Архив

Лера: «Я хочу просто дружить с мужчинами, но они этого не понимают»

У нее много имен: по паспорту — Валерия, для мужа — Жужа, а для страны — Лера

Она типичная девушка без возраста, что для молодежного канала, конечно же, хорошо. За годы работы на ТВ Лера набралась опыта и отлично знает себе цену. Так что, если вы захотите купить приму Муз-ТВ как ведущую, придется раскошелиться. Еще она безумная чистюля, сумасшедшая модница, на дух не переносит алкоголь и яркая блондинка, которую заметишь сразу.

5 декабря 2005 03:00
1083
0

Она типичная девушка без возраста, что для молодежного канала, конечно же, хорошо. За годы работы на ТВ Лера набралась опыта и отлично знает себе цену. Так что, если вы захотите купить приму Муз-ТВ как ведущую, придется раскошелиться. Еще она безумная чистюля, сумасшедшая модница, на дух не переносит алкоголь и яркая блондинка, которую заметишь сразу.



— Лера, вы все время на виду, но о вас самой мало что известно. Вот, к примеру, какая у вас фамилия: Морозова или Кудрявцева?

— Кудрявцева — это моя девичья фамилия, а Морозовой я стала год назад, после того как вышла замуж.

— Ваши родители по-прежнему живут в Усть-Каменогорске?

— Мои родители переехали в Москву лет двадцать назад. Папы уже нет, а мама — на пенсии (раньше она работала в научно-исследовательской лаборатории). Маму зовут Александра Ивановна.

— Чем занимается ваша старшая сестра Оксана?

— Оксана — бизнесвумен, владеет компанией, связанной с компьютерными системами. Продает банкам различные программы. Оксане 40 лет.

— Вы говорили, что в детстве хотели стать стюардессой. Однако пошли в ГИТИС. С чего бы вдруг?

— С одной стороны, в детстве мне нравилась красивая летная форма, далекие страны и белые лайнеры, а с другой стороны, я любила находиться в центре внимания, постоянно собирала вокруг себя и взрослых, и детей, устраивала конкурсы и показы. К тому же в ГИТИС я пошла не сразу. После школы 4 года училась в культпросветучилище на факультете театральной режиссуры.

— А почему вы в институт сразу не пошли?

— Для поступления в институт нужно серьезно готовиться. А я в то время была безумно влюблена, и мне было не до этого. В ГИТИС я поступила, когда уже работала на ТВ. Я знала, что это пригодится мне для телевизионной работы.

— Как вы попали на ТВ?

— На кастинг ведущих ТВ−6 (это было в 1995 году) меня позвал мой друг Игорь Верник, с которым мы познакомились на одном музыкальном фестивале (в то время я работала на подтанцовках у Светланы Владимирской). Кастинг проводила Лена Демидова (бывшая жена Ивана Демидова). Помню, пришла — а там одни модели. «Отмечусь и уйду», — подумала я. Но все мои сомнения оказались напрасны — Лена выбрала меня. Я показалась ей более живой и настоящей, чем остальные претендентки. А выглядела я тогда такой неформальной гражданкой: 300 африканских косичек и сережка в брови.

— Последние три года вы снимаетесь в «Улицах разбитых фонарей». Готовите себе запасной аэродром?

— Кино для меня — новое и интересное дело. Но если я перестану сниматься, не стану страдать от этого. Другое дело — ТВ. Для меня это как наркотик.

— Год назад вы второй раз вышли замуж. Чем занимается ваш муж?

— Матвей (ему 33 года) занимается автомобильным бизнесом. Точнее, автозапчастями.

— Говорят, что на этой почве вы и познакомились…

— Все произошло сумбурно. Я и замуж-то не собиралась…

— Как же так? Все мужчины уверены, что женщины спят и видят, как бы поскорее выскочить замуж…

— О, нет! Пусть они так и дальше в облаках летают! Я же с содроганием представляла, что кто-то будет мельтешить у меня перед глазами и устанавливать свои порядки. Думала: «Конечно, когда-нибудь надо будет, но только не сейчас…» А произошло все вот так. У моей машины Mercedes CLK в очередной раз украли зеркала. Целый месяц я благополучно ездила без зеркал, а потом заболела гриппом. Чтобы не терять времени зря, стала обзванивать фирмы, где продаются мерседесовские зеркала. В одной фирме мне сказали: «Да, есть, приезжайте». На всякий случай я переспросила: «Они у вас точно есть? А то у меня температура под 40…» Меня успокоили, я села в машину и приехала. И, конечно же, выяснилось, что зеркала на складе и будут завтра. Сами понимаете, я была просто в бешенстве! Под руку мне попался хозяин фирмы, которому я и закатила скандал. Это был Матвей.

— Он в вас узнал телеведущую?

— Поначалу нет. Я выглядела как страшный сон: глаза красные, нос картошкой, злая, нервная… В итоге я оставила свой телефон и позабыла всю эту историю. А через месяц начались настойчивые звонки хозяина фирмы: «Лера, ваши зеркала пришли. Когда вы за ними приедете?» Я кормила обещаниями, что как-нибудь заеду, и так продолжалось до тех пор, пока мой телефонный мучитель не рявкнул: «Кудрявцева! Ты запарила! Твои зеркала у меня в машине уже целый месяц ездят!» От такой наглости я опешила и пролепетала: «Ну, ладно. Давайте я подъеду. Сколько стоит?». «Бесплатно!» — услышала я в ответ.

— Выходит, Матвей просто хотел с вами познакомиться?

— Естественно! Хотя я была удивлена, что Матвей отреагировал на меня в таком виде. Мы встретились в кафе на Тверской и как-то сразу нашли общий язык. Матвей вел себя раскрепощенно, без заискивания, чем сразу и сразил меня наповал. Через два месяца после знакомства мы стали вместе жить, а через полгода поженились.

— Для Матвея это был первый брак?

— Первый. Раньше он жил в гражданском браке, у него есть дочь. На момент нашего знакомства Матвей был уже один.

— Кто первый из вас признался в любви?

— Матвей. У нас долго не было сексуальных отношений. Все это время мы ходили в кино, в кафе, пели в караоке… Конечно, Матвей предлагал куда-нибудь поехать, но я отказывалась. А через месяц наш букетно-конфетный роман закончился… В то наше первое утро я улетала в Питер на съемки. Сижу в аэропорту и вдруг получаю SMS: «Я тебя люблю».

— Как вы отреагировали?

— Я была в шоке! Матвей никогда не показывал мне своих чувств. Даже спрашивал: «Скажи, а по мне видно, что ты мне нравишься?» «Честно говоря, нет», — отвечала я. И вдруг такое!

— Но вы поверили или подумали, что это мужской ход?

— Я подумала, что это ход, и поэтому тут же перезвонила: «Ты мне сейчас такую вещь написал. Это что?» «Я побоялся сказать тебе вслух», — ответил Матвей и… снова признался мне в любви. Было приятно.

— Предложение о замужестве было более романтичным?

— Помню, мы ехали в кино. Я была за рулем, а Матвей подвыпил. Сидел-сидел, смотрел в окно, а потом говорит: «Слушай, Кудрявцева! А ты бы за меня замуж вышла?» Я отвечаю: «Вообще-то предложение делают в костюме, в галстуке, в трезвом состоянии и на коленях». В общем, перевела все в шутку… А через две недели, когда я вела с Лешей Кортневым концерт в Экспоцентре, он мне звонит: «Я заскочу к тебе на пять минут». Приходит ко мне за кулисы и посреди огромного зала среди артистов становится на колено и спрашивает: «Кудрявцева, я трезвый?» Я соглашаюсь. «В костюме?» Киваю головой. «С цветами?» И это есть. Затем достает кольцо и говорит: «Кудрявцева, будь моей женой. Я хочу с тобой встретить свою старость».

— Что вы ответили?

— Я заплакала, у меня потек грим. Это было так неожиданно и так романтично, что я сказала: «Да».

— По вашим словам, свадьба у вас была что надо: лимузин, шикарный отель, дорогое платье… Ваш муж оказался состоятельным мужчиной?

— Да уж не бедствует. В нашей семье кормилец — Матвей.

— А вы дорогая ведущая?

— Дорогая. 25 тысяч долларов — самый большой мой гонорар. Я тогда вела частную корпоративную вечеринку с 7 вечера до 4 утра.

— Как в вашей семье распределены домашние обязанности?

— Муж хламит — я убираю. По этому поводу у нас с ним идет вечная борьба. У меня есть пунктик: я безумная чистюля. Мои рубашки, колготки, трусики всегда аккуратно сложены, у меня дома никогда нет пыли, все полы вымыты, я никогда не пойду спать, если в раковине стоит грязная чашка… Матвей — абсолютная противоположность. Вот он порезал хлеб — крошки на полу, зашел в ванную — там все в каплях… Конечно, наша домработница приходит и все убирает, но мне нужно, чтобы всегда было чисто. Сначала мы воевали по этому поводу, а потом я подумала, что легче самой убрать, чем что-то говорить. Да и Матвей стал ко мне прислушиваться, побаивается меня.

— Как ваш муж относится к тому, что вы снялись обнаженной для одного мужского журнала?

— Без его разрешения я бы это не сделала. Муж сказал: «По идее, я должен ответить «нет» — ведь потом все мужики будут на тебя пялиться. Но я скажу «да». Лет через 20 ты посмотришь на фотографии и скажешь: «О! Вот какой я была!» Матвей у меня очень продвинутый и современный мужчина.

— А вам самой для чего это было нужно?

— Мне было просто интересно. Ведь до этого я никогда не снималась обнаженной. К тому же поначалу я думала, что буду фотографироваться в купальнике. Но меня, как говорится, развели. Развели красиво.

— Что сказали по этому поводу ваши коллеги и родственники?

— Все были в шоке. Никто не ожидал, что все будет так откровенно. Меня засыпали вопросами: «Где это все было? Как именно происходило?» А маме было неудобно перед родственниками из Питера. Они ей позвонили, а мама даже не знала, что им сказать. Они же люди пожилые.

— Мужчины стали как-то по-другому на вас смотреть?

— Есть такое. На работе я часто замечаю их оценивающие взгляды. Типа: «А у нее все так же, как на фотографиях, или нет?» Я же всегда хожу в футболках, джинсах. Никто не привык во мне видеть секси.

— От первого брака у вас есть сын. Как его зовут?

— Жан. В честь Жан-Клода Ван Дамма, который в 18 лет (а именно тогда я и родила) был моим кумиром. По этому поводу все до сих пор надо мной издеваются… Когда сын пошел в школу, я ему сказала: «Жаник, вот мама у тебя была дурочка. Если хочешь, мы можем поменять тебе имя на то, которое тебе нравится». Но Жан не захотел ничего менять.

— Кто ваш первый муж?

— Сергей был музыкантом группы «Ласковый май». А познакомились мы через мою подружку, которая дружила с директором группы. «Ласковый май» был тогда на пике популярности. Нам было по 16 лет, и мы пришли на их концерт в «Олимпийский», где все и перезнакомились. В 18 лет я вышла замуж, а через год развелась.

— Что послужило причиной развода?

— Причин было несколько. Во-первых, у меня была послеродовая депрессия; во-вторых, мы жили с его мамой, которая ко мне настороженно относилась; в-третьих, моего мужа никогда не было дома, он постоянно пропадал на гастролях. А мне было 18, я сидела дома с младенцем и ничего не видела. Казалось, что жизнь проходит мимо… Как-то мы крепко поскандалили, после чего я взяла ребенка и ушла с ним ночью. Потом муж пытался меня вернуть, предлагал начать все сначала. На что я ответила: «Мы начнем все сначала, если ты уйдешь от мамы». Однако Сергей сказал, что с мамой ему жить удобнее. «Ну вот с мамой и живи», — резюмировала я. Сегодня с Сергеем Ленюком мы прекрасно общаемся, он хороший папа.

— Правда, что у вас были проблемы с алкоголем и вы поэтому сегодня не пьете вообще?

— У меня были проблемы со здоровьем, которые я связала с алкоголем. После развода с первым мужем я пыталась наверстать упущенное: ежедневные тусовки, компании, алкоголь… Как-то утром после очередной гулянки мне стало очень плохо: руки-ноги отнимались, сердце заходилось, я думала, что я умираю. Я так себя напугала, что сама себе вызвала «скорую». Когда врачи уехали, я сказала себе: «Лера, надо остановиться. Ты еще молодая, у тебя все впереди». С тех пор я не пью. Даже пиво.

— Зато балуете себя сладким. Что предпочитаете?

— Тортики, пирожные. Если очень хочется — могу и в 12 ночи съесть.

— А как же фигура? На следующий день истязаете себя спортом?

— Я могу сходить в бассейн, не более того. Видимо, у меня правильный обмен веществ.

— Иногда вас можно увидеть в компании Отара Кушанашвили. Ваш муж не ревнует?

— Не ревнует. На нашей свадьбе Отар был другом моего мужа. Они очень быстро нашли общий язык.

— Правда, что с Отаром у вас в свое время были близкие отношения?

— Неправда. Мы вместе работали на «Партийной зоне», вместе ездили на гастроли, спали в поездах, в гостиницах я спасала его от алкоголя…

И это все. Отар — мой старый и надежный товарищ. Конечно, поначалу он пытался оказывать мне знаки внимания. Но дальше чашки кофе у нас ничего не продвинулось. Отар изначально понял, что ему не светит, и плюнул на это дело.

— Разве с такой женщиной, как вы, мужчины могут просто дружить?

— Я хочу, чтобы это было возможно, но они не понимают этого.

— Этим летом у вас угнали Mercedes 220. Как все произошло?

— Это было на Маяковской, в субботу, в 3 часа дня. Я вышла из магазина и села в машину.

В это время открылась правая задняя дверь, меня стукнули по голове и в четыре руки запихали на пол заднего сиденья. Увезли в лесопарковую зону и всю дорогу говорили, что со мной ничего не сделают, только заберут машину. Я очень испугалась, но старалась вести себя спокойно. К тому же за тонированными стеклами никто бы ничего и не увидел.

— Машину нашли?

— Нет.

— Как ваш муж отреагировал?

— Он первым делом стал орать: «С тобой все в порядке? Ты цела? С тобой ничего не сделали?» А на следующий день приставил ко мне охранника, который ездит со мной и по сей день.

— Вам это не мешает?

— Женя любит поговорить, постоянно о чем-то трещит. Из-за этого я даже музыку не слушаю. Но что поделать? Вся эта история еще не стерлась из моей памяти.



Благодарим за помощь в оказании съемки ресторан «Обломов на Пресне» и лично Антона Табакова.