Архив

Будни уголовного розыска

Андрей Мерзликин: «В эротических сценах я не снимаюсь. Я не Брэд Питт»

Творческие люди любят повторять, что жизнь сама подсказывает сюжеты, а им остается только переделывать эти «подсказки» в книги, песни и сценарии. Надпись в титрах «Основано на реальных событиях» всегда привлекает внимание зрителя. А сериал «Призвание» не просто основан, он целиком и полностью построен на реальных событиях страны, криминального мира, уголовных делах и судьбе одного сотрудника правоохранительных органов.

10 апреля 2006 04:00
837
0

Творческие люди любят повторять, что жизнь сама подсказывает сюжеты, а им остается только переделывать эти «подсказки» в книги, песни и сценарии. Надпись в титрах «Основано на реальных событиях» всегда привлекает внимание зрителя. А сериал «Призвание» не просто основан, он целиком и полностью построен на реальных событиях страны, криминального мира, уголовных делах и судьбе одного сотрудника правоохранительных органов.



Олег Михайлович Крайнов (в сериале фамилия главного героя изменена, так как прототип не хочет огласки) начал свою милицейскую карьеру простым патрульным, за пятнадцать лет дослужился до полковника, руководил убойным отделом Красноярска. При этом он всегда мечтал быть актером, но по воле случая вынужден был пойти работать в милицию. Однако к рутинной работе правоохранительных органов он подходил творчески, за что и получил прозвище Артист. В интересах расследования очередного преступления Крайнов виртуозно перевоплощается то в «бизнесмена», то в «бандита», то в «лоха». Сыграть Олега Михайловича выпала честь Андрею Мерзликину. «МК-Бульвар» побывал на съемках сериала и выведал у актера все подробности.

Октябрь 2004 года. Центр Минска. На желтом здании местного НИИ висит табличка «Смоленское УВД». На траве свалена куча мешков. «Что в мешках?» — спрашиваем у режиссера Виктора Сергеева («Шизофрения», «Гений»). «Деньги», — отвечает Сергеев. «Настоящие?» — «Конечно». Не поверив режиссеру на слово, тайком заглядываем в мешок. Там вместо пачек с купюрами оказываются деревянные бруски: видимо, найти столько настоящих старых «миллионных» рублей сейчас уже невозможно, да и ни к чему. В этот момент из здания выходит Мерзликин в ватнике. Висящие в открытых окнах лаборантки НИИ начинают радостно кричать и махать актеру. «Почему вы в ватнике? — спрашиваем у Андрея. — В кого, по сюжету, перевоплощаетесь на этот раз?» — «Ни в кого, — смеется Мерзликин. — Это от холода. Олег Михайлович свои подвиги летом совершал, а мы осенью снимаем».

Тут нас просят покинуть съемочную площадку, а галдящих лаборанток — закрыть окна: группе надо работать. Снимается сцена из третьего фильма «Деньги из воздуха», когда задержанных кавказцев с шестнадцатью мешками денег доставляют в отделение милиции. Десять минут — и один эпизод снят. Пока переставляются камеры и свет, снова подходим к Мерзликину.

— Андрей, вы общаетесь со своим прототипом?

— Да, конечно. Я почему вообще решился на эту роль? Когда мне сказали, что прототип, слава богу, жив и здоров, с его слов написана эта история, нет ни одного выдуманного эпизода и что выбор этого человека пал на меня, — я тут же согласился.

— Олег Михайлович сам выбрал вас?

— Да. И отказаться в такой ситуации — моветон. Да и просто интересно общаться с человеком, которого играешь, буквально каждый день. Узнавать разного рода информацию из его жизни и работы. Ведь в сценарии просто описание героев, а на самом деле за каждым из них есть реальный человек. И Олег Михайлович мне все это рассказывает. Я столько от него узнал о нашей стране, о криминальном мире, о правоохранительных органах. Я всегда относился к милиции с недоверием, по большому счету и сейчас есть ряд претензий, но мое мнение о ней все-таки изменилось.

— С чем связано недоверие?

— И с личным опытом, и вообще. Я все-таки думающий человек, я же вижу, что творится и творилось. Я рос в то время, о котором рассказывается в нашем сериале. Но, когда я стал собирать информацию, копошиться в этом, я понял, как нелегко было борцам с организованной преступностью. И увидел, что были — пусть немного, но были — люди, которые что-то делали, были неподкупны. А не поддаться искушению очень нелегко. Поэтому и фильм называется «Призвание». Олег Михайлович, кстати, просил поменять название на «Профессия». Скромный он очень.

— А какая у него самая яркая черта?

— Он одессит. Это говорит о многом. Он очень веселый и изобретательный человек. Я даже не верил некоторым моментам и спрашивал у него: «А что, правда так было?» Он говорит: «Половину еще цензура не пропустила. Если бы показали, как в действительности было, телеканал бы закрыли». А если честно, от его шуток можно устать. Даже говорим ему иногда: «Слушай, помолчи, пожалуйста, не можем больше смеяться. Мы же тут работаем все-таки».

— Как вы думаете, вам удается быть на него похожим?

— Ну у нас же не внешнее сходство. Хотя Олег Михайлович настаивает, что я на него похож. Он даже приносил как-то свои фотографии, где он молодой, и пытался меня убедить, что я и он — одно лицо. Но, конечно, я копошусь в его характере. Конкретно спрашиваю, как это было, что это за одежда, где он ее взял. Потому что на самом деле он — герой. И моя задача показать его не эдаким Джеймсом Бондом, а обычным человеком, ведь его героизм давался ему не так легко. И слава богу, что он выходил из всех непростых ситуаций, в которые сам себя ставил, победителем.

— Какие-то его жесты, словечки удалось перенять?

— Более того, он их отслеживает. И попробуй не скажи.

— Строго относится?

— Ну нет, конечно. С юмором. И к себе, и ко мне.

— А любовные истории тоже из его жизни?

— А как же! Олег Михайлович на этот счет был не промах. Дружит со всеми своими женами. Была забавная история: его настоящая жена узнала, что ее хотят убить в первой серии, и устроила скандал. Пришлось сохранять ее линию до конца сериала.

— Эротические сцены будут?

— Нет, история не про это. Да и я не Брэд Питт, чтобы играть эротические сцены. Для этого есть специальные артисты, с накачанными мышцами, торсами. Я не умею это играть.

— Научитесь еще.

— Ну может быть. Наверное, кто-нибудь научит.

— А Олег Михайлович снимется в сериале?

— Да. Он сыграет моего отца. Видите, какой поворот случился в его судьбе. Он всегда мечтал быть актером, и он им стал, пусть даже через энное количество лет. Он пишет сценарии, работает во многих картинах консультантом. Вот уже десять лет он занимается тем, о чем мечтал, — кино.