Архив

Харрисон Форд: «Для меня лучшее лекарство — стаканчик виски перед сном»

За свой первый фильм Харрисон Форд получил 150 долларов. Сейчас актеру платят не менее 25 миллионов долларов

Сейчас актеру платят не менее 25 миллионов долларов. Вполне оправданное вложение, потому что мировые кассовые сборы фильмов с Фордом в главной роли превышают шесть миллиардов долларов. Это абсолютный рекорд. Сам же Харрисон попал в Книгу рекордов Гиннесса как самый богатый актер на планете. Но тихая обеспеченная старость явно не для него. В свои 64 года Форд намерен еще раз сыграть Индиану Джонса. «МК-Бульвар» решил, что это отличный повод для интервью с кинозвездой.

27 февраля 2006 03:00
2232
0

Вполне оправданное вложение, потому что мировые кассовые сборы фильмов с Фордом в главной роли превышают шесть миллиардов долларов. Это абсолютный рекорд. Сам же Харрисон попал в Книгу рекордов Гиннесса как самый богатый актер на планете. Но тихая обеспеченная старость явно не для него. В свои 64 года Форд намерен еще раз сыграть Индиану Джонса. «МК-Бульвар» решил, что это отличный повод для интервью с кинозвездой.



— Скажите, когда же мы увидим «Индиану Джонса»?

— В 2007 году. Нам троим — Джорджу Лукасу, Стивену Спилбергу и мне — было очень трудно найти время, чтобы начать съемки этого фильма. Но Джордж наконец закончил «Звездные войны», Стивен выпустил «Войну миров» и «Мюнхен», у меня состоялась премьера фильма «Код доступа». Так что теперь у нас появилось время заняться четвертым «Индианой Джонсом».

— Спилберг и Лукас держат в секрете сюжет этого фильма. Говорят только, что события будут происходить после Второй мировой войны. Может быть, вы приоткроете тайну?

— Могу только подтвердить: да, действительно, события будут происходить после Второй мировой войны.

— А правда, что вы поставили Лукасу и Спилбергу условие, что весь фильм должен быть снят за шесть месяцев, иначе вы не будете участвовать в проекте?

— Дело в том, что в Интернете очень много ложной информации. Мы очень хотим сделать фильм. У нас есть время, чтобы его снять. У нас есть сценарий, который нас устраивает и который сейчас немного корректируется. Это все, что я могу сказать на данный момент.

— Известно, что вы всегда сами исполняли все трюки. Вам уже за 60…

— …и у меня до сих пор нет с этим никаких проблем. Мне это нравится, это весело.

— То есть в «Индиане Джонсе−4» вы снова будете сами драться, скакать на лошади и т. п. Или, возможно, используете компьютерную графику?

— Я уверен, что в самый ответственный момент драки зрителю важнее видеть лицо главного героя, чем затылок его дублера. К тому же компьютерная графика бессильна в съемках сцены близкого боя.

— Но вы не считаете себя слишком старым для этого фильма?

— Я старый? Разве я выгляжу старым? Я постоянно занимаюсь спортом, снимаюсь в боевиках. Если вы посмотрите фильм «Код доступа», возможно, у вас развеются все сомнения относительно моего возраста. У меня, например, их нет. К тому же я считаю, что Индиана Джонс в годах — это даже интересно. Он же живой человек, он стареет, как и все. И в конце концов, авантюризм присущ не только молодым.

— А мышцы у вас не болят после съемок экшн-сцен?

— Я нашел секрет долголетия: лучшее лекарство — стаканчик виски перед сном.

— Вам когда-нибудь предлагали роль, которую вы не смогли сыграть из-за возраста?

— Не смог? Такого не было. Мне предлагали то, что я не стал бы играть. Я никогда не играл и не буду играть героя, который мне не подходит. Ведь в итоге это скажется на конечном результате, и фильм будет принят зрителями плохо. Например, мало кто поверит в настоящую любовь молодящегося плейбоя и юной красотки. Хотя лично я вот уже пять лет живу с женщиной, которой сейчас 41 год. Это я про Калисту Флокхарт.

— Вы звезда такой величины, что можете позволить себе выбирать партнеров по фильму.

У вас есть какой-то список актеров и актрис, с которыми вам бы хотелось сниматься?

— Ну нет, конечно. Я знаю работу многих актеров, многими восторгаюсь. Но при личной встрече я всегда узнаю о них что-то новое. На самом деле происходит так: кастинг-директор приносит список актеров, и мы вместе с режиссером и продюсером обсуждаем каждую кандидатуру, кто лучше подойдет на ту или иную роль. Вопрос не только в моем желании или нежелании, но и в том, кто из актеров сможет, кто захочет, кто заинтересуется.

— А вам самому не хочется стать режиссером?

— Нет, нет и нет. Я получаю удовольствие от своей работы. А режиссура — это совсем другое. Мне понадобились годы, чтобы приобрести те профессиональные навыки, которые сейчас позволяют мне делать свою работу, надеюсь, безупречно. К тому же Боб Хоскинс однажды сказал, что быть режиссером — это то же самое, что быть насмерть заклеванным пингвинами. Целый день к тебе подходит куча людей с вопросами, проблемами, претензиями. Нет уж, увольте.

— В новом фильме «Код доступа» вы играете специалиста по компьютерным системам безопасности в крупном банке. А в жизни вы пользуетесь компьютером?

— Еще как. Разумеется, на пользовательском уровне, но уже очень давно. Я как страстный пилот в основном ищу в Интернете какие-то статьи или советы по управлению самолетом. Очень люблю обучающие программы по пилотированию. В общем, я с компьютером на «ты».

— Но для фильма пришлось чему-нибудь подучиться?

— Моего героя преступники шантажом заставляют украсть из банка 100 миллионов долларов, иначе его жене и детям грозит гибель. Перед началом съемок мы тщательно исследовали, насколько вообще возможно совершить ограбление через компьютерную систему. Мы общались с огромным количеством банковских и компьютерных специалистов, которые дали нам очень хорошие профессиональные советы.

— Современные технологии дали преступникам новые возможности: в криминальной хронике то и дело появляются сводки о «кражах личности» ( хищение информации, содержащейся в идентифицирующих личность документах, для совершения мошенничества, например получения кредита в банке, часто осуществляется через Интернет. — МКБ.). Вы этого не боитесь?

— Нет. Я не боюсь, что кто-то будет воровать мои кредитки или документы, чтобы воспользоваться ими с целью мошенничества. Скорее надо бояться людям менее известным, чем я. К тому же я считаю, что все преступления, которые совершаются с помощью компьютера, можно исправить.

— А вы не считаете, что такие фильмы являются учебным пособием для воров?

— Только для тех, кто правильно поймет механизм кражи в фильме. Но вот что никогда точно не нужно делать, так это врываться в чужой дом, брать заложников и, приставив им пистолет к голове, кого-то шантажировать. Я призываю всех: никогда не повторяйте этого дома.

— У вас очень много ролей, где вы спасаете семью. Вам никогда не хотелось сменить амплуа и сыграть в каком-нибудь альтернативном фильме? Как, например, Брюс Уиллис в «Городе грехов».

— Я не знаю. Нет, наверное. Я снимаюсь в тех фильмах, которые предлагают мне или моим агентам. Но если сценарий фильма заинтересует меня настолько, что я соглашусь сняться в нем за чисто символическую плату, я скажу: «Давайте работать».

— Есть какой-нибудь персонаж, которого бы вам очень хотелось сыграть?

— Я никогда не думал об этом. Я не сижу и не записываю, кого я сыграл, а кого нет. И я никогда не приду и не скажу: «Сними этот фильм, потому что я хочу сыграть там того-то».

— Вы сейчас готовитесь к роли в фильме «Облава». Это экранизация одноименной книги о поиске убийцы президента Линкольна. Сложно работать над образом реального героя?

— Нет. Я читаю статьи, книги, смотрю фильмы. В общем, изучаю весь доступный мне материал на эту тему. Это очень важно. Но решение о том, насколько фильм будет исторически точен, принимается всей съемочной группой. И тут нет каких-то правил или стандартов. Мы же не делаем документальное кино, это художественный фильм, вымысел.

— Многие люди называют вас своим героем. А кто ваш герой?

— У меня нет героев и никогда не было. Я вообще считаю это глупостью. Есть люди, которые являются героями в жизни, они отважны, самоотверженны, бескорыстны. Вот их надо ценить, ими восторгаться, на них равняться. Я, к сожалению, не из таких.

— Суммарные кассовые сборы ваших фильмов в прокате превысили 6 миллиардов долларов. Вы бы могли просто сидеть дома и почивать на лаврах…

— Я так не могу. Я всегда читаю какой-нибудь сценарий, готовлюсь к какой-нибудь роли, разрабатываю характер какого-нибудь персонажа.

Я постоянно в работе. Я не смогу просто сидеть дома и ничего не делать.

— Какому самому важному уроку вы научились за свою более чем 30-летнюю кинокарьеру?

— Не сдаваться. Никогда. Что бы ни случилось.