Архив

Анна Терехова: «Мимолетные связи — не для меня. Так уж я устроена»

У нее громкая фамилия и венценосная мама. Если верить психологам, то детей таких родителей всю жизнь преследует страх. Страх несоответствия имени родителей. Анне Тереховой тоже пришлось пройти через подобное испытание. И она не сломалась: Аня — ведущая актриса модного Театра Луны. «МК-Бульвар» встретился с Тереховой в стенах театрального храма, где она поведала, что помимо работы воспитывает сына Мишу, планирует ремонт своей квартиры и мечтает о большой страсти.

13 марта 2006 03:00
966
0

У нее громкая фамилия и венценосная мама. Если верить психологам, то детей таких родителей всю жизнь преследует страх. Страх несоответствия имени родителей. Анне Тереховой тоже пришлось пройти через подобное испытание. И она не сломалась: Аня — ведущая актриса модного Театра Луны. «МК-Бульвар» встретился с Тереховой в стенах театрального храма, где она поведала, что помимо работы воспитывает сына Мишу, планирует ремонт своей квартиры и мечтает о большой страсти.



— Аня, как известно, вы актриса в большей степени театральная. А актерам в театре платят немного. Как вы из этого выкручиваетесь? Чем на жизнь зарабатываете?

— В театре действительно мало платят. Но помимо основной нагрузки актеры могут участвовать в антрепризах, которые помогают жить. Недавно на одном из сайтов в Интернете меня назвали антрепризной актрисой. Но мне за это не стыдно, я никогда не халтурю, играю с полной отдачей.

— Сколько раз в месяц вы участвуете в антрепризах?

— Бывает до 10 раз. Конечно, ради заработка можно было бы сниматься в рекламе, но я принципиально не иду на это. Обычно предлагают рекламировать продукты, которыми или не пользуюсь, или они мне не нравятся. А пропагандировать людям непонятно что я не могу.

— Ваш отец — болгарин, бабушка по маме — полька, остальные предки — русские. Вы сами себя ощущаете человеком какой национальности?

— Конечно, я русская. Но с людьми своих кровей (я была и в Болгарии, и в Польше) мне нравится общаться. Если говорить о внешности, то я понемногу на всех похожа.

— Правда, что в детстве вы носили фамилию своего отца — болгарского актера Савы Хашимова?

— Я была Хашимовой лет до десяти. А потом мама сказала, что раз папы нет рядом, то логичнее мне было бы быть Тереховой.

— Как давно вы виделись со своим отцом?

— Последний раз я видела отца два года назад, во время гастролей в Софии. Отец пришел ко мне на спектакль, мы с ним пообщались, он пригласил меня к себе.

— А на каком языке вы разговариваете с отцом?

— Папа хорошо говорит по-русски.

— Как известно, ваши родители познакомились на съемках фильма «Бегущая по волнам». Кассета с этим фильмом есть у вас дома?

— Есть. Правда, она не самого лучшего качества (переписана с телевизора). Я дорожу этим фильмом, понимаю, что с него все и началось…

— Чем сегодня занимается Маргарита Терехова?

— В этом году состоялась премьера маминого фильма «Чайка». Это ее режиссерский дебют. К сожалению, у фильма очень сложная судьба: нет продюсера, который стал бы заниматься прокатом, кассетами, фестивалями. Чтобы фильм жил дальше, маме приходится делать все самой. Кроме этого у нее уже есть планы на следующий фильм.

— А на своей артистической карьере Маргарита Терехова уже поставила крест?

— Ну что вы! Если будут хорошие предложения — она будет сниматься. Разве от этого можно отказаться?

— Ваши родители спрашивают вас друг о друге?

— С папой я вижусь очень редко, и у нас все время какие-то другие разговоры. А с мамой я и сама всем делюсь.

— Они рассказывали вам историю своего знакомства?

— Рассказывали. Все было очень романтично. Съемки фильма «Бегущая по волнам» проходили в болгарском городе Несебыре, на берегу Черного моря. Сама атмосфера съемок, маленькие уютные ресторанчики, красивые дома — все располагало к романтике. По словам папы, в этом городе невозможно было не влюбиться. В одну из моих поездок в Болгарию я специально заехала в Несебыр, погуляла там, посидела на лавочке, прониклась атмосферой. Там действительно оказалось все очень романтично.

— Когда ваши родители познакомились, ваш отец был женат. После вашего рождения он все бросил и приехал жить в Москву. Почему ваша мама не вышла за него замуж?

— Чего только не придумают! Мои родители были женаты. У меня даже есть фотографии с их свадьбы. Папа и мама безумно любили друг друга, хотя их совместная жизнь так и не сложилась. Во многом из-за того, что они никак не могли решить, в какой стране им жить: у мамы не было работы в Болгарии, у папы — в России. Да и условия жизни молодой семьи в общежитии оставляли желать лучшего. Мама говорит, что отец не вынес убогого российского быта… Родители расстались, когда мне было три года.

— Вы долго обижались на отца?

— Я вообще на него не обижалась. Я знала, что у меня в Болгарии есть папа, что он тоже актер и что у него своя жизнь. Хотя был момент: захотелось почувствовать сильное плечо, знать, что кто-то тебя может защитить. Маме я об этом никогда не говорила и не жаловалась. Как-то самостоятельно все переживала. Родителей никогда не обвиняла — это были их дела, и мне не следовало разбираться, кто из них виноват, а кто прав. Я очень любила и люблю своих родителей и дорожу тем, что они у меня есть.

— У вас два брата и сестра. Чем они занимаются?

— Моих братьев и сестру правильно называть «единокровные». Яна и Коля по папе, а Саша — по маме. Коля (ему 30 лет) живет вместе с папой в Болгарии. Он учится на театрального режиссера. Яна (ей 37) живет в Америке, преподает в университете штата Огайо славянскую культуру (для американцев это очень сложный предмет) и русское кино (то, что снималось у нас в постперестроечное время). А Саше в этом году стукнет 25 лет, он закончил актерский факультет ВГИКа. Он сейчас на распутье. Пишет сценарии, стихи, хорошо рисует, но никак не может понять, как лучше применить свои таланты.

— Как часто вы видитесь с Яной и Колей?

— С Яной я вижусь каждое лето. Она приезжает ко мне в гости в Москву на 1—2 недели. Мы ходим с ней в театры, на кинопремьеры, в музеи… Яне для работы просто необходимо время от времени погружаться в российскую атмосферу. А Колю я видела два года назад, когда приезжала в Болгарию. Они очень приятные и общительные люди, хорошо знают русский язык.

— Читала, что ваша мама принципиально не готовила вас в ГИТИС. Вам было обидно?

— Нет. Это было наше обоюдное согласие. В то время я была очень застенчивой, и страшнее всего мне было выступать перед мамой. Она для меня всегда была большим авторитетом, и я боялась ее оценки. На помощь пришли мамины друзья. Один из них — Роман Виктюк. Помню, я приезжала к нему в театр, ждала конца репетиции, а потом читала ему стихи и басни.

— В ГИТИС вы поступили лишь с третьей попытки. Если бы опять все прошло неудачно, то пошли бы поступать в четвертый раз?

— Пошла бы. К тому времени я стала более раскрепощенной и уверенной в себе. Силы и желания у меня еще было предостаточно.

— А что вы в промежутке между поступлениями делали?

— Я работала в мамином коллективе. Мы ездили по стране и представляли кусочки мюзиклов, фольклор, сборные концерты. Для меня это были одни из самых насыщенных годов в моей жизни.

— В прессе как-то промелькнуло, что у вас появился любимый мужчина…

— Мне бы не хотелось про это говорить. Часто что-нибудь скажешь про личные отношения, а потом что-нибудь случается.

— Но у вас много поклонников?

— Я живу достаточно спокойно. Меня никто не одолевает ни цветами, ни звонками, ни ухаживаниями. Часть мужчин меня вообще боится. Они уверены, что я независимая и самодостаточная женщина. А некоторые думают, что я вообще надменна. Но стоит познакомиться со мной поближе — и люди начинают понимать, что я нормальный и общительный человек.

— Почему же вы производите такое впечатление?

— Когда я много работаю — я настраиваю себя на серьезный лад. Видимо, это накладывает на меня отпечаток собранности и независимости. Но от этого уже никуда не деться. Я давно поняла, что если сама о себе не позабочусь — то ничего и не будет.

— Вы сейчас живете с сыном?

— Да. Миша учится на первом курсе Института экономики и предпринимательства.

— Вы следите за его личной жизнью?

— Миша сам со мной всем делится. Конечно, не подробно обо всем мне рассказывает, но я знаю, с кем он общается. Мы всегда спокойно разговаривали с ним на любые темы.

— А вы хотите, чтобы он поскорее женился или наоборот?

— Я этого не боюсь, но и не тороплю. К тому же Миша и сам пока не хочет жениться. Он понимает, что сначала лучше закончить институт и как-то определиться в жизни.

— Замуж вы вышли рано. Как именно вы познакомились с актером Николаем Добрыниным?

— Впервые я увидела его на спектакле «Служанки» (он играл одну из служанок). Мне тогда было 17 лет. А через какое-то время в ГИТИСе нас познакомил мой однокурсник. Коля зашел в ГИТИС раз, два, а затем стал преподавать движение. Как выяснилось потом, это он сделал специально, чтобы быть поближе ко мне. Мы стали встречаться. А через несколько лет поженились.

— Свадьба большая была?

— Небольшая, мы тогда не шикарно жили. Но друзей мы всех домой позвали.

— С Николаем Добрыниным вы прожили 8 лет. Вы расстались друзьями?

— Мне бы очень хотелось этого, но у нас с Колей большой дружбы не получилось. Мы общаемся только по поводу Миши. Николай — замечательный актер, потрясающий партнер: если бы мы стали работать над одним проектом — я была бы просто счастлива. Но пока такого никто не предлагал.

— Выходит, это Николай на вас обижен?

— Может быть, и так. (Смеется.) Я стараюсь никогда ни о чем не жалеть и никогда ни на кого не обижаться. Может быть, все произошло из-за того, что мы слишком много времени проводили вместе: и дома, и на работе, и на гастролях. Через некоторое время произошел диссонанс: у меня стало мало работы, а Коля был нарасхват. В какой-то момент я почувствовала, что мне нужна другая атмосфера. Наш развод не стал трагедией для нас обоих: я стала профессионально расти, а Коля вновь удачно женился.

— Как-то вы сказали: «Если я влюбляюсь, то надолго». А ваша любовь чаще безответная или наоборот?

— Взаимная. Если я завязываю отношения с мужчиной, то мне хочется, чтобы это длилось как можно дольше. Мимолетные связи — не для меня. Так уж я устроена.

— Вы рассказывали, что у вас был роман с врачом из Франции, который звал замуж, а вы не захотели уехать. На вас повлиял опыт отца или вы не так сильно любили?

— Я очень люблю свою профессию, театр, сцену… Когда я представила, что у меня всего этого не будет, — я пришла в ужас. Но я не зарекаюсь. Если меня посетит большая страсть — все может быть.

— Вы мастер спорта по гимнастике, 5 лет занимались конным спортом. Какие навыки у вас остались?

— Растяжка. Если позанимаюсь — смогу сесть на шпагат. А в мамином фильме «Чайка» я гарцевала на скакуне. Конечно, предварительно пришлось поездить с тренером, все вспомнить. Но это уже было не с нуля. Думаю, любовь к лошадям у меня от бабушки. Она в детстве мне постоянно рассказывала, что у ее родителей был свой экипаж и две лошади, на одной из которых мой прадед участвовал в военных парадах.

— У вас есть настоящие подруги?

— У меня есть две подруги, с которыми я почти всем делюсь. Вот только я не люблю долгих разговоров по телефону, эти пережевывания событий. Мне легче встретиться, поговорить. С Полиной мы познакомились пять лет назад через ее мужа-каскадера, с которым мы вместе снимались в одном фильме. Полина — инструктор по фитнесу, недавно родила ребенка. Другая моя подруга, Алла, — художник. Мы познакомились с ней лет десять назад через общих знакомых.

— Выходит, в актерской среде у вас подруг нет?

— Я очень люблю Лену Захарову и Лену Дробышеву. Они хорошие партнерши, и я замечательно к ним отношусь.

— А вы хорошая подруга?

— Хорошая, но не идеальная. Хотя, когда меня о чем-то просят, — всегда помогаю. Но до конца стараюсь ни к кому и ни к чему не привязываться. Этому меня научила жизнь. Раньше в любви я старалась всю себя отдать сразу. А потом оказывалось, что мужчинам этого особенно и не нужно. Поэтому и к друзьям, и к любимым не стоит сразу привязываться.