Архив

Екатерина Редникова: «Когда я прочитала сценарий, мне сразу захотелось забеременеть»

Что означает срок 9 месяцев в жизни каждой женщины — объяснять не нужно. В одноименном многосерийном фильме, стартующем на Первом канале 17 апреля, под руководством режиссера Резо Гигинейшвили в интересном положении оказались сразу несколько ведущих российских актрис. Как складывалась судьба каждой, увидим на экране, а как все переживалось на съемочной площадке, «МК-Бульвару» рассказала исполнительница одной из главных ролей Екатерина Редникова.

17 апреля 2006 04:00
922
0

Что означает срок 9 месяцев в жизни каждой женщины — объяснять не нужно. В одноименном многосерийном фильме, стартующем на Первом канале 17 апреля, под руководством режиссера Резо Гигинейшвили в интересном положении оказались сразу несколько ведущих российских актрис. Как складывалась судьба каждой, увидим на экране, а как все переживалось на съемочной площадке, «МК-Бульвару» рассказала исполнительница одной из главных ролей Екатерина Редникова.

— В сериале речь идет о судьбах пяти главных героинь. Какая судьба досталась вам?

— У моей героини хорошая судьба — есть муж, который ее обожает, вполне обеспеченная жизнь. При этом от мужа она не ощущает к себе достаточного внимания. Но у нее есть человек, который любит ее с самого детства, со школы, и дает ей то душевное тепло, которого ей не хватает в семье. Не могу сказать, что она разрывается между двумя мужчинами, потому что и сама, на самом деле, увела своего мужа от предыдущей жены. И теперь эта ревность к его бывшей жене и факт, что у него есть ребенок от того брака, не дает ей покоя. Но ожидание своего ребенка дает ей надежду на то, что это хоть как-то разрешит запутанную ситуацию — изменит ее жизнь, даст радость и успокоение.

— То есть в сериале вы будете уже «глубоко беременной»?

— Да. На самом деле из всех главных героинь я появляюсь уже на довольно большом сроке. К четвертой серии я рожаю.

— Сцена родов была сложной? В жизни вы через это событие еще не проходили.

— Когда мы сняли этот эпизод, режиссер сказал мне: «Кать, такое ощущение, как будто ты по-настоящему рожала». Но я же, во-первых, делала это не в первый раз — у меня была такая сцена в фильме «Вор». А во-вторых, я специально до этого приезжала в роддом, смотрела со стороны, как все происходит, и практически «приняла» троих детей. (Смеется.) А поскольку со стороны происходящее действительно воспринимается лучше, играть мне совсем не было сложно.

— Многие актрисы, играющие в сериале, имеют собственных детей. Во время съемок никто не вспоминал свои впечатления от родов?

— Не помню, чтобы мы вот прямо говорили об этом моменте, но когда, допустим, снималась сцена, в которой одна из героинь красит ногти, режиссер вдруг сказал: «Слушайте, по-моему, мы не можем это снимать. Ведь у беременных токсикоз, они не переносят резких запахов». И кто-то из девчонок, уже не помню, кто, сказал: «Да нет, а мне вообще нормально было». То есть по ходу действия какие-то комментарии давали.

— Снималось все в настоящей больнице?

— Для основных сцен построили павильон на «Мосфильме», а проходы по коридорам и сцены родов снимались в реальной больнице, в «Пироговке», которая считается лучшей по гинекологии.

— В роли профессора-гинеколога выступал Сергей Гармаш. На площадке над ним не подшучивали?

— Гармаш — замечательный актер. Он у нас играл светило медицины, профессора Логинова, на которого пациентки просто молились. Но у меня с ним, к сожалению, было немного совместных сцен. А подшучивали все над всеми — это понятно. И над животами подшучивали, и над походкой, и над тем, как мы все выглядим. Ирина Розанова, например, играла крановщицу, и у нее были очень смешные полосатые гетры. И походки у нас из-за животов были одинаковые — а-ля гусыни.

— С накладным животом сложно сниматься?

— Вот как раз к этому вопросу подошли очень профессионально. Я помню, когда мы снимали фильм «Вор», мне там для объема в основном что-то набивали под одежду: ткань, какие-то материалы. А здесь были подготовлены настоящие животы на металлическом каркасе с мягкой обивкой. Для каждой актрисы — свой живот на разный срок. Смешно было: мы приходили в гримерку, там висели все эти животы, подписанные: «Редникова — вторая серия», «Миронова — четвертая серия». У каждой был свой срок беременности, и важно было не перепутать, чтобы не появиться, например, во второй серии с гигантским животом, а в четвертой — с маленьким.

— А сам каркас очень тяжелый?

— Нет, сам по себе он не тяжелый. Но если кто-то хотел создать себе ощущение веса, в него можно было что-то положить. На самом деле нам всем выдавали звуковые аппараты, чтобы сразу звук записывать, и в основном все девчонки прятали их внутрь животов. Кто-то там свои мобильные носил. Потому что иначе и положить некуда было — мы же все в ночнушках, а тут такое замечательное место, как сумка у кенгуру.

— Катя, а что если вдруг эта роль для вас окажется пророческой?

— Ну так что: если вдруг — так и хорошо! (Смеется.)

— Хотелось бы?

— Вы знаете, я когда прочитала сценарий, мне вообще прямо мгновенно захотелось и забеременеть, и иметь ребенка. Я даже продюсеру сказала: «По-моему, после выхода этого сериала рождаемость в стране повысится». Потому что он сделан с таким добром, с таким зарядом любви, что это вообще должен был быть госзаказ, чтобы действительно повышать рождаемость.

— Как думаете, фильм больше понравится женской аудитории или мужчины им тоже заинтересуются?

— У нас уже так сложилось: когда выходят сериалы про любовь — это, конечно, в основном женская аудитория. Всякие бандитские и так далее — для мужчин. Но мне кажется, если женщины добьются того, чтобы их мужья сидели рядом, то, может быть, и они узнают какие-то новые для себя вещи. Получше поймут, как ощущает себя женщина в таком состоянии. Им это тоже будет очень полезно и интересно.