Архив

Екатерина Вуличенко: «Меня легко обмануть и в чувствах, и на кассе»

Актриса она, прямо скажем, необычная: тусовки, где завязывают влиятельные знакомства, избегает, эпатировать публику не любит, к шопингу равнодушна, и даже над собственным имиджем работать совсем не умеет по причине небольшой дальнозоркости, которая не позволяет накраситься идеально. Поэтому лицо и прическу она всегда доверяет профессиональным гримерам, а вот все остальное тщательно оберегает от внимания посторонних. Даже собственную свадьбу скрыла от средств массовой информации. Впрочем, для «МК-Бульвара» Катя сделала небольшое исключение.

1 мая 2006 04:00
2196
0

Актриса она, прямо скажем, необычная: тусовки, где завязывают влиятельные знакомства, избегает, эпатировать публику не любит, к шопингу равнодушна, и даже над собственным имиджем работать совсем не умеет по причине небольшой дальнозоркости, которая не позволяет накраситься идеально. Поэтому лицо и прическу она всегда доверяет профессиональным гримерам, а вот все остальное тщательно оберегает от внимания посторонних. Даже собственную свадьбу скрыла от средств массовой информации. Впрочем, для «МК-Бульвара» Катя сделала небольшое исключение.

— Катя, ваше имя не связано ни с какими скандалами или громкими любовными историями. Считаете, это не ваш путь, или просто не довелось влюбиться в крупную знаменитость?

— Да, с одной стороны, возможно, — не довелось (улыбается), а с другой, это правда мой выбор и моя жизненная позиция, если хотите. Я против того, чтобы карьера делалась посредством пиара, поэтому никогда не распространяюсь о своей личной жизни. Мне кажется, что большинство наших звезд сами дают повод средствам массовой информации о них посудачить. Не мое дело их судить, и я не могу сказать, правильно ли они поступают, каждый идет по своему пути. Если это доставляет кому-то удовольствие, то почему бы и нет, но это точно не моя дорога. Не хочу, чтобы мои романы стали достоянием общественности, поэтому всегда отклоняла предложения различных издательств о написании мемуаров.

— Уже в столь юном возрасте?

— Представляете?! Причем они просили меня даже придумать какие-то факты… Но я отказалась. В этом смысле я, наверное, не типичная актриса. Я не слишком люблю публичность, всевозможные тусовки. Да и в театральном вузе я оказалась случайно…

— Родившись накануне Олимпийских игр в Москве, вы в детстве, очень символично, стремились одолеть сразу множество высот: хотели быть космонавтом, потом научным работником, поэтому и учились в математической школе, а в старших классах собирались поступать на филфак МГУ…

— Все верно, я и до сих пор человек увлекающийся. В принципе, кроме двух старших классов школы с театральным уклоном, студенческого театра, куда меня пристроила старшая сестра Оксана, чтобы я не шлялась без дела по улицам, и съемок в «Ералаше», никаких предпосылок к актерской профессии у меня не было. Я же ужасно картавила… И выговаривать «р» научилась буквально за три летних месяца, уже учась в «Щепке», чтобы не выгнали с третьего курса.

— Чем вы еще занимались, будучи ребенком?

— Одно время я сама хотела научиться играть на фортепьяно, но когда стала обучаться с преподавателем и выяснила, какие колоссальные усилия надо приложить, мне сразу все разонравилось, и занималась я уже из-под палки. Я была слишком непоседливой, и высиживать эти часы, помню, было для меня настоящей пыткой.

— А кто ваши родители?

— Папа — военный, офицер, а мама — жена военного. До меня их побросало по городам и весям. А я уже родилась на последнем месте службы — в столице.

— Вы были любимицей у одноклассников, душой компании?

— Никогда. Я всегда имела свою точку зрения, кому угодно выкладывала правду прямо в лицо, а такие люди обычно нелюбимы в коллективе. Я не конфликтовала, но держалась особняком. В классе ведь, как правило, есть лидеры, середнячки и изгои. Так вот, я не входила ни в одну из этих групп, была как-то сама по себе. У меня была своя компания.

— Подобное откровенное поведение вы сохранили и по сию пору?

— Естественно, я изменилась. Раньше да, мне был свойствен юношеский максимализм, но это все ребячество. Сейчас я поступаю так импульсивно, только если ситуация требует этого. Просто я уже научилась понимать, что тоже могу ошибаться и мое мнение не единственно верное.

— Скажите, иногда вы чувствуете, что недостаток жизненного опыта влияет на характер роли?

— Только сейчас я начала это осознавать. Ведь становясь старше, мы серьезнее относимся к профессии… Вот совсем недавно, на съемках, мне одна взрослая актриса во время какого-то нашего диалога-спора о конкретной сцене в перерыве сказала, что если бы у меня был ребенок, то я бы смотрела на вещи совершенно по-другому, и тут, быть может, она права.

— Кстати, о детях вы задумываетесь?

— Пока рано об этом говорить.

— К 25 годам вы имеете все, что хотелось именно к этому времени?

— Ну, насчет профессии мне грех жаловаться, съемок много. И в какой-то мере это не моя даже заслуга, а воля случая; я знаю много талантливых коллег, которые сидят сегодня без работы. Видимо, тут дело еще и в удаче, и судьба не обделила меня встречами с замечательными режиссерами, партнерами… Хотя я вечно собой не удовлетворена и на сегодняшний день могу признать, что у меня пока еще нет такой своей, яркой роли в арсенале сыгранного. А по поводу жизни вообще… Я думаю, что просто не надо делать никому подлости и нужно быть ответственной за свои поступки.

— Подобная чистота помыслов разве возможна в этом мире?

— Не такая склочная наша киношно-театральная среда, как принято считать. В конечном итоге, и я в это верю, всем все воздается по заслугам. Кто творит добро, оно к нему возвращается сторицей, впрочем, как и дурное.

— Вы за флирт на съемочной площадке?

— Против. Любые неслужебные отношения только мешают, идут во вред всему рабочему процессу. В этом я убедилась, наблюдая такие истории со стороны.

— Какие роли к вам уже пришли и какие проекты на подходе?

— Сейчас я репетирую в Театре-студии киноактера в спектаклях «Все о Еве» — Еву и в «Женитьбе Фигаро» — Сюзанну. Мне очень нравится работать на сцене… А что касается фильмов, то ближайшая премьера — это картина «Фартовый» по сценарию Высоцкого и Манчинского, о послевоенном времени, лагерях, где я играю возлюбленную главного героя. Потом, недавно я снималась в Киеве, в двухсерийной мелодраме «Если любишь — люби!» в паре с Даниилом Спиваковским.

— К слову о любви, в своих интервью вы говорили, что всегда служили своеобразной «жилеткой» для своих подруг, которые вам жаловались на своих мужчин. Означает ли это, что ваша личная жизнь не всегда била ключом?

— Именно так, я не роковая леди, несмотря на то что рыжая. В моей жизни было немного романов, но они были, и я, слава богу, знаю, что такое любовь. Но и одна быть умею. Хотя женщинам, безусловно, влюбленность идет на пользу, без любви тяжело.

— Мальчикам в детстве нравились?

— Не очень. Правда, был один одноклассник, который, помню, крышу ближайшего ЖЭКа, расположенного прямо напротив моего окна, изрисовал признаниями в любви… У него был новый, навороченный велосипед, и он решил научить меня кататься. Это средство передвижения я «убила» за один день, после чего наши отношения закончились.

— Знаю, что в конце марта вы, не прерывая съемки, вышли замуж?

— Так и было. Мой муж не из мира искусства. Дальше можете меня не пытать, я все равно ничего не расскажу, тем более в подробностях, как вы, вероятно, хотите.

— Тогда хотя бы опишите, какие мужчины в вашем вкусе, а какие отталкивают?

— Я считаю, что главное, когда между людьми есть любовь. Когда она в наличии, как можно рассуждать о каких-то типажах, предпочтениях… Это глупо. А вот что мне не нравится в мужчинах, так это наглость и выпендреж.

— Вы — лицо популярное, как всегда определяли, что любят именно вас, а не девушку с экрана?

— Во-первых, я еще не такая звезда, чтобы сомневаться, а не в успех ли и деньги влюбился этот молодой человек. А во-вторых, искреннее отношение к себе всегда видишь безошибочно. К тому же обмануть любого человека можно лишь в одном случае — когда он сам готов обманываться. Я не из таких персон.

— А вам не кажется, что вы слишком серьезно относитесь к жизни?

— К жизни — нет, а вот к отношениям — да. Я преданная близким людям.

— Вы строги и недоверчивы к людям?

— Вовсе нет. Люди частенько меня удивляют, но я не имею предубеждений, доверчива, изначально настроена ко всем положительно, за что иной раз бываю наказана. Наверное, тут я буду себе противоречить, но меня легко обмануть и в чувствах, и на кассе можно без проблем обсчитать… Правда, меняться я не собираюсь.

— Слышала, что вы кошатница, воспитывающая двух котов…

— Теперь я их только навещаю, они остались у мамы. В свою новую жизнь я их не взяла, хотя и хочу, чтобы в квартире у меня была кошка, но частенько уезжаю далеко на съемки, поэтому не могу себе позволить иметь животное.

— Интересно, вы хорошо готовите?

— Абсолютно не умею это делать, но если надо, звоню маме и прямо с трубкой в руках поэтапно делаю то, что она мне говорит. В результате, как ни странно, получается вкусно. Гости, по крайней мере, остаются довольны. Но позже повторить шедевр самостоятельно я уже не могу, забываю. Так что хозяйка я не очень хорошая: убираться ненавижу, шить не умею…

— А как отдыхаете?

— Хожу в спортивный клуб регулярно, люблю кататься на коньках, встречаюсь с друзьями, читаю, смотрю кино. Ничего особенного, как все, провожу свободное время. Но, бывает, могу вдруг сорваться и улететь куда-нибудь, поддавшись внезапному порыву. Так, однажды просто захотела развеяться, купила билет в Грецию, уже имея визу, отправилась на острова, к морю, при этом захватив еще и Олимпийские игры.

— Слышала, что вы легко обучаемы: за несколько дней с помощью приятеля-циркача освоили фокусы, за два месяца научились танцевать фламенко для фильма, где вы играли рядом с Анни Жирардо, по-английски заговорили в какие-то рекордно короткие сроки… Что теперь на очереди?

— Ну, язык-то я учила долго, с преподавателем… А вообще учиться чему-то новому мне нравится. Вот сейчас хочу получить второе высшее образование, но не режиссерское и не продюсерское, а искусствоведческое. В МГУ есть на историческом факультете отделение истории искусств. Пока меня останавливает только то, что там нет заочного обучения, ведь с работой чрезвычайно сложно совмещать каждодневные лекции.

— Вы склонны строить какие-то планы материального характера?

— Моя беда в том, что я совершенно не умею копить деньги. Любая сумма у меня разлетается мгновенно. Вот даже свою машину, Nissan Micra, полтора года назад я приобрела только потому, что у меня оказалась сразу, целиком, вся сумма. Пока это моя самая крупная покупка. Конечно, я мечтаю о собственной квартире, но мне даже подумать страшно, что для этого нужно что-то собирать в кубышку… Все-таки деньги — это не главное. Я сторонница того, чтобы наслаждаться сегодняшним днем, в полной мере получать удовольствие от жизни, которая проходит слишком быстро, и важно не ожидать чудес от будущего, а находить крупицы хорошего в настоящем



Благодарим за помощь в организации съемки ресторан «Палаццо Дукале».