Архив

Стас Намин: «Я в жизни встречал много недостойных мужчин и ни одной недостойной женщины»

«При всей моей активности совершенно непонятно, чем же я на самом деле занимаюсь», — любил говорить известный питерский музыкант Сергей Курехин. Стас Намин из той же породы людей. Создается впечатление, что его жизнь — это сплошное приключение, бесконечная перемена занятий. Он играл в рок-группе, организовывал большие фестивали, фотографировал, ставил мюзиклы. «МК-Бульвар» напросился к Стасу в гости и поинтересовался, какие из его проектов наиболее интересны ему самому и какие приносят прибыль.

10 апреля 2006 04:00
1381
0

«При всей моей активности совершенно непонятно, чем же я на самом деле занимаюсь», — любил говорить известный питерский музыкант Сергей Курехин. Стас Намин из той же породы людей. Создается впечатление, что его жизнь — это сплошное приключение, бесконечная перемена занятий. Он играл в рок-группе, организовывал большие фестивали, фотографировал, ставил мюзиклы. «МК-Бульвар» напросился к Стасу в гости и поинтересовался, какие из его проектов наиболее интересны ему самому и какие приносят прибыль.



— Стас, вы легко и успешно совмещали сразу несколько профессий. Вы музыкант, композитор, продюсер. Для чего нужна подобная разбросанность?

— Это происходит не специально. Я, наверное, с детства был избалован и всю жизнь занимался исключительно тем, чем хотел. Уж не знаю, насколько это правильно… Я вижу много минусов в таком подходе, главный из которых — невозможность из-за отсутствия времени глубоко сконцентрироваться на чем-то одном и сделать это главным делом всей жизни. Но есть, наверное, и ощутимый «плюс» — какой-то легкости и свободы жизни. Я возраста не чувствую. Как в юности, еще не решил, чем мне в жизни заниматься, и даже не уверен, что нужно в результате это решить. А то, чем занимаюсь, я даже не назвал бы профессиями. Скорее мои хобби, к которым я просто отношусь серьезно. Поэтому, наверное, они получаются более или менее на профессиональном уровне.

— Сейчас, когда ехала к вам на встречу, в метро видела юношу с книжкой «Армяне — народ-созидатель». В связи с этим хочу спросить вас как яркого представителя этой национальности о ее достоинствах и недостатках.

— От подобного названия веет комплексом неполноценности. Обычно, когда утверждают с таким пафосом, значит, именно там и чувствуют проблему. Вообще-то все народы созидательны. Я не знаю народ, который можно назвать разрушителем. Думаю, что Армения, как и Греция, имеет комплекс «великого прошлого» и, мягко говоря, невнятного настоящего. Внутренне я не причисляю себя ни к какой определенной нации, не чувствую себя ни армянином, ни русским, ни американцем, ни индусом. Не уверен, что важно вообще это обсуждать. Миллионы людей во всем мире живут, не задумываясь о своей национальности. А когда начинают задумываться, часто попадают под разные «измы».

— Но у вас есть чем гордиться — знаменитый дедушка Анастас Микоян, его брат Артем, конструктор, создавший самолет «МИК», а со стороны матери, насколько я знаю, вы в родстве с князьями Преклонскими, родственниками Пушкина. И, говорят, даже с Павлом Флоренским.

— Кем бы ни были дальние родственники, судьба каждого человека абсолютно индивидуальна и независима. Моя жизнь сложилась совсем в другую сторону. Меня никогда не привлекали ни политика, ни самолеты, ни религия. У меня получилась своя собственная жизнь, наверное, поэтому я и взял псевдоним.

— Когда-то ваша группа «Цветы» была суперпопулярной, с начала 70-х и до конца 80-х вы собирали полные стадионы по всей стране. Почему вы решили остановиться?

— Мы вынуждены были работать на износ и давать по три выступления в день. В то время коллектив получал лишь 5 рублей 50 копеек с сольного концерта. Поэтому, чтобы жить более или менее прилично, приходилось вкалывать. Лично я этого долго не выдержал, на сцену выходил эпизодически. А в 80-х уже почти не ездил на гастроли с группой.

— Сегодня и у нас, и на Западе становятся популярными книжки типа «Как заработать миллион» и пр. Вы, как человек состоявшийся, можете дать совет на эту тему?

— Я не понимаю, что значит понятие «человек успешный, состоявшийся», ведь все на свете относительно. Где эта система координат, от которой начинать отсчет?

— Вы лукавите, вы же сделали себе имя в этой стране.

— Честно скажу, оно само сделалось. Единственное, что я сделал, — это придумал его в честь мамы. Ее зовут Нами, что в переводе с грузинского значит «росинка».

— Вы довольно небедный человек, за какие блага мира вы цените деньги?

— Как известно, деньги — это лишь материальная свобода. Они не главное, но только тогда, когда они есть. Я хорошо помню времена, когда денег не было и было очень трудно заниматься тем, чем хочется. Не буду лицемерить — намного лучше, когда они есть. Тогда можно жить и о них особенно не думать. Но мне деньги не достаются даром. Я их зарабатываю реальным трудом.

— И какой же деятельностью в настоящий момент вы их зарабатываете?

— Если вы спрашиваете о коммерческих проектах, то прежде всего это развитие недвижимости, которой я занимаюсь уже около 10 лет. Но есть и много других проектов, в основном не связанных с искусством. Шоу-бизнесом я тоже занимаюсь, но только на Западе. У меня там фирма грамзаписи, концертная фирма. Работы много, а планов еще больше. Последние годы я очень активно занимаюсь кинопроектами.

— Так получалось, что ваши детища в музыке долго не живут. Как вы думаете, почему?

— А кто определил, сколько должен жить проект? Вообще, мне кажется, это две абсолютно разные вещи — создавать и поддерживать жизнедеятельность. Мне интересно первое. А второе, как мне кажется, уже вопрос самого проекта. К примеру, группа «Парк Горького». Разве я должен был за ними нянькой ходить, чтобы они не развалились? Когда после двухлетней работы в своей студии я привез их в Америку на гастроли, именно те, кто меньше всего из себя представлял, проявились как настоящие «совки», просто убежали, несмотря на договоренность и ответственность, решили, что они уже знаменитые и им уже никто не нужен. Только Николай Носков сразу же вернулся в Россию, не приняв предательство и подлость остальных. Выбрал самый трудный путь и сделал свое собственное имя и карьеру. Это и есть самостоятельная жизнь проекта. Как я могу контролировать подобные процессы? Бороться за долголетие моих проектов мне неинтересно. Но есть проекты, которые живут и здравствуют, за них и бороться не надо, я просто ими с удовольствием занимаюсь — это и «Цветы», которым уже больше 35 лет, и мои фотопроекты, это и театр, которому уже семь лет и с ним все в порядке (особенно знаменит постановкой мюзикла «Волосы». — «МК-Бульвар»). После филфака МГУ я окончил Высшие сценарно-режиссерские курсы при Госкино, и это, может быть, единственный случай в моей жизни, когда образование совпало с реальной деятельностью, так как все остальное, чем я занимаюсь, имеет отдаленное отношение к профессии филолога и литературоведа.

— Несколько лет назад вы обмолвились, что женщины вас никогда не разочаровывали, неужели они никогда от вас не уходили и не причиняли вам боли?

— При чем тут это? Почему женщина меня должна разочаровать, даже если мы с ней расстались не по моей инициативе? Не знаю, почему так происходит, но я в жизни встречал много недостойных мужчин и ни одной недостойной женщины. Я имею в виду не только тех женщин, которых я знал близко, но и вообще вокруг меня.

— Видимо, вы правда умеете расставаться, если первая супруга до сих пор работает вместе с вами…

— Да, по-человечески с Анной мы фактически и не расставались. Мы друзья или даже уже родственники, и уж точно на всю жизнь.

— Чем занимается ваша нынешняя жена Галина?

— Домом, детьми, иногда мне помогает в работе, которая ей по душе. А по образованию она экономист и искусствовед.

— Интересно, как распространяется шлейф вашей популярности на ваших троих детей? Расскажите о них.

— Каждый из них занят своим делом. Старшей дочери от первого брака, Маше, 27 лет, она училась в Швейцарии, потом в Америке на факультете психологии и антропологии, а затем вернулась в Россию, вышла замуж и сейчас воспитывает мою внучку. А двое сыновей еще учатся: двенадцатилетний Артем в школе, двадцатиоднолетний Роман, окончив колледж в Англии, поступил в Первый московский мединститут, ныне академию.

— Вы отправляли своих детей учиться за границу, полагаете, там образование лучше?

— Я считаю, что для полноценной жизни нужно иметь оба образования — и наше, и заграничное. Так как и там и здесь есть свои преимущества и недостатки.

— Слышала, что уже давно вы ведете здоровый образ жизни, даже мясо не едите…

— Мясо не ем не так давно, лет тридцать. (Смеется.) Правда, здоровый образ жизни подразумевает еще многое, что я не делаю. Или даже, наоборот, делаю, что ему противоречит.

— Алкоголь тоже под запретом?

— Ну уж вы из меня делаете нечто совсем стерильное. Скоро крылышки вырастут. «…Что-то есть подозрительное в людях, которые не пьют…» Помните знаменитую цитату? На самом деле я с уважением отношусь к людям, которые и не пьют тоже, но сам иногда могу. Не вижу в этом большого греха. Тем более что не имею пристрастия ни к каким интоксикациям.