Архив

Прогулка во сне и наяву

Ирина Пегова. Актриса театра имени Фоменко, звезда фильмов «Прогулка» и «Космос как предчувствие». Дмитрий Орлов. Брутальный герой-любовник, который запомнился по картинам «Небо. Самолет. Девушка» и «Первый после бога». Когда они познакомились, то даже сами думали: роман не продлится слишком долго. И все-таки они вместе.

1 мая 2006 04:00
1580
0

Ирина Пегова. Актриса театра имени Фоменко, звезда фильмов «Прогулка» и «Космос как предчувствие».

Дмитрий Орлов. Брутальный герой-любовник, который запомнился по картинам «Небо. Самолет. Девушка» и «Первый после бога».

Когда они познакомились, то даже сами думали: роман не продлится слишком долго. И все-таки они вместе.



Она была актрисой. Красивой и талантливой. И это стало самым главным недостатком Ирины Пеговой. Потому как Дмитрий Орлов, восхищавшийся актрисой Ириной Пеговой, глубоко убежден: барышни этой профессии хорошими женами быть не могут. Откуда такое предубеждение против коллег?

Дмитрий Орлов: «Нет, к актрисам я отношусь замечательно. Но видите ли, в чем дело: артистка — это женщина с особым внутренним устройством. Вообразите: выходит особь женского пола на площадку, причем в полной темноте, и начинает жеманничать перед несколькими сотнями людей, а те должны ей за это аплодировать. Пусть на меня не обижаются коллеги, но я убежден: в природе артиста театра лежит эксгибиционизм. По этому поводу есть замечательныйанекдот: „Черт приходит к актрисе и говорит: „Сейчас в Голливуд поедем, будешь игратьвсе главные роли, разбогатеешь, „Оскара“ возьмешь. Только есть один большой подвох“. —"Какой подвох?“ — „Придется душу дьяволу продать“. — „А в чем подвох-то?“ Поэтому, конечно, я очень долго думал — быть ли нам с Ирой вместе, мучительно размышлял — стоитли мне связывать свою жизнь с актрисой. Перед принятием судьбоносного решения меняреально колбасило. Но в результате, как показало время, я не ошибся».


ТРОЕ ПОД ЛИВНЕМ

Но сначала была прогулка. Случилось это на кинофестивале в Варшаве, куда оба приехали сосвоими фильмами: она — с «Прогулкой», он — с «Небо. Самолет. Девушка». В роли посредникамежду двумя молодыми звездами выступил один из организаторов поездки по имени Стас.

Д. О: «Стас позвонил мне в гостиничный номер и с ехидными интонациями в голосе сказал: „Ты знаешь, тут актриса Пегова желает прогуляться“. — „Ну что же, давайте прогуляемся“, — ответил я спокойно. Мы договорились встретиться в вестибюле гостиницы, где жила вся русская делегация. Я вышел из лифта, увидел Иру — и тут же влюбился по уши. Я вам сейчас на полном серьезе говорю: именно так и было».

Что же, раньше вы не подозревали о существовании Ирины Пеговой?

Д. О: «Нет, я видел Пегову в театре, видел Пегову в кино. Она мне всегда нравилась как актриса. Но это была влюбленность в светлый экранный образ. А тут, когда я увидел ее „живьем“… Одним словом, я сразу же распушил свой павлиний хвост, пустил в ход все чары. Так что женщине Пеговойдеваться было некуда».

Ирина Пегова: «Короче, загнал он меня тогда в Варшаве».

Д. О: «Загнал-загнал. Несколько дней мы бродили по городу, постоянно острили по поводу того, что нас, как и в „Прогулке“, трое, пытались разыгрывать забавные сценки из фильма».

И. П: «Причем так вышло, что даже погода в Варшаве тогда была похожая на киношную — ливень, слякоть. И у нас — вот совпадение! — не нашлось зонта. И — только мы втроем».

Д. О: «Ну, не всегда втроем: в темное время суток Стас оставлял нас наедине. Словом, все необходимое для того, чтобы родились романтические чувства, присутствовало. И они родились».

Кстати, позже была еще аллюзия на другой фильм — «Небо. Самолет. Девушка» Веры Сторожевой.

Когда парочка улетала из польской столицы, прямо в воздухе, на «седьмом небе», они встретилидень рождения Орлова — их первый совместный праздник.


МОСКОВСКИЕ КАНИКУЛЫ

Д. О: «А потом мы вернулись в Москву. И у нас начался роман».

И. П: «(возмущенно) «Как?! Только в Москве?!!»

Д. О: «Ну конечно. Одно дело — артисты на кинофестивале, другое дело — возвращение на родину. Ведь как бывает: кончилась путевка — кончилась любовь. У нас же по приезде домой все только началось».

Когда вы сделали Ирине предложение руки и сердца?

Д. О: «Именно этот шаг дался мне очень тяжело. Я вам уже говорил: в Иру я влюбился с первого взгляда. А вот для того, чтобы решиться на более серьезные отношения, мне пришлось многое передумать. Конечно, я был морально готов к семейной жизни. Все-таки уже взрослый человек, а жилбобылем. К тому же у меня есть близкий друг, у которого большая семья, четверо детей. И каждый раз, когда я приходил к нему в гости и смотрел на семейную идиллию, то думал: господи, ну почему я пока еще не встретил свою вторую половинку? И надо же такому случиться, что Пегова оказалась актрисой! Если бы не этот факт, конечно, наши взаимоотношения развивались бы намного-намного быстрее».

Вы с кем-то советовались в момент своих метаний? Родителям Иру представляли?

Д. О: «Родителям представлял, да. Понятно, что когда сыну тридцать четыре года, мнение родных не может быть определяющим. Но тем не менее я верю в какие-то патриархальные вещи. Помню, как-то мама показала бабушке журнал, в котором было фото Пеговой. Она ее долго рассматривала, а потом сказала: «Да, мордастенькая такая». Повисла пауза. Я подумал: «Это конец».

Бабушка после минутной заминки обвела всех глазами и добавила: «Ну, как мы». А потом былоличное знакомство. Мама с бабушкой «просканировали» Иру, и в этот момент я понял: они ее приняли. Конечно, то, что Ира понравилась маме и бабушке, сыграло свою роль. Ну и плюс ко всему хочу вам доложить: Пегова, помимо того что она хорошая актриса, оказалась еще и нормальной русской женщиной. Которая хорошо управляется с кастрюльками…"

И в горящую избу войдет?

Д. О: «Нет уж, этого не надо. В избы горящие, если что, буду я входить. А вот в смысле ведения домашнего хозяйства — здесь Ира на высоте. Чистота, тепло в доме — все то, в чем нуждается нормальный мужчина, у нас есть. И моя мама заметила это одной из первых».


… И ЛАПОЧКА ДОЧКА

Три месяца назад у супругов родилась дочь, которую в честь мамы Дмитрия назвали Татьяной. Но Пегова с Орловым уже мечтают о братьях и сестрах для Танечки.

И. П: «Мальчика обязательно назовем Стасом — в честь лучшего друга Димы. Второго сына — Артемом. У нас, между прочим, уже есть по пятьдесят имен как для дочек, так и для сыновей. Осталось только рожать».

То, что у них будет много детей, супруги решили сразу. Поэтому когда стало известно, что Ира беременна, она тут же бросила работу — здоровье будущего ребенка важнее. Из-за чего в родном театре Пеговой — «Мастерской Петра Фоменко» — оказалась сорванной премьера спектакля «Носорог», где у Ирины намечалась главная роль. На самом деле это случай беспрецедентный: все артисты Петра Наумовича очень преданны делу, и поставить личное выше общественного для них вроде как недопустимо.

И. П: «У меня была трудная беременность. Два раза я лежала на сохранении — настолько все было под серьезной угрозой. Так что с июня прошлого года я практически бездельничаю. Зато у меня появилось время ходить по театрам, в кино, читать книжки. К тому же мой муж создал для меня все условия, чтобы во время беременности я чувствовала себя настоящей принцессой».

Дима, а вы присутствовали при родах?

Д. О: «Я был за дверью. На самом деле я не считаю, что это правильно — присутствовать ТАМ. Все-таки это в первую очередь дело жены и врачей. Но двери были открыты, поэтому я слышал, как идут роды. Помню, ко мне вышел анестезиолог и сказал: „Ну вот, все началось. У вас есть часы?“ А у меня в руках — мобильный телефон, который мне вручила наш врач. Я киваю головой: „Есть“. — „Вот и хорошо. Следите за минутной стрелкой. Через три минуты услышите крик своего ребенка“. И вот сижу я, тупо уставившись на часы, будто только от передвижения этой стрелки зависит моя жизнь. Только потом я понял, что у меня дело пошло на секунды, как в замедленной съемке. Короче, те три минуты двадцать секунд стали для меня самыми долгими в жизни. Но когда Танечка закричала, будто гора с плеч упала».

И. П: «Я удивляюсь, как он выдержал роды, как не свалился от усталости: чтобы успеть к появлению Танечки на свет, Дима сорвался со съемок, летел аж из Киева, поэтому не спал больше суток».

Д. О: «Самое забавное, что, когда я ворвался в квартиру, Ира в последние минуты пыталась что-то там помыть, приготовиться к своему возвращению домой — уже с ребенком. Пришлось взять все в свои руки: „Ничего не надо делать, поехали“. И, как это часто бывает, все начало развиваться очень быстро. Поэтому в роддоме мне выдали одежду на несколько размеров меньше — что нашли на тот момент. Представляете: короткие штанишки до колен, рубашка до локтей и трогательная шапочка».

И. П: «Знаете, наверное, такие смешные шапочки для душа».

Д. О: «Помню, мы бежим по коридору, я — в этом странном наряде, а в голове почему-то мысль: какая модная у меня одежка, швы — необработанные, прямо фэшн какой-то. Только когда уже все случилось, медперсонал, смеясь, просветил меня: это я, оказывается, надел костюм с изнаночнойстороны».

Взрослые мужчины очень трогательные, когда вдруг становятся отцами.

И. П: «Да-да, Орлов очень трогательный, когда нянькается с Танечкой. И чем дальше — тем больше. Он с ней постоянно разговаривает, причем как со взрослой: рассказывает ей о наших родственниках, о том, как мы познакомились, вообще об этом мире — словом, обо всем. Со стороны это выглядит сентиментально, красиво и, как мне кажется, очень по-мужски».

Д. О: «Я же поздний отец — дочь родилась, когда мне было уже тридцать четыре года. А чувства, и не только к детям, становятся с годами глубже и красивей. Ты постигаешь окружающий тебя мир, учишься ценить тех, кто рядом с тобой. Поэтому я был готов к появлению маленького человечка в моей жизни. Но все равно смотрю на дочь и думаю: господи, как же я жил без нее все эти годы?»

Вы изначально хотели девочку?

Д. О: «Сначала, конечно, родители долго думают: мальчик-девочка, кого хотим, как назовем. А когда дело к родам, то тебя волнует только один вопрос: главное — чтобы ребенок был здоров. Все остальное, между нами, — такая фигня! Танечка — плод нашей с Ирой любви. И этим все сказано».