Архив

Александр Олешко: «Любовь — это работа, но я к ней готов»

Александр любит говорить, что чувствует крылья за спиной. Он щедр на чувства, любит производить впечатление, обожает делать подарки. Ребенком он влюбился в цирк за яркие костюмы и блестки, затем своими огнями его поманила Москва, позже — свет рампы… В свободное от работы время актер любит бродить по городу или сидеть до утра с друзьями на кухне, угощая их чилийским или родным молдавским вином. «МК-Бульвар» решил, что для фотосессии знатоку вина самое место в винном погребе.

15 мая 2006 04:00
3458
0

Александр любит говорить, что чувствует крылья за спиной. Он щедр на чувства, любит производить впечатление, обожает делать подарки. Ребенком он влюбился в цирк за яркие костюмы и блестки, затем своими огнями его поманила Москва, позже — свет рампы… В свободное от работы время актер любит бродить по городу или сидеть до утра с друзьями на кухне, угощая их чилийским или родным молдавским вином. «МК-Бульвар» решил, что для фотосессии знатоку вина самое место в винном погребе.



НЕСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Олешко Александр Владимирович, актер. Родился 23 июля 1976 года в Кишиневе. Окончил цирковое училище, Щукинское училище. Снимался в фильмах: «Турецкий гамбит», «Зависть богов», «Какая чудная игра», в сериалах: «Остановка по требованию», «Усадьба», «Узкий мост», «Марш Турецкого», «Звезда эпохи» и др. Играет в театре «Современник».



— Александр, у вас несерьезная фамилия, забавная внешность, и лауреатом театральной премии «Чайка» в номинации «Лучший комедийный актер» вы стали тоже неслучайно… Характер у вас также под стать, и вы не склонны драматизировать обстоятельства?

— Мне приятно, если от моих работ у кого-то поднимается настроение и мое творчество настраивает на позитивный лад, в конце концов, наша профессия связана со сказкой, иллюзией. Но на самом деле у меня сложное мироощущение. Я могу заплакать, и мне не стыдно в этом признаться.

— В каких ситуациях?

— Если кому-то больно, например. Или когда смотрю хорошее кино, от которого мурашки по коже. Это живая реакция, и мне тут нечего стыдиться. Вот я тут недавно вернулся со съемок программы «Большие гонки» и могу честно признаться, что испытал там неподдельное чувство страха, когда участвовал в конкурсе с быком. Но я просто не мог отказаться и подвести команду. Это был еще один шанс испытать себя. Так что я вовсе не такой веселый, парящий и легкомысленный, каким меня, возможно, воспринимают со стороны. Если бы я действительно был таким, то, уверен, у меня уже была бы семья и все в ажуре. Но одновременно с этим я не бука. Просто пока не происходит совпадения… Подбегают какие-то девочки (меняет голос на тонкий и звонкий):"Ой, Сашка, привет! Ты такой прикольный!"

— Ну, это понятно, поклонницы… А что касается брака, то вы уже были один раз, полтора года, официально женаты на Ольге Беловой, актрисе театра Калягина, и во всех интервью говорите, что развелись, потому как из отношений ушло ощущение полета. Возможно, вы просто не семейный по натуре человек?

— Мне не хочется рассказывать о настоящей причине нашего с ней расставания, поэтому всем журналистам я говорю приблизительно одно и то же. Но у нас сохранились дружеские отношения с бывшей женой.

— Какие уроки вынесли из супружества?

— Во-первых, жизнь двух творческих людей в одном доме может быть гармоничной, если эти люди подходят друг другу. И во-вторых: любовь — это работа. И я к ней готов. Когда влюблен, то принимаю самое активное участие в жизни любимого человека, стараюсь делать все возможное, чтобы сохранить отношения. Без устали колю дрова и подбрасываю их в этот огонь. Совместная жизнь со мной, как и с любым артистом, сложная, зато интересная и разнообразная. Мне интересно не ходить по земле, а чуть-чуть летать над ней. Лучше в паре с кем-то. У меня даже есть такая фотосессия, где я с крыльями, в роли ангела, после которой меня критиковали за выпендреж. Но я вижу себя именно так. Тем более что крылья ведь можно использовать не только для полета, но и укрыть ими кого-то, обогреть…

— Когда вы говорите о семье, детей тоже подразумеваете?

— До недавнего времени, наблюдая за нашей черно-белой жизнью, когда подростки превращаются в подонков, я не хотел иметь детей. Но сейчас, когда у многих моих друзей родились малыши, я вижу, как это здорово, когда кто-то зовет тебя папой.

— По каким признакам вы понимаете, что попали в ловушку влюбленности?

— Когда мне все время хочется набрать заветный номер, когда телефон не выпускаю из рук, ожидая звонка, когда все остальное отходит на второй план… Как раз сейчас я нахожусь в этом состоянии.

— Каков ваш типаж женщины?

— Женщина-подруга и ни в коем случае не женщина-мать. Мне нравятся девушки деловые, с собственным мнением, позицией, планами. Притом это не значит, что я отказываюсь быть семейным тягачом, но мне приятнее жить с человеком активным, имеющим свою собственную, полноценную, параллельную жизнь.

— Вы, наверное, знаете, что одинокие мужчины частенько вызывают подозрения в нетрадиционной сексуальной ориентации. И вы не являетесь здесь исключением. Что на это скажете?

— Я знаю, что обо мне говорят подобное, и даже уже привык к этому. А каким образом мне доказывать обратное? Совершить прямо сейчас с вами половой акт, чтобы вы поняли, что я все-таки мужчина и знаю, как и куда?! Конечно, геев сегодня действительно много и в кино, и на эстраде, со многими я знаком, они являются моими приятелями, но это ни о чем не говорит. Если хотите, частенько эти слухи придумывают и раздувают отвергнутые тобой женщины. Я в этом убедился. Почему-то если женщина отказывает мужчине, то это воспринимается нормально, а если мужчина женщине, то это считается какой-то аномалией, значит, он точно гей, иначе быть не может. Но не ждите от меня перечисления фамилий отвергнутых дам. Это будет уж совсем не по-мужски. Терпеть не могу, когда мужики собираются и начинают обсуждать свои победы. Вообще наше общество находится в болезненном состоянии: оно не образованно, не развито, поэтому много талантливых людей гибнут из-за каких-то предрассудков, негативного отношения к себе, в том числе и по поводу сексуальной ориентации. В принципе я считаю, что не надо кричать на каждом углу, с кем ты предпочитаешь спать, но и когда притесняют этих людей, мне тоже не нравится. Я за демократию.

— Вы не склонны жить иллюзиями?

— Я могу какое-то время ими питаться, очень расстраиваюсь, когда они разрушаются. К примеру, на вручении премии «Чайка» я переживал, когда один артист в фойе перед началом церемонии со мной поздоровался сквозь зубы, через плечо, хотя я перед ним ни в чем не провинился. Даже наоборот, вызволял его из милиции однажды, когда он был в абсолютно непотребном состоянии. Но он потом почему-то решил, что это именно я его туда сдал, видимо, такая форма белой горячки. Подобные вещи меня могут совершенно выбить из колеи, я от этой ситуации неделю отходил. Так что сейчас уже немного осталось у меня иллюзий. Но я тем не менее упорно продолжаю верить в любовь, в порядочность, в дружбу… Я романтик, и, наверное, поэтому меня частенько обманывают. Но я считаю, что это не мои проблемы. Знаете, есть такая замечательная фраза: «Когда меня обижают, я не обижаюсь, потому что в этот момент у тех, кто меня обижает, начинается длинный, довольно-таки сложный разговор с Богом».

— Говорят, вы работаете практически без отпуска и даже в выходные дни склонны устраивать себе съемки. Отчего так происходит? Много на что нужно заработать?

— Естественно, как и любому человеку, мне нужны деньги. Но я вовсе не по этой причине пришел в профессию и тружусь в таком жестком графике. Все дело в том, что стоит мне остаться дома одному, как начинается мучительное самокопание, накатывает какое-то депрессивное состояние…

— А к соперничеству творческому вы как относитесь?

— Положительно. Помню, как в цирковом училище, куда я поступил в 14 лет, моей подруге, круглой отличнице, объявили, что она получит красный диплом и Ленинскую стипендию. Я решил, что ничуть не хуже, стал работать в два раза больше и добился того же самого.

— К слову о детстве, читала, что в родном Кишиневе вы почти с младенчества были каким-то привилегированным: из детского сада вас забирали на открытие советских памятников, где вы пели…

— Да, во-первых, я был красивым мальчиком: в шортиках, белой рубашечке, с «бабочкой», во-вторых, отличался примерным поведением, в-третьих, мне нравилось выступать. Я всегда обожал шумные застолья, гостей, которые частенько собирались у нас в доме.

— Мне кажется, что вы уделяете своей внешности слишком большое внимание. Как часто смотритесь в зеркало?

— Дважды в день: утром и вечером. Если где-то пройду мимо зеркала, конечно, в него посмотрю, я же нормальный человек. Вообще надо следить за тем, чтобы хорошо выглядеть. У меня на днях был шок. После долгого перерыва я спустился в метро и тут же, как будто на машине времени, перенесся лет на десять назад, когда ежедневно ездил на этом виде общественного транспорта: кругом были все те же люди с мученическим выражением на лицах. Смотреть на это было ужасно! Наверное, у них нет в первую очередь желания изменить как-то свою жизнь, иначе появились бы и деньги, и время на это.

— А на улице вы этих лиц не замечаете?

— Мне кажется, что на улицах ситуация получше, хотя я, безусловно, редко гуляю. В основном нахожусь либо в машине, либо на работе, либо на отдыхе. Для отдыха выбираю только те места, где люди красивые и атмосфера приятная. Нужно самому строить свою судьбу. Я очень не люблю нытиков. Раньше сам был таким, до тех пор, пока не осознал, насколько это занятие не конструктивное. И понял, что следует четко знать свою цель и двигаться к ней. Просто мечтать о славе и богатстве — глупо.

— В этом году у вас юбилей — 30 лет, самая пора подводить промежуточные итоги. Популярность, признание, всевозможные награды и конкурсные призы у вас есть, квартира в Москве тоже недавно появилась…

— То, что у меня есть на сегодняшний день, я планировал иметь не к тридцати, а к двадцати годам. Так что все идет с опозданием. Мне стоило родиться либо на пять лет раньше, либо на десять лет позже, а то я попал в какое-то безвременье, учился, когда это никому не было нужно, выпускался из училища, когда киноиндустрия была в упадке… Поэтому сейчас я радуюсь за ребят, которые прямо из института попадают на экраны и студии их рвут на части… А что касается моей квартиры, то самую первую «хрущобу», в районе метро «Улица 1905 года», я купил, когда еще только окончил Щукинское училище. Я сделал там ремонт, выглядела она у меня сказочно, и лучшие люди столицы у меня были в гостях. Прожил в ней ровно три года, после чего продал и купил двухкомнатную квартиру на Маяковке, с окнами, выходящими на Садовое кольцо, в которой тоже живу уже три года. Я ведь, как провинциал, мечтал, чтобы из своей квартиры в самом центре Москвы мне бы были видны рубиновые кремлевские звезды и Останкинская телебашня. И вот тут как раз все было именно так, пока мне эти виды не застроили. Но это обстоятельство воспринимаю как хороший стимул: значит, пора переезжать! Сам процесс подбора жилья, обустройство, ремонт меня ничуть не пугают, наоборот, радуют. Мало того что я самостоятельно оформил свои квартиры, так еще и своим друзьям помогаю жилье отделывать.

— И вы уверены, что сейчас движетесь по правильной траектории?

— Нет, но это не страшно. Я не позволяю себе утопать в печали по поводу отсутствия в данный момент адекватных ролей. В «Современнике» не репетирую ничего нового, зато играю в легендарных спектаклях: «Вишневый сад», «Сладкоголосая птица юности», «Трудные люди», «Гроза». А в Театре имени Вахтангова — в спектакле «Мадемуазель Нитуш». Что касается кино, то уже который раз повторяется одна и та же ситуация: режиссер меня утверждает на картину, а продюсер отказывает. Либо говорит, что я еще не слишком известный персонаж, либо, наоборот, что мое лицо слишком медийное. Я не понимаю, почему хороших артистов, которые могли бы составить славу кинематографу нашей страны, куда-то задвигают.

— Это вы себя имеете в виду?

— И себя, разумеется, тоже. Хватит уже скромничать. Я знаю, что я могу, и не хочу бездействовать. Невостребованность меня убивает. Сколько раз я слышал одно и то же: «На вас надо писать сценарий». И что?! Где эти работы?!

— На ваш взгляд, чего вам еще сейчас не хватает?

— Как ни странно, ток-шоу на телевидении. И тут меня преступно не используют. Я был ведущим в разных проектах, но это были не совсем мои программы. Короче, в этом я был бы гораздо органичнее некоторых наших телеведущих.