Архив

Риз Уизерспун: «Я страшно завидую худым женщинам»

К своему тридцатилетию Риз Уизерспун получила два поистине роскошных подарка: премию «Оскар» как признание таланта и рекордные для актрисы 29 миллионов долларов гонорара как свидетельство всемирной популярности. Примечательно, что и в личной жизни у Риз все прекрасно: любящий муж и двое детей. «МК-Бульвар» решил расспросить актрису о секретах ее побед в кадре и за кадром.

27 марта 2006 04:00
2042
0

К своему тридцатилетию Риз Уизерспун получила два поистине роскошных подарка: премию «Оскар» как признание таланта и рекордные для актрисы 29 миллионов долларов гонорара как свидетельство всемирной популярности. Примечательно, что и в личной жизни у Риз все прекрасно: любящий муж и двое детей. «МК-Бульвар» решил расспросить актрису о секретах ее побед в кадре и за кадром.



НЕСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Лаура Джин Риз Уизерспун родилась 22 марта 1976 года в Батон-Руж, штат Луизиана, США. Ее отец Джон — военный врач-отоларинголог, мать Бетти — врач-педиатр. У Риз есть старший брат Джон, который сейчас работает ее помощником. Первые четыре года своей жизни Риз провела в Висбадене (Германия), где служил ее отец. Потом вся семья вернулась в США в г. Нэшвилл (штат Теннесси). Кстати, один из предков Риз — Джон Уизерспун — участвовал в подписании Декларации о независимости.

В семь лет Риз стала моделью и начала сниматься в телерекламе. За день съемок юное дарование получало 50 долларов. Помимо этого Риз семь лет занималась спортивной гимнастикой. Кинодебют Уизерспун состоялся в 1991 году в фильме «Человек с Луны».

В 1994 году после школы Уизерспун поступила в Стэнфордский университет в Калифорнии на факультет английской литературы, но так и не закончила его: Риз пригласили cниматься в фильмы «Страх» вместе с Марком Уолбергом и «Шоссе» вместе с Кифером Сазерлендом.

Самые известные фильмы Риз Уизерспун: «Плезантвиль» (1998), «Блондинка в законе» (2001), «Стильная штучка» (2002) и «Ярмарка тщеславия» (2004).



— Риз, роль в фильме «Переступить черту» принесла вам премию «Оскар». Как вы выбираете, какие роли играть?

— У меня такое ощущение, что это они меня выбирают. Это может показаться странным, но я слушаю голос героини в своей голове. Когда вы читаете книгу, вы, наверное, слышите каждого персонажа по-своему. То же самое — у меня: если я читаю сценарий и слышу голос, то соглашаюсь сниматься. Я знаю, что если не нащупаю связь с героиней при первом же прочтении, то уже никогда не смогу ее нащупать. Но, конечно, мои агенты бывают в шоке от того, что я отказалась от роли только потому, что не услышала какой-то там голос.

— То есть Джун Картер вы услышали сразу?

— Да. К тому же я всегда была большой поклонницей музыки в стиле кантри. Я росла в Теннесси, где кантри любят, наверное, все. Поэтому я хорошо знаю историю Джун, ее мужа Джонни Кэша. Я знаю и понимаю эту музыку. Она мне кажется естественной, настоящей. И потом, я чем-то похожа на Джун. Она ведь работала и растила детей одновременно, как и я сейчас. Но в те времена совмещать карьеру и семью было гораздо сложнее.

— Как вы готовились к роли?

— Нам очень повезло, потому что нам с Хоакином Фениксом (исполнитель роли Джонни Кэша) дали перед съемками полгода на репетиции. Когда нас утвердили на роли, мы не знали ни как петь, ни как играть, но через шесть месяцев мы должны были записать альбом. Так что в это время у нас были уроки музыки, вокала и игры на инструментах. Но зато через полгода мы с Хоакином знали друг друга очень хорошо, как будто прожили вместе несколько лет.

— А ходили слухи, что вы с Хоакином недолюбливали друг друга.

— Нет, это чушь. Он один из лучших актеров, с которыми я когда-либо работала. Он всегда знает, что он хочет, и самое главное — делает это.

— Но он сказал, что никогда не будет смотреть этот фильм, потому что ненавидит себя на экране. А вы смотрите собственные фильмы?

— Конечно. Что касается «Переступить черту», мне было очень интересно увидеть конечный результат. И я была удивлена, что Хоакин не хочет его смотреть. Мне хотелось привязать его к стулу и заставить посмотреть, насколько хорош он в картине. И по-другому быть не могло: он посмотрел, наверное, все видеозаписи и прочитал все книги о Джонни Кэше.

— Когда начались съемки фильма, Джонни Кэш и Джун Картер уже умерли. У вас была возможность пообщаться с ними до этого?

— Нет. Я была в Европе, снималась в фильме «Ярмарка тщеславия». У меня был маленький ребенок, требующий постоянного присмотра, к тому же я ждала второго… Наши пути с Джун Картер так и не пересеклись. Я очень переживала по этому поводу, но в такой ситуации надо быть фаталистом: значит, так угодно судьбе. Но зато я общалась с детьми Джонни и Джун.

— Как их дети отнеслись к тому, что вы сыграли их маму?

— Очень хорошо. Они поддерживали меня, подбадривали. Мне это очень помогало. Они дали мне некоторые личные вещи Джун: Библию, которую она всегда носила с собой, ее платья, пару ее трусов. Они такие белые, с кружавчиками, я надеваю их в фильме. Это все очень сблизило меня с Джун, дало мне возможность почувствовать ее.

— А вообще не страшно было играть реального человека?

— Еще как. Я очень боялась. Перед каждым дублем меня бросало в дрожь. Я снимаюсь в кино уже пятнадцать лет, но такого нервного испытания у меня еще ни разу не было. Но это как раз то, что нужно всем актерам, такие роли вдохновляют.

— Именно это вам и нравится в вашей профессии?

— Мне нравится, что у меня есть возможность путешествовать по миру и встречаться с разными людьми. Вообще в моей профессии много положительных моментов. Я могу играть интересных персонажей, работать с талантливыми людьми, учиться чему-то новому. Честно, я не думаю, что есть какая-то другая профессия, которая позволила бы мне побыть легендой, научиться играть на музыкальном инструменте, записать за полгода целый альбом. Это здорово!

— У Хоакина были тяжелые времена после окончания съемок. Он даже лег в реабилитационную клинику, чтобы совладать с эмоциями. А как вы справились?

— Я постриглась, покрасилась в блондинку и снялась в романтической комедии. Всегда непросто заканчивать что-то, с чем было связано столько эмоций и переживаний. Но я семейный человек, и это мне очень помогает. Ведь не придешь домой к маленьким детям загруженный, под впечатлением от роли — они этого не поймут. К тому же меня поддерживал мой муж: он тоже актер и понимает, как тяжело даются такие роли.

— И как он вас поддерживает?

— Райан гораздо спокойнее меня. Я могу нервничать, переживать из-за выбора той или иной роли, но он мне говорит: «Дорогая, это всего лишь кино. Это не вся жизнь, а лишь три-четыре месяца работы. Но если тебя это беспокоит, брось эту роль». Это приводит в себя, я успокаиваюсь, и все дальше идет уже хорошо.

— В Голливуде удачные браки — редкость. Как вам с Райаном удается сохранять нормальные отношения?

— Я не знаю секрет идеального брака. Я знаю только, что вышла замуж за прекрасного человека. Мы не только супруги, но и друзья. Мы очень уважительно относимся друг к другу. А еще и мои родители, и родители Райана женаты уже больше 30 лет, и это не могло не повлиять на нас. Я поняла, насколько в семье важно взаимопонимание. И еще очень важно разговаривать друг с другом, потому что только так можно решить какие-то проблемы. Если честно, я не думаю, что могла бы найти лучшего мужа, чем Райан.

— Вы страдали послеродовой депрессией после рождения дочки Эвы. Как вы справились с этим?

— На самом деле не так много женщин, которые после родов чувствуют себя прекрасно. Ведь в организме женщины происходит глобальная гормональная перестройка. Ну и, конечно, появившийся маленький человечек требует постоянного присмотра. Это очень трудное время, хлопотное. Рождение ребенка — это огромная перемена в жизни. Но мне повезло: у меня прекрасный муж, который мне очень помог. Да и вся наша семья тоже. А когда у меня родился второй ребенок, было уже гораздо проще.

— А как вам удалось так быстро похудеть после родов Дикона?

— Я бегала. Очень много. Признаюсь, я не выношу худых женщин, которым можно не следить за фигурой. Зависть сводит меня с ума. Они могут целый день есть пиццу, не заниматься спортом (максимум сделать пару-тройку упражнений из йоги), но при этом оставаться тощими как стручки. Мне же приходится каждый день бегать и тщательно следить за своим питанием, чтобы моя фигура была в норме.

— Считается, что девушки из южных штатов отличаются от остальных. Вы тоже так думаете?

— Да. На юге совсем другое отношение к семье. Там все помешаны на семейных отношениях и ценностях. Все хотят заботиться друг о друге. Там очень сильно развито чувство уважения к пожилым людям. И я горжусь тем, что я такая же. Я везде веду себя так. Иметь хорошие манеры не так сложно, как многим кажется. Я, например, трачу очень много времени на подписывание праздничных открыток, на покупку подарков, на рассылку писем с благодарностями.

— Недавно вы стали самой высокооплачиваемой актрисой в мире. А у вас никогда не возникало чувства вины, что вы так богаты?

— Нет. Я была лишена этого в детстве. Мне пришлось очень много работать, чтобы добиться того достатка, который у меня сейчас есть. У моих родителей никогда не было много денег, но они никогда не экономили на мне. Мой муж тоже не из богатой семьи. И поэтому сейчас мы оба счастливы от того, что можем помочь нашим родителям, побаловать их и своих детей. Чему здесь стыдиться?

— Вас и раньше постоянно преследовали папарацци. А теперь, когда вы получили «Оскар», скорее всего вообще спуску не дадут. Как вы справляетесь с постоянным вниманием прессы?

— Мы с Райаном стараемся быть подальше от глаз общественности, когда не снимаемся. Мы не тусовочные люди и не ходим каждый день на какие-нибудь премьеры или благотворительные аукционы. Мы очень хотим, чтобы соблюдалось наше право на частную жизнь, и стараемся все для этого сделать, но не всегда это получается. Сейчас власти вроде стали относиться к этому более серьезно. Когда я увижу, что какой-то журналист или поклонник позволяет себе слишком много, я заявлю на них властям. И очень надеюсь, что меры будут приняты.

— Вы читаете рецензии на свои фильмы?

— Нет. Я знаю, что рецензия может испортить мне настроение на целый день. Даже если она хорошая, у меня всегда ощущение, что там есть какой-то подвох, что-то негативное. Если я сама довольна своей игрой, это для меня самое главное.

— Для вас это самое главное в жизни?

— Нет, конечно. Жизнь — это не только ты сам, это прежде всего твоя семья и друзья.