Архив

Бонни, ботокс и Кэтрин Зета-Джонс

Рано списывали Бонни Тайлер со счетов. После долгого перерыва звезда 80-х выпустила новый диск, вновь колесит с концертами по всему миру (а вовсе не только по России, как другие герои ее эпохи) и вообще чувствует себя отлично.

1 мая 2006 04:00
1078
0

Рано списывали Бонни Тайлер со счетов. После долгого перерыва звезда 80-х выпустила новый диск, вновь колесит с концертами по всему миру (а вовсе не только по России, как другие герои ее эпохи) и вообще чувствует себя отлично.

В чем убедилась Ольга БРОДЗКА, которая встретилась с Тайлер во время ее недавнего визита в Москву.



Ее жизнь делится на две половинки. В первой — никому не известную певичку из уэльских пабов звали Гейнор Хопкинс, и пела она, как утверждают злопыхатели, высоким пронзительным фальцетом. Потом врачи надругались над ее голосом, сделав операцию на связках и запретив приближаться к микрофону ближе, чем на две мили.

Тогда она нарекла себя Бонни Тайлер и вопреки всем врачебным запретам запела-заголосила — правда, звучали ее трели, как скрип плохо смазанной двери. Но именно тогда начался второй этап ее жизни, который с успехом продолжается и по сей день. Жизни настоящей звезды со всеми присущими этому высокому статусу атрибутами. К примеру, на интервью она приехала на длиннющем лимузине ярко-фиолетового цвета, да еще с каким-то малиновым отливом. Словом, настоящая рок-леди!

«Привет, я — Бонни», — хитро подмигивает она и начинает хихикать.

«Привет, я — Ольга», — представляюсь я и почему-то тоже начинаю глупо похрюкивать.

«Хочешь фото на память?» — подталкивает она меня к незнакомцу с «мыльницей» в руках. И, даже не дослушав мои вопли, что парня этого я, скорее всего, больше никогда в жизни не увижу, замирает перед объективом, крепко при этом сжимая меня за локоть. А когда парень растворяется в толпе, опять начинает хихикать. Веселая она барышня, Бонни Тайлер. Так и прохохотала почти все интервью, причем даже когда мы касались тем совсем не шуточных.

Вы сейчас так старательно позировали фотографу, а я вот слышала, что вы ненавидите рассматривать свои снимки…

Бонни Тайлер: «Нет, все не так. Сейчас я объясню, в чем дело. Когда я говорила о своей нелюбви к фото, я имела в виду совсем другое. Я просто хотела сказать, что мои снимки двадцати-тридцатилетней давности приводят меня в неописуемый ужас. Я смотрю и не верю: о боже, неужели это действительно я?»

Что же там такого ужасного?

Б. Т: «Да все! Эти высокие прически с начесом, эти пиджаки с громадными ватными накладными плечами, эти тяжеленные кольца в ушах! Кошмар! Я рада, что мне не приходится завивать волосы по двадцать минут кряду. И фотографии дня сегодняшнего мне нравятся больше».

Наверное, это потому, что вы отлично выглядите.

Б. Т: (Без тени кокетства.): «О да, сегодня своим внешним обликом я вполне довольна! Ни для кого не секрет, что у меня были небольшие изменения внешности при помощи волшебного средства -оно называется „Ботокс“. Это позволяет мне смотреться в зеркало с чувством глубокого удовлетворения».

Вы так открыто говорите о «Ботоксе». А наши артистки предпочитают рассказывать сказки, что лишь душевный покой и благие помыслы помогают им выглядеть моложе своих лет.

Б. Т: «Ну, на Западе тоже не все признаются в том, что они делали уколы красоты. Хотя лично я не понимаю, чего уж тут скрывать. Каждая женщина знает, что „Ботокс“ и „Рестилайн“ — отличные средства, чтобы продлить свою молодость. И каждая вторая эти средства использует. Мадоннак примеру. Еще… Ой, можно я не буду называть имена? Я многих моих коллег видела в кабинете у врача, но могу назвать только того, кто сам этого не скрывает. Так что остановимся на Мадонне».

Она опять начинает смеяться, заодно рассматривая подол своей юбки, причем в этот момент ее стройные ноги может разглядеть даже охранник, притаившийся метрах в пятидесяти.

Вы вообще много времени уделяете своей внешности?

Б. Т: «Конечно. Это ведь часть моей профессии. Например, я никогда не выйду из дома без косметики. Вот сейчас на часах двенадцать ночи (чистая правда — Авт.), а я перед тем, как поехать на интервью, сначала освежила мейк-ап. Пусть я немного опоздала, зато чувствуюсебя во всеоружии».

В восьмидесятые, когда вы начинали, частью профессии рок-музыканта считался вовсе не грамотно наложенный макияж.

Бонни деланно поднимает брови, старательно изображая непонимание.

Это я про лозунг всех рокеров: «Секс, наркотики и рок-н-ролл». Тут не до мейк-ап.

Б. Т: «Нет-нет-нет, этот лозунг не про меня. Я никогда не употребляла наркотики. И никогда не выпивала. По крайней мере до выхода на сцену».

Здесь уже, как по команде, начинаем смеяться мы обе. Понизив голос, Бонни добавляет: «Конечно, в России я позволяю себе рюмку-другую водки. По-другому здесь нельзя».

В России Бонни Тайлер впервые побывала в девяностых годах. И с тех пор наведывается к нам много и часто. То выступает на больших ретрофестивалях, то заседает в жюри на конкурсах молодых талантов, а то и на частных вечеринках поет.

Б. Т: «Да-а-а, здесь, в России, за последние годы все очень изменилось. Когда я была у вас впервые, то страна называлась Советский Союз и люди были совсем другие. Помню, на моем концерте публика была будто заторможенная. Я сначала не могла понять: почему они не подпевают, почему не танцуют?

Только потом мне объяснили, что милиция, которой было полно на концерте, запрещала выплескивать свои эмоции".

Не смущает, когда вас приглашают выступать на частных вечеринках — вроде как не по статусу?..

Б. Т: «А что здесь такого? Главное, чтобы публике нравилось то, что я делаю на сцене. Я, между прочим, однажды даже на свадьбе выступала. Правда, это была такая свадьба, что признаться в этомне стыдно — Майкла Дугласа и Кэтрин Зеты-Джонс».

Значит, это правда, что Зета-Джонс — ваша родственница?

Б. Т: «Не моя, а моего мужа. Если быть точнее, Кэтрин — его четвероюродная сестра. Поэтому когда они пригласили нас на свадьбу, я тут же решила подарить им несколько песен. Это произошло в клубе «Плаза» в Нью-Йорке, все было обставлено очень, очень роскошно. Кстати, несколько месяцев назад мы довольно долго гостили у Кэтрин и Майкла.

Это было так: я выступала в одном клубе, а потом Майкл предложил всей нашей группе задержаться у них — вы же знаете, у Дугласа и Зеты-Джонс несколько домов, так что мы их не стесняли. Ну вот, мы целую неделю у них и провели. И теперь я могу сказать вам абсолютно точно: они влюблены друг в друга!"

Как и вы с вашим супругом. Вы ведь вместе уже почти тридцать лет!

Б. Т: «О да! С мужем мне повезло. Я — счастливая женщина. Жаль только, Бог не дал нам детей. Когда мне было сорок лет, у меня случился выкидыш. Конечно, я тогда очень переживала, но потом поняла: значит, это такой знак свыше. Мне ясно дали понять, что мое место — на сцене!