Татьяна Лукьянова, актриса Театра на Таганке, были людьми чрезвычайно занятыми и мной мало занимались. Я сама влезала в какие-то сомнительные компании и сама же из них вылезала. Тогда ведь только начиналось это тусовочное движение, клубы, дискотеки, и мы были в авангарде. Тут у нас на Таганке организовывались весьма экстремальные сборища. Там я впервые в пятнадцать лет закурила, попробовала алкоголь… Все это было признаком крутизны. Как сегодня, к сожалению, наркотики. Поэтому я очень боюсь за Полину.

— Мне кажется, она у вас очень разумная девочка и так загружена, что просто не имеет свободного времени…

— Да. Причем она учится в той же школе, что и я. Изучает английский и немецкий. Но у нее ярко выраженные творческие способности, и она мечтает стать дизайнером. Поэтому еще дополнительно занимается рисунком, а также, для души, ходит на спортивно-эстрадные танцы в ДК «ЗИЛ». Во всех начинаниях я дочь всячески поддерживаю, и настаивала я только на должном внимании к иностранным языкам. И совсем недавно, когда она со своим ансамблем «Карнавал» выступала в Турции, Полина убедилась, что не зря тратит время в школе и дома с преподавателями.

— Как-то вы сказали, что не хотели бы повторения ею ваших ошибок…

— Я не хочу, чтобы она даже начинала курить, потому как на собственном опыте знаю, как это тяжело — бросать. С одной стороны, я бы не советовала ей рано выходить замуж, хотя в этом есть и положительный аспект: здорово, когда ребенку уже тринадцать лет, а мне всего тридцать три. Помню, что когда я сама была маленькой, мы с подружками сравнивали возраст наших матерей, и я, надо сказать, завидовала девочке, у которой мама была самой юной, потому что сама была поздним ребенком. И теперь я вижу, как моя дочь радуется, что я у нее достаточно молодая мать. И я не понимаю женщин, которые, боясь рассекретить свой возраст, стараются никуда не ходить вместе со своими подросшими детьми, не афишировать их… По-моему, это бред. Мне как раз за радость с Полиной куда-нибудь выйти. Иногда так смотрю на нее и думаю: «Боже мой, неужели это мое?!»

— Всегда считала, что у таких хорошеньких девушек защитники образуются сами собой. Полагаете, красивым женщинам везет в любви?

— Нет. Если вспомнить всех моих эффектных подруг, приятельниц и знакомых, ни у одной из них нет счастливой судьбы. Все как-то маются. Ну большинство, по крайней мере.

— Среди ваших близких друзей больше мужчин или женщин?

— Естественно, мужчин. Женщины, я считаю, вообще дружить не умеют. Я не испытывала, к счастью, на себе предательства, но некий момент соперничества между женщинами присутствует перманентно. И даже не важно при этом, что они имеют разных мужчин и разную работу. Мужчинам в этом смысле можно больше доверять. У меня, допустим, есть друг, с которым мы никогда не были любовниками и не будем, и сегодня не влюблены друг в друга, но которому я могу поплакаться и много чего рассказать.

— А какая вы хозяйка?

— Нормальная. Но ни шить, ни вязать не умею. Зато обожаю готовить, правда, не для себя. Сама я обычно или перебиваюсь редкими перекусами в течение дня, или уж иду в ресторан.

— Фигуру бережете?

— Не в этом дело. Просто нет внутренней потребности. А что касается фигуры, то у меня однажды был порыв, и я даже села на диету, начала ходить в спортивный зал и увлеклась йогой. Но шла я к этому постепенно. В школе еще, решив стать актрисой, перестала есть мясо и мучные изделия. Все-таки есть профессии, которые обязывают выглядеть должным образом. Знаете, какая сила воли требуется, чтобы, придя домой страшно голодной после спектакля, заставить себя пойти спать, а не залезть в холодильник?!

— Вы так строги только к себе или к другим тоже?

— Живу по принципу: за собой следи, а за другими наблюдай. Критиковать других я не имею никакого морального права.

— Вы гостеприимная?

— Вообще, да. Но с детства привыкла к тому, что к нам постоянно приезжали родственники, и я редко была одна. И сегодня, приобретя еще публичную профессию, я очень стала любить одиночество. И в этой связи обожаю пассивный отдых — море, шезлонг, книжка, отечественного или зарубежного классика, и все, никаких экскурсий!

— Не верю своим ушам! О вас говорят, что вы занимаетесь конным спортом, плаванием, фехтованием, гоняете на машине и мотоцикле, а также еще играете на фортепьяно и гитаре. Это все неправда?

— Нет, почему же, правда. Просто я люблю лениться в отпуске, а на протяжении всего года я действительно всем этим занимаюсь. Обычно уже с утра мы с дочкой едем куда-то кататься на роликах или на велосипедах, если это теплое время года, и на коньках, если холодное. В бассейн ходим вместе, где я проплываю километр без остановки и чувствую себя замечательно. Что касается музыки, то в детстве меня заставляли играть на пианино, хотя я сразу сообразила, что это не мое. На гитаре освоила семь аккордов уже в подростковом возрасте, в дворовых компаниях. Фехтование — еще мое студенческое увлечение, так же, как и лошади. Но из-за страшной занятости я давно не сидела в седле, хотя друзья с Химкинской каскадерской базы меня уже заждались. Если говорить о водительском стаже, то он у меня уже довольно приличный, но в прошлом году один мой товарищ решил еще посадить меня и на мотоцикл. Откровенно говоря, я его сама об этом попросила, когда увидела его красавца на трех колесах. Такая рисковая езда как нельзя более соответствует моему характеру.

— То есть о своей безопасности вы не слишком беспокоитесь?

— Что вы?! На мне же громадная ответственность за мою дочь. Поэтому столь опасным видом транспорта я не злоупотребляю и предпочитаю свой новый автомобиль Nissan Primera. Но несмотря на то, что я очень хочу в своей жизни руководствоваться поговоркой «десять раз отмерь, один отрежь», у меня все получается, как правило, с точностью до наоборот.