Архив

Русская рулетка

Три года назад газеты запестрели скандальными заголовками: олимпийскую чемпионку по художественной гимнастике Веру Шиманскую арестовали в одном из казино Испании за игру краплеными картами, теперь спортсменке грозят долгие лета за решеткой.

1 августа 2006 04:00
1621
0

Три года назад газеты запестрели скандальными заголовками: олимпийскую чемпионку по художественной гимнастике Веру ШИМАНСКУЮ арестовали в одном из казино Испании за игру краплеными картами, теперь спортсменке грозят долгие лета за решеткой.

Освобождение Шиманской было освещено не столь ярко. Еще и потому, что Вера почти перестала общаться с прессой — обиделась.

И лишь сегодня, когда страсти улеглись, она решилась на откровенный рассказ о том, что же тогда произошло. И главное — как она смогла жить дальше: ведь тот случай поставил крест на ее спортивной карьере.

Все проходило в лучших традициях американских боевиков. Наручники, вспышки фотокамер собравшихся у зала суда журналистов, пафосные комментарии о том, что в Испании обезврежена русская мафия.

Прошло уже три года, а ей до сих пор тошно вспоминать те несколько дней безысходности, пустоты и отчаяния.

Из публикаций испанской прессы 2003 года: «Первыми в мошенничестве спортсменку заподозрили сотрудники одного из казино на фешенебельном испанском курорте Марбелья. Почувствовав опасность, Шиманская и Львов (супруг спортсменки) перебрались в городок Пусоль в двадцати пяти километрах от Валенсии, где расположено знаменитое игорное заведение „Монте-Пикайо“. Правда, на этот раз страсть к азартным играм и стремление к победе спортсменку подвели. Оказалось, что служба безопасности казино курорта Марбелья отправила в полицию приметы обоих подозрительно удачливых картежников. За игрой Шиманской и Львова начали следить профессионалы. После нескольких часов съемки скрытой камерой у полиции появились улики».

Российские газеты тогда тоже в подробностях писали о происшествии в Испании. Взяв за основу западные публикации, они добавили свои собственные размышления — большей частью злобные и нравоучительные: мол, как рано известная спортсменка пристрастилась к взрослой жизни. Но обиднее всего были комментарии представителей Федерации гимнастики — довольно трусливые, надо сказать: мол, ничего о Шиманской не знаем и знать не хотим. Еще не приехав обратно на родину, она понимала: о возвращении в гимнастику — забыть!


ТЫ ПОМНИШЬ, КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ


Их мама всегда мечтала, чтобы дочки занимались либо балетом, либо художественной гимнастикой. Красивая осанка, женственность в каждом жесте — девочки должны вырасти настоящими леди.

В балет не взяли сестру Веры. Поскольку на семейном совете решили, что сестер разлучать не стоит, следующим пунктом была встреча с тренером по художественной гимнастике. На сей раз воплощение мечты в жизнь едва не «сорвала» уже Вера. Ее приняли только как «нагрузку» к сестре.

Вера Шиманская: «Когда начала заниматься гимнастикой, мне было четыре года. Что я тогда понимала — совсем ведь ребенок. Почему-то в памяти всплывает такая картинка из детства: я сижу на мяче, сосу палец на ноге и с интересом наблюдаю, как в зале прыгают красивые взрослые девочки с лентами и обручами. Лет до двенадцати гимнастика была всего лишь развлечением, хобби. Поскольку мы занимались спортом все-таки на любительском уровне, никаких суровых тренировок круглые сутки у нас не было. Так что гимнастику я продолжала воспринимать так, как и в своем глубоком детстве — красивые девочки прыгают с лентами и обручами».

Когда встал вопрос, следует ли заниматься спортом уже профессионально, мама предоставила дочкам самим решать свою судьбу. И Вера с сестрой перешли в другую школу, к другому тренеру. Именно здесь началась совсем другая жизнь: «Конечно, поначалу было очень трудно. По сравнению с другими девчонками, которые с раннего детства занимались на профессиональном уровне, мы были совсем слабенькими. Пришлось работать в два раза больше. Хорошо, что мы с сестрой оказались очень гибкими и „тянулись“ хорошо: хоть было и больно, но месяца через полтора мы догнали своих сверстниц».

Сестра в большой спорт так и не попала: слишком своенравный и волевой характер у нее оказался. Да и Вера, когда ее решили взять в команду для участия в Олимпиаде в Атланте, поначалу хотела просто сбежать: «Когда я увидела эту жуткую муштру — девчонок по двадцать раз на дню взвешивают и ругают за лишние пятьдесят граммов, то сказала: все, я ничего не хочу, не нужны мне никакие медали. И я отказалась».

В итоге на Олимпиаду она попала, но уже через четыре года — в Сидней. В групповом первенстве тогда наши девчонки заняли почетное первое место, хотя поначалу их считали аутсайдерами.

В. Ш.: «Когда стояла на пьедестале, вдруг почувствовала сильную усталость. Не хотелось абсолютно ни-че-го. И постепенно я ушла из спорта».

Олимпийская чемпионка почти сразу нашла себе занятие по душе. На призовые деньги она открыла свою гимнастическую школу под говорящим названием «Вера». И стала тренировать таких же крох, какой она когда-то пришла в спорт. «А примерно за год до Олимпиады в Афинах вдруг почувствовала: хочу вернуться, хочу опять тренироваться», — вспоминает она.

Спорт — вещь суровая, пропустишь время — и считай пропало. Чтобы доказать тренерам, что она способна вновь выступать в команде, пришлось опять тренироваться с повышенной силой. В запасном составе ездила с нашей сборной по всей Европе на сборы — правда, за свой счет: тогда еще никто не давал гарантий, что возьмут обратно. Хотя, судя по разговорам в сборной, это был вопрос времени. Да и сама Вера не сомневалась: еще чуть-чуть, и она окончательно войдет в форму и сможет достойно представлять страну на грядущих Играх.


ИСПАНСКИЙ САПОЖОК


Очередные сборы российской сборной проходили в Испании. Там линия ее жизни — прямая как стрела — вдруг сделала неожиданный кульбит.

В. Ш.: «Когда выдалось несколько свободных дней, мы с мужем решили проехаться по местным казино. Дело в том, что мы периодически устраивали показательные выступления клубной команды по гимнастике в казино — это дополнительный и весьма существенный, надо сказать, заработок для спортсменов. Мы не раз выступали в лас-вегасских казино, а теперь решили присмотреться к более близкой Испании. Взяли карту побережья — мы тренировались в Марбелье, что в Коста-дель-Соль, — и поехали на разведку».

В том казино сразу все пошло наперекосяк. Сначала у них с мужем потребовали на входе паспорта, долго заполняли какие-то бумаги, переписывая все их данные, даже ксерокопию не поленились сделать. Верин загранпаспорт лежал в номере отеля, с собой оказался только общегражданский паспорт. Что в итоге, как выяснилось, и сыграло свою роковую роль. Охранники очень удивились, почему нет испанской визы. Неужто нелегалы?

В. Ш.: «И как назло — муж решил в этот день сыграть в казино: обычно мы просто смотрели помещение, оставляли свои проспекты и ехали в следующее заведение. И вот когда он выиграл — по меркам казино небольшую сумму — около двух тысяч евро, начались проблемы. Наверное, сотрудникам казино очень не хотелось расставаться с деньгами, поэтому они начали искать причины, по которым выигрыш можно было оставить у себя. Сначала нас попытались уверить, что паспорта поддельные. Когда выяснилось, что документы настоящие, нас стали обвинять, что мы — нелегальные мигранты. Все-таки к русским там относятся очень плохо. В Европе уже сложился стереотип: если русская, молодая, симпатичная, то понятное дело, чем она приехала в их страну заниматься».

Они тогда с мужем сами потребовали вызвать полицию. В полной уверенности, что уж представители власти смогут навести порядок: и выигрыш им отдадут, и от издевательств избавят. А получилось с точностью до наоборот. В полицейском участке, куда супругов доставили уже глубокой ночью, сначала их обыскали (причем Веру заставили раздеться почти догола), потом забрали все личные вещи, в том числе документы и деньги, и заточили за решетку.

В. Ш.: «Именно в этот момент всплыла другая версия того, почему с нами обращаются как с преступниками. Поскольку полицейские довольно быстро выяснили, что мы въехали в Испанию совершенно законно и у нас имеются визы, я — действительно олимпийская чемпионка, а не нелегальная проститутка, то нам выдвинули очень странное обвинение. Мол, мы играли в казино краплеными картами. Причем якобы есть скрытая съемка нашего „мошенничества“. Видели мы потом эту съемку: сидят спиной два человека, один из них играет. Что можно доказать этим видео, непонятно».

Тогда Вера с мужем еще до конца не осознали, что ситуация пиковая. Все еще надеясь, что вот сейчас все разрешится и их с извинениями отпустят в гостиницу, они потребовали — как-то полагается по закону — сделать один звонок. «Мы сами позвоним по тому номеру, который вы дадите», — был ответ.

В. Ш.: «Номер, который мы продиктовали, был телефоном Федерации гимнастики. Когда полицейский с кем-то поговорил, уже было понятно: происходит что-то не то. И, увы, это оказалось правдой. Позже выяснилось, что в Федерации представителю власти официально ответили: кто такая Шиманская, мы не знаем, что она делает в Испании, не представляем, да и вообще — к гимнастике эта девушка давно не имеет никакого отношения. Это было как удар в спину».

Вера тогда еще не знала, что уже по всем телеканалам сообщили «сенсацию» о поимке олимпийской чемпионки за игру краплеными картами. И почти во всех сюжетах комментарии Федерации были примерно такими же: Шиманская что-то натворила в Испании, так пусть сама и разбирается. А один тренер по художественной гимнастике даже добавила от себя: «Любовь к картам для спортсменок — дело обычное. Эти девочки с ранних лет начинают жить взрослой жизнью. Они на сборах не в куклы играют, а в карты. Книжек, к сожалению, не читают. Так что ничего необычного в истории Веры нет. Сами понимаете, спорт вырабатывает непреодолимое желание побеждать, иногда любой ценой!»

В те дни только бывшая спортсменка Яна Батыршина, которая давно и хорошо знала Веру, встала на ее защиту. Она тогда как раз работала на телевидении, вела спортивные новости. И твердо отказалась давать «горячую новость» в эфир: «Это какая-то ошибка, Вера не могла так поступить».

В. Ш.: «К счастью, нам удалось вырваться из участка: взяв залог в три тысячи евро, нас отпустили под подписку о невыезде. И вот вышли мы — без денег, без документов, сели в машину и не знаем, что делать. Плакать от жестокой несправедливости или смеяться — от того, что все-таки на свободе. Без документов, на свой страх и риск, сели в машину и поехали в российское посольство. Только там я смогла наконец дать волю чувствам. Вволю наревелась. А потом мы начали действовать: звонить всем знакомым, искать адвоката».

Грамотный юрист, ознакомившись с делом, тут же дал ответ: все шито белыми нитками, ваше дело правое.


БЕЙ СВОИХ, ЧТОБ ЧУЖИЕ БОЯЛИСЬ


У этой истории — счастливый на первый взгляд конец. Громкое дело о мошенничестве даже не дошло до суда — из-за отсутствия состава преступления. Руководство казино публично принесло Вере и ее супругу извинения: мол, сами в шоке, это ошиблась наша служба безопасности. И даже демонстративно уволили начальника службы безопасности.

Вот только карьера Шиманской закончилась — вместе с этим липовым делом. Судя по первой реакции спортивного руководства, было ясно: в команду ее больше не возьмут. Ей можно было сколько угодно доказывать высоким начальникам, что случай в Испании — какая-то нелепая ошибка, это ничего бы не изменило. Четыре года тренировок оказались лишь пустой тратой времени.

В. Ш.: «Конечно, я тогда впала в жуткую депрессию. Жизнь будто дала трещину. Все то, о чем я так долго мечтала — вновь встать в строй, попасть на Олимпиаду, — оказалось перечеркнутым в один миг. Еще обидней было осознавать, как в тяжелую минуту от меня отвернулись все те, кто, казалось, наоборот, должен был встать стеной на мою защиту. Высокое руководство тогда повело себя как в известной поговорке: «Бей своих, чтоб чужие боялись».

…Когда в этом году на зимнем Кубке России по гольфу объявили одну из участниц — Веру Шиманскую, люди, знакомые со спортом, не поверили своим ушам. Шиманская? Та, которая гимнастка? Нет, вряд ли. Не может в состав сборной по гольфу попасть человек со стороны. Пусть и спортивной.

В. Ш.: «Я долго думала, чем мне заниматься. Без спорта, как оказалось, жить невозможно. Гольф возник неожиданно, примерно год назад. Меня пригласили на какой-то любительский турнир. Я — шутки ради — попробовала ударить. Когда с первого же раза попала по мячу, а это не у всех получается, да еще сразу ударила на сто метров, меня похвалили. Конечно, я поначалу восприняла это как издевательство: сильное дело — помахать клюшкой. Но потом попробовала ударить еще, опять получилось. Тренер сказал, что мне нужно поработать в этой области. Я послушалась. Начала постоянно тренироваться. Даже специально набрала пять килограммов, а то меня уносило вместе с клюшкой вслед за шаром. И очень рада, что в моей жизни наконец появилось новое увлечение. Скучаю ли я по гимнастике? Конечно, скучаю. Но я продолжаю тренировать детей в моей школе. А свой спортивный пыл вымещаю с клюшкой в руках. Сегодня мой график, как когда-то в гимнастике, расписан на месяцы вперед. Сборы, тренировки, соревнования. Я наконец нашла дело своей жизни. И иногда мне кажется: все, происшедшее в Испании, было вовсе не со мной».