Архив

Женщины Рублевского шоссе

«Рублевские жены» — понятие, которое совсем недавно вошло в нашу жизнь. Его кропотливо — кирпич к кирпичу — сложили те, кто к Рублевке не имеет никакого отношения. В результате мы имеем образ женщины, которая страдает от одиночества, безделья и огромного количества денег.

1 мая 2006 04:00
29193
0

«Рублевские жены» — понятие, которое совсем недавно вошло в нашу жизнь. Его кропотливо — кирпич к кирпичу — сложили те, кто к Рублевке не имеет никакого отношения. В результате мы имеем образ женщины, которая страдает от одиночества, безделья и огромного количества денег.

С этим категорически не согласен Эдуард ДОРОЖКИН.



Пытаться вывести образ среднестатистической женщины, проживающей на Рублевке, достаточно трудно. Писательница Робски уже попыталась это сделать, и у нее даже из этого что-то получилось. Но не то, что есть на самом деле. И не то, как мне кажется, что она сама хотела.

Лично мне сложно дать определение «рублевской женщины». Все-таки уже само попадание на Рублевку свидетельствует о том, что речь идет о человеке неординарном, наделенном, в отличие от общей массы, значительным количеством индивидуальных черт. А значит, речь в данном случае идет о женщинах, которые обладают самыми разными характерами.

Ну например.


ТИПЫ «РУБЛЕВСКОЙ ЖЕНЩИНЫ»

Одной из самых красивых дач на Николиной Горе в поселке работников науки и искусства ДСК «Ранис» владеет некая Ирина Федоровна Огородникова. Она была секретарем Союза писателей СССР, дружила с Высоцким, принимала у себя весь московский свет. Эта дама до сих пор сохраняет абсолютную ясность ума и чистоту языка. Но можно ли называть ее «рублевской женой»?

На Рублевке живет и певица Лада Дэнс. Другое время. Другая история. Другой мир. Этих двух женщин объединяет лишь география. Кто из них — «типичная рублево-успенская дама»?

Символом же старого рублевского дома для меня является семейство Михалковых, которое ведет дом на старый лад, дом — полную чашу, дом, в котором живут несколько поколений, дом, в котором царит культ уважения. Женщины старорублевского типа чаще всего не ведут никакой светской жизни. Не потому, что не имеют на это средств, а потому, что не имеют для этого желания. Их жизнь на Рублевке можно обрисовать так: приехали на Рублевку — заскочили в «Перекресток» — накупили еды — вернулись домой — зажгли мангал — собрались всем семейством за огромным столом. Все.

Есть, конечно, и совершенно противоположный всем вышеприведенным примерам тип, который я называю типом русского хама. Эти тетушки обосновались на Рублевке с советских времен. Их отличает невероятная уверенность в себе и в том, что все и вся им должны за то, что они здесь родились. Эта категория постоянно чето-то просит и требует. Но они никуда не собираются уезжать, потому что прекрасно себя здесь чувствуют. Они продают участки, полученные от государства. Сдают за две тысячи долларов в месяц свои развалившиеся избы в Жуковке. Торгуют помидорами по триста рублей штука. И складывают легенды о том, что богатые «рублевские женщины» всячески эксплуатируют их в качестве домработниц, нянек и сиделок. Лично мне это кажется смешным, потому что работать этих давно разложившихся людей уже не заставить. И потом, среди богатых в дикой моде филиппинки в качестве домашнего персонала. Потому что по части сидения с детьми и пожилыми людьми лучше филиппинок не сыскать никого.

То есть я хочу сказать, что на Рублевке существуют разные женские «полюса», которых, по сути, ничто не связывает, кроме того, что они живут на Рублевке.


ЖЕНЩИНЫ-МИФ

Разумеется, рассказывая о «рублевских женщинах», нельзя обойти и другой тип, который попыталась описать Оксана Робски. Она это сделала вовремя: на мой взгляд, читательская аудитория давно изголодалась по таким антигероям. Оттого и возвела персонажей Робски в некую мифическую касту, наградив ее индивидуальными чертами вселенского значения.

После Оксаниной книги телевидение стало делать программы, снимать фильмы про Рублевку. Сюда повадились западные телеканалы. «Рублевская женщина» превратилась в феномен вселенского масштаба. И, вполне естественно, Рублевка восприняла творчество Робски несколько негативно. Многих, живущих здесь, стала раздражать популярность Рублево-Успенского шоссе у массмедиа. Местные жители почувствовали себя неудобно. Люди недовольны, что их воспринимают как неких звезд и что за ними подглядывают. А еще книга не понравилась, потому что заставила рублевских жителей обратить внимание на себя, задаться вопросами: «А если бы писали про меня, что это была бы за книжка? Какой бы я там был (была)?»

Конечно, женщины, которых описывает Робски, на Рублевке есть — те, кто нюхает кокаин, спит с собственным тренером и мается от безделья. Однако я должен заметить, что это не портрет настоящей «рублевской женщины». Ведь Рублевка — это выставка человеческих типов. А тот тип, что описала Оксана и за которым охотятся СМИ, представлен на Рублевке в количестве полутора десятков человек на десять тысяч жителей. Именно эти пятнадцать дам считают себя «рублевскими женщинами», представителями описанной Робски касты.


БОГАТЫЕ ТОЖЕ РАБОТАЮТ

Остальные богатые женщины, которые там живут, себя к этой касте не относят. Потому что они — типичные работяги. Они много работают, и на то, что все называют «рублевская жизнь», у них остается несколько часов в выходные.

Все эти женщины культивируют принцип «Не работать не престижно». Необходимость чем-то заниматься признается априори. Иногда, правда, это принимает странные формы — когда, например, родители приплачивают компаниям за то, чтобы их ребенок на эти компании и работал.

Чем же занимаются богатые «рублевские женщины»? Случай крайний, когда даме совсем уж нечем заняться, — и она открывает салон красоты, салон цветов, ресторан, магазин сувениров или аптеку. Конечно, часто такой бизнес делается при участии денег мужа. Но все равно это бизнес жены. И он должен быть прибыльным. Другой крайний случай — управление крупными компаниями. Вот вам пример: дама, ее муж занимает видную должность в российском правительстве, а она владеет строительными фирмами (которые строят пять коттеджных поселков в Подмосковье), у нее четыре выставочных проекта в Америке, одновременно она руководит двумя дизайнерскими бюро в Нью-Йорке, а еще является членом попечительского совета крупнейшего российского симфонического оркестра.

Ну, а если же мы возьмем средний, то есть не крайний случай, то большинство дам Рублевки имеют занятие, которое чаще всего умещается в слово «офис».


"РУБЛЕВСКИЕ ЖЕНЫ"

Вообще, главный миф о здешних женщинах — что на Рублевке собрались исключительные дуры, которым выпал шанс, они переспали с олигархами, проникли к ним в душу — кажется мне совершенно абсурдным. Я знаком с некоторыми олигархами. И точно могу сказать, что к этим людям не то что в душу — за километр не подступишься.

Недооценка «рублевских женщин» происходит из-за недооценки «рублевских мужчин». В сознании обывателя жители Рублевки — это те, кто вовремя наворовал денег. С другой стороны, в то время, когда они воровали, воровать можно было всем; тут есть о чем подумать. Но если взять статистику, я могу сказать, что кандидатов и докторов физико-математических наук, проживающих на Рублевке, во много раз больше, чем по всей стране вместе взятых. От этих людей сложно ожидать, что они ни с того ни с сего начнут пускать в свою жизнь глупых теток, охочих до чужих денег. Нет, они пускают в свою жизнь только тех женщин, которые им нравятся, с которыми ловко появиться в обществе, женщин бесспорно умных. Самые богатые люди Рублевки — это люди, которым за пятьдесят. Все они женились еще в советские времена, когда никем еще не были. Их жены — их же ровесницы, — чудесные женщины, которые сами варят борщи и ездят на рынок. Отсюда можно развеять следующий миф о том, что мужчины Рублевки меняют старых жен на молодых, красивых и глупых. Никто не исключает, конечно, наличие молодой, красивой и глупой в качестве любовницы. Но любовниц заводят не только на Рублевке.


МЕСТО БЕЗ ПАФОСА

Миф, что Рублевка — гетто. Миф, что «рублевская женщина» живет исключительно рублевской жизнью. Нет. Рублевка — это место, где на самом деле обитают самые космополитичные люди мира. Те, кто сегодня — в Нью-Йорке, завтра — в Шанхае, а послезавтра — на Бали. Они бесконечно летают и очень много работают. Сформироваться при такой жизни рублевской женщине как «рублевской женщине» достаточно сложно. Потому что они все время — вне контекста дома. А Рублевку они выбрали потому, что так удобно. Это единственное место, где нет пробок. Где абсолютно безопасно. Где нет пафоса.

Рублевка — это типичный загород. Зимой здесь ходят в валенках и гигантских пуховиках, летом — в джинсах и сандалиях, потому что эта одежда удобна для загорода. В таком виде женщины — независимо от того, к каком типу они принадлежат — ходят по участку, сидят в шезлонгах, любуясь соснами, и посещают рублевские рестораны. И никто не «меряется» в ресторанах нарядами из последней коллекции Дольче-Габбана.

Вообще, «рублевские женщины» не любят появляться на публике, на вечеринках. Им скучно ходить на тусовки. Их невероятно сложно завлечь на какое-либо мероприятие. Обычно срабатывает только одно: они приходят на открытие бутика или показ новой коллекции, если что-то предусмотрено для детей.

«Рублевские женщины» предпочитают всем ресторанам и тусовкам домашний семейный обед. Или завтрак с детьми вне дома. Спонтанные поездки в гости к друзьям. Воскресный шопинг. Встречи далеко за пределами Рублевки: «Шатер» на Чистых прудах, «Крокус», ночной клуб с подругами.

Проще всего встретить «рублевскую женщину» на Рублевке в каком-нибудь СПА или спортивном клубе (местные дамы очень много внимания уделяют здоровому образу жизни) — здесь ей удобнее всего посещать фитнес-клуб, бассейн или косметолога. А антураж и цены Рублевки — вещи совершенно надуманные. Представление о Рублево-Успенском шоссе как о самом дорогом месте на планете является ложным. Просто там существуют товары и услуги на любой вкус. Как, впрочем, и в Москве в пределах Бульварного кольца.

Что правда — так это только цены на землю, потому что земли здесь чертовски мало. Участок в Барвихе рядом с прудами обойдется не менее чем в 120 тысяч долларов за сотку, то есть шесть миллионов долларов за участок в 50 га без дома и коммуникаций. Хотя есть на Рублевке местечко — Лапино. Там в садовом товариществе «Учитель» земля стоит четыре тысячи долларов. Можно купить шесть соток, поставить дом и, таким образом, жить на Рублевке, пользоваться всеми прелестями этого места и называться «рублевской женщиной».



ОЛЬГА БУДИНА

Актриса. Снималась в фильмах: «Идиот», «Дневник его жены», «Таежный роман», «Романовы. Венценосная семья», «Московская сага». После рождения сына Наума стала избегать журналистов и светской жизни. Чувствуется, что, став матерью, Будина сильно изменилась внутренне.



Знаете, мы с семьей переехали с Рублевки. Мы жили там, когда у меня родился сын. И пресловутой «рублевской жизни» я не ощутила. Я в основном занималась маленьким Наумом, мы ходили в лес гулять.

А со своими соседками общались?

У нас не было точек соприкосновения. Ну говорили друг другу «здрасьте — до свидания».

Чем, по-вашему, эти женщины отличаются от простых смертных? Вы отличались от них, или они такие же женщины, как и все остальные?

Молодые мамочки выходили гулять к песочнице в туфлях на шпильках и в бриллиантах, их детишки были одеты в дорогие костюмчики, которые было нельзя ни в коем случае испачкать. А мой ребенок бегал голышом — это их шокировало.

Вы, стало быть, не хотели быть, как они?

Нет. И никогда к этому не стремилась. Я всегда ходила в тренировочном костюме, без маникюра, ненакрашенная — они, наверное, принимали меня за няню. Но мне было все равно — я-то отлично себя чувствовала.



ОКСАНА РОБСКИ

Яркая представительница категории богатой «рублевской женщины». Первый роман Casual принес Оксане невероятный успех. Критики объяснили это тем, что Робски была первой, кто рассказал простому народу о жителях Рублевки.

Сегодня писательница по-прежнему эксплуатирует популярную тему, но с журналистами предпочитает общаться исключительно о творчестве. «Мои книги не о Рублевке, а о любви», — говорит она.



Впрочем, к популярной рублевской теме у Оксаны есть свое отношение: «Для меня не существует понятия „девушка с Рублевки“. Это не класс. Обеспеченная девушка должна выглядеть так, чтобы чувствовать себя комфортно. Опять же странное понятие „должна“. Наличие денег уже каким-то образом компенсирует эту необходимость „должна“. Кому должна? На Рублевке живут разные женщины. Разные люди. Есть богатые девушки, которые предпочитают наряды только из последних коллекций известных модельеров. А есть и те, которым наплевать — они могут спокойно отовариваться на дешевой барахолке. Но Рублевка никогда не была моим источником вдохновения».

Тем не менее после выхода первого романа Casual вы сказали: «Я всегда знала, что когда-нибудь напишу про жизнь на Рублевке. Просто думала, что это случится в глубокой старости».

Нет, все мои книги — о любви.

Любовь в ваших романах происходит исключительно на фоне роскошной жизни.

Я не делю жизнь на миры богатых и бедных. Это вы, журналисты, себе напридумывали. В моей третьей книге, кстати, не было никаких названий улиц или шоссе. И моя четвертая книга будет не о Рублевке, а о том, что миром правят безумцы.

Безумцы на фоне милых вещиц — чехлов из белой норки для машин, рубашек от Brioni, песочных часов с бриллиантами вместо песка?

Эти атрибуты меня интересуют как раз меньше всего.

После Casual вы, кажется, поменяли статус — из простой «рублевской женщины» вы стали популярной писательницей. Изменилось ли как-нибудь отношение к вам ваших богатых подруг и соседок?

(Молчание. — Авт.) Не знаю. Я не знаю.



АЛИКА СМЕХОВА

Актриса, певица, дочь известного актера. Жизнь Алики всегда была публична — она привыкла к этому и считает вполне естественным. Поэтому ни статусное место проживания, ни очередной успех в кино, ни что бы там ни было не меняют Аликиной внутренней сущности. Она умеет иронично смотреть и на себя, и на успех, и на Рублевку.



«Рублевские женщины», какие они?

Условно они делятся на две категории. Первая — жены, дети, подруги. Она более паразитирующая. Эти женщины несколько оторваны от жизни и видят ее в основном из окна своего автомобиля. Вторая — бизнес-леди.

Что вас больше всего раздражает в мифах о «рублевских женщинах»?

Меня ничего не раздражает. Что вы называете мифами — безделье, помешательство на дорогих нарядах? Все это реально существует. Впрочем, многие из знакомых мне дам стали очень разумно распоряжаться своим временем и деньгами. Они занимаются бальными танцами, спортом, йогой, дизайном. Есть и такие, которые любят петь и мечтают об эстраде.

Можете ли назвать себя классической представительницей касты «рублевских женщин»?

Я точно не классический пример. У меня достаточно скромный дом, Mersedes не самой последней модели. Я не стану тратить сумасшедшие деньги на крокодиловую сумочку от Hermes. Кроме того, я не умею наслаждаться бездельем — хочу и люблю работать. У меня график расписан на два-три месяца вперед. Поэтому у меня мало свободного времени, чтобы праздно посидеть, кофе попить, поболтать.

Как к вам относятся женщины Рублевки?

Зависти к себе не ощущаю. Здесь много самодостаточных, довольных жизнью людей. И у нас не так уж много пересекающихся интересов. Но да, мне больше нравится видеть вокруг себя обеспеченных и счастливых людей, нежели бедных и несчастных. У здешних обитателей тоже есть радости и печали — как купить новый дом, как держать жену подальше от любовницы. Главная проблема богатых — наличие культуры, что не всегда соразмерно с их доходами. А обеспеченные женщины грешат демонстрацией своего богатства. Некоторые барышни в ресторан, спортклуб и даже на каток непременно с охраной приходят. Видимо, они ощущают себя очень важными персонами.



ЛАДА ДЭНС

Певица, звезда сериала «Бальзаковский возраст, или Все мужики сво…» Дом на Рублевке стал для нее антидепрессантом. Он помог ей отвлечься от тяжелых мыслей, связанных с проблемами развода. Лада не скрывает, что относится к классу обеспеченных женщин. Впрочем, это обстоятельство ее совсем не портит — она доброжелательна, открыта и ничуть не высокомерна.



Для многих Рублевка — синоним сладкой жизни. А у вас какое мнение?

Для меня это совершенно не так. Начнем с того, что дом я купила своему мужу, но потом развелась с ним и оставила эту коробку — одни стены — себе. Я оказалась совершенно одна с двумя детьми и, без ложной скромности, совершила подвиг, полностью отремонтировав дом. Пришлось самой командовать бригадой строителей. Кто проходил через такое, знает, каких нервов это стоит. Однако игра стоила свеч. Во мне очень силен материнский инстинкт, и я знала, что мои дети должны жить на свежем воздухе. Я рада, что наш дом находится в Барвихе, очень тихом месте, здесь безопасно, рядом проходит президентская трасса.

Чем рублевские женщины отличаются от остальных?

Они тщательно следят за собой. Не видела ни одной девушки, небрежно причесанной или одетой. Так они заботятся о своих мужьях, выражают им благодарность за красивую жизнь. Стиль одежды? В основном гольф-стиль. Манера поведения — спокойная, не пафосная.

Как вы проводите свой досуг на Рублевке?

Гуляю, люблю бегать на свежем воздухе — за моим домом большое поле. В нашей деревне есть конюшня — там живет моя лошадь. Правда, она старенькая совсем, поэтому я редко катаюсь верхом. Купила мотоцикл недавно — буду учиться ездить на нем. Хожу в фитнес-клуб. Кстати, многие жители нашего поселка занимаются спортом. В основном все стройные, подтянутые. На мой взгляд, Рублевка — это наша Беверли-Хиллз, где неприлично плохо выглядеть.

Общаетесь со своими соседями?

Иногда. Мне повезло с соседями — Андрей Макаревич, Леонид Ярмольник, Андрей Разбаш. С такими людьми общаться — одно удовольствие.

А с менее известными людьми дружите?

Естественно. Они очень хорошо относятся ко мне. Иногда собираемся в ресторане «На веранде у Дачи».

От чего больше всего страдают жители Рублевки?

Не могу ответить за всех. Меня, например, не устраивают заоблачные цены — даже при том, что я человек небедный. Чашка кофе в местном кафе стоит не меньше, чем в самом дорогом московском ресторане.