Архив

Михаил Дорожкин: «На меня клюют дети до 17 и женщины после 45»

Про таких, как он, говорят: «Ну просто душка!» Мил, обаятелен, учтив… Видимо, поэтому актеру Дорожкину часто достаются роли негодяев и приспособленцев. Так, чтобы мало не показалось… Сам же Михаил считает себя человеком сильным, большим борцом за справедливость. Если что — может в суд на обидчика подать или кулаками при случае помахать. Не зря говорят, что внешность обманчива…

10 июля 2006 04:00
1806
0

Про таких, как он, говорят: «Ну просто душка!» Мил, обаятелен, учтив… Видимо, поэтому актеру Дорожкину часто достаются роли негодяев и приспособленцев. Так, чтобы мало не показалось… Сам же Михаил считает себя человеком сильным, большим борцом за справедливость. Если что — может в суд на обидчика подать или кулаками при случае помахать. Не зря говорят, что внешность обманчива…



— Миша, глядя на список фильмов, в которых вы снялись, можно сказать, что вы сериальный актер. Вы с этим согласны?

— Не согласен. Если взять мою фильмографию, то получится 50 на 50. Просто полные метры, в которых я снялся, не имели такого резонанса, как сериалы. Но все равно в моем послужном списке есть и «Какая чудная игра» Петра Тодоровского, и «Тихие омуты» Эльдара Рязанова, и немецкая военная картина «Недалеко от рая», и «Поклонник» Николая Лебедева. А этим летом я снимаюсь еще в двух полных метрах.

— То есть сдаваться вы не собираетесь?

— А у меня нет борьбы. Хотя некоторые продюсеры в нашей стране пытаются разделить актеров на сериальных и киношных.

— Какой фильм принес вам наибольшую известность?

— Их несколько: «Ундина», «Граф Крестовский», «Игра на выбывание». В регионах меня знают по «Ундине». Подходят и говорят: «Вы так замечательно сыграли отрицательного героя, что мы даже боялись к вам подойти».

— Кто к вам чаще подходит?

— Дети с 11 до 17 лет и женщины старше 45. Недавно я отдыхал в Египте, тихонько ел в столовой и никого не трогал. Так одна женщина подошла, покачала головой и говорит: «Я тебя узнала! Ты — француз из Челябинска!» Поначалу я опешил, а потом сообразил, что она имеет в виду моего героя из фильма «Обреченная стать звездой», где я играю актера из Челябинска, который приехал покорять Москву и по ходу дела врет, что он из Франции. Женщина была настроена воинственно, но диалога не получилось (я продолжал молча есть), и она ушла. Вот такая глупая ситуация.

— По вашим словам, актером вы мечтали стать с детства. В каком возрасте вы определились?

— В 13 лет я начал заниматься в детской театральной студии. Мне хотелось уйти от моей самарской реальности и моего окружения, которое состояло из посиделок с гитарой и пивом. Мой мир в детстве был очень узок. Мы никуда не выезжали (у нашей семьи не хватало средств), до поступления в институт я ни разу не видел море. А мне хотелось разнообразия, хотелось посмотреть другие страны, познакомиться с новыми людьми. Я понимал, что для этого мне придется уехать из родного города.

— Читала, что в школе вы боролись за справедливость, конфликтовали с учителями. Чем именно вам насолили преподаватели?

— У нас вся школа делилась на детей уровня «А», «Б» и «В». В «А"-классах учились дети высокопоставленных родителей, в «Б» — среднего достатка, а в «В» — все остальные. А поскольку я был из бедной простой семьи, то учился в «В». Школу я вспоминаю без удовольствия… Учителя всячески пытались меня унизить и оскорбить. Могли скотиной назвать, а в 6-м классе я при всех сказал учительнице ботаники, что ее муж в свое время сидел в тюрьме (в советское время это была страшная тайна). Так она заорала: «Заткнись, кобель!» После этого случая меня выгнали из школы.

— У вас что, вся школа такая была?

— Не школа, а настоящая стая! Были, конечно, хорошие учителя, но и они предпочитали отмалчиваться. Поэтому я предлагаю всем школьникам и их родителям не надеяться на чью-то помощь, а самим бороться с отсутствием этики у некоторых учителей!

— Получается, вы были таким бесстрашным мальчиком?

— Я всегда очень активно боролся за справедливость.

— В сегодняшней жизни вы тоже борец за справедливость?

— Бывают случаи. У меня было три суда, которые я выиграл! Когда я заканчивал институт, то увидел в метро свои фотографии, которые были развешены в каждом вагоне метро вместе с рекламой ведической кулинарной книги. А дело было так. Мы с одной актрисой у одного фотографа сделали фотосессию. Затем он тайно отправил наши фотографии в религиозную организацию, а они быстро сделали рекламу. С одной стороны, ничего страшного не произошло, а с другой — это могло негативно повлиять на мое поступление в театр. Не знаю, откуда у меня появились силы на это и как такое пришло в голову, но я нашел адвоката, подал в суд и выиграл дело. Мне, как положено, заплатили за моральный ущерб. Во второй раз я подал в суд на ТВ (там не хотели выплачивать деньги по контракту), а в третий раз дело было связано с моей театральной деятельностью. Но пока я не готов говорить об этом более подробно.

— С вами связываться опасно?

— Нет, я не конфликтный и добрый человек. Люблю помогать людям. Но если случается какая-то несправедливость — я иду до последнего, нахожу в себе силы дать отпор.

— На первый взгляд вы такой мягкий и спокойный человек. И вдруг я узнаю, что при случае вы не против и подраться…

— Дерусь я не часто. В последний раз — полтора года назад в Баку, где мы снимали «Графа Крестовского». В тот день я, Петя Федоров и Надя Бахтина пошли на городскую дискотеку, где какой-то пьяный стал приставать к Наде. Слово за слово — и мы подрались с обидчиком. Помню, у нас была одна цель — сохранить лицо, ведь на следующий день была назначена съемка. Слава богу, к нам на помощь подоспела охрана… Вот так с Петей мы защищали честь Надежды Бахтиной. (Смеется.)

— А деретесь вы хорошо?

— Ну, на съемках кое-каким приемам обучили…

— Пословица «В тихом омуте черти водятся» — это не про вас?

— Ну что вы! Я очень открытый человек! Все говорят, что со мной очень легко общаться… Недавно я снялся в передаче «Частная жизнь» у Владимира Молчанова, где мы говорили про человеческие отношения. Так я там сказал, что очень люблю свое поколение. Ведь мы родились в одно время, вместе переживаем одни и те же события, вместе будем стареть… Меня это очень трогает.

— Вижу, вы любите пофилософствовать…

— Люблю. Обожаю сидеть в одиночестве с книгой и размышлять. Читаю обычно книги философско-религиозного направления. Люблю все таинственное, типа тайн египетских пирамид и цивилизаций.

— Еще вы несколько раз пользовались услугами экстрасенсов и гадалок. Помогло?

— Действительно, пару раз я составлял личные гороскопы. Хотя в гадания стараюсь не погружаться. А вот в народную медицину я верю на все сто процентов… В детстве я сломал руку. Все врачи говорили, что она у меня будет парализована! После двух лет бесполезного хождения по больницам мама повела меня к знахарке. Та мне что-то вправила, и буквально на следующий день с моей рукой было все хорошо. Еще года в три меня сильно напугала собака. Я стал заикаться. Одна бабушка дала мне выпить какую-то розовую жидкость — и все прошло.

— Когда вас спрашивают о планах на будущее, то вы обычно отвечаете так: «Жениться и вести правильный образ жизни…» Что бы вам хотелось прежде всего в себе исправить?

— Мне бы хотелось научиться как можно меньше переживать различные ситуации. Я уже учусь и уже многому научился… А раньше я очень переживал, когда, к примеру, роль не получалась или кто-то что-то нелицеприятное отпускал в мой адрес… Я прошел через ряд жестких событий, и меня это очень закалило. Сегодня могу сказать, что я сильный человек и очень многого не боюсь. Если сам не справлюсь — серьезные люди помогут.

— А жениться когда собираетесь?

— Когда решу жилищную проблему. Сейчас у меня нет своей квартиры, я снимаю. А прийти к кому-то жить в квартиру не могу — я очень ценю независимость.

— Деньги на квартиру копите?

— Кое-какая сумма уже есть. Но вы же знаете, какие сейчас цены!

— Вы в чем-нибудь ограничиваете себя из-за квартиры?

— Особо нет. Если мне нравится вещь — я ее покупаю, хочется где-нибудь отдохнуть — уезжаю на неделю. Вот собираюсь летом машину себе купить, родителей содержу со второго курса…

— И при этом говорят, что у вас всегда можно взять в долг…

— Можно, но кому попало не даю, только людям, проверенным временем. Самое большое — 2 тысячи долларов давал.

— Отдали?

— С опозданием, но вернули. Недавно я сам занял у Насти Калманович 500 долларов… Я к этому спокойно отношусь. Дело же житейское.

— А как у вас сейчас на личном фронте?

— Последние три месяца я один.

— Кто был вашим последним романом?

— Одна актриса. Пять лет назад я для себя установил: или любовь протекает спокойно, без нервов, ревности и глупости, или до свидания. Не надо никого мучить. Я хочу нормальных отношений, и я в них верю.

— Вы способны на оформление официальных отношений?

— Если девушка потребует и это для нее будет принципиально — почему бы и нет.

— Что ваша мама говорит по этому поводу?

— Мама говорит: «Миша, я тебя умоляю, не торопись. Подумай». Мои родители поженились, когда им было за 30. А бабушка родила маму в 42 года. Так что у меня еще есть время.

— Детей вы любите?

— Думаю, что я буду очень хорошим отцом. Раньше я снимал квартиру вместе с друзьями, у которых был маленький ребенок. Они спокойно уходили по делам и оставляли мне свое чадо.

— Какой должна быть женщина, чтобы она была вам бесконечно интересна?

— Доброй, понимающей мой мир, в меру деловой… Мне не нравятся домохозяйки… Говорят, что между мужчиной и женщиной не может быть дружбы, но я не верю в это…

— И много у вас подруг?

— Много. Даша Мороз, Нонна Гришаева, Алиса Гребенщикова, Настя Калманович…

— Какой тип женской любви вам ближе: Татьяны Лариной или Анны Карениной?

— Я не люблю крайностей. Мне ближе нормальные, простые человеческие отношения.

— А как же страсть?

— Страсть уходит, а вот уважение и понимание остаются.

— То есть вы человек не страстный?

— Я знаю, что такое страсть. Если я загораюсь, то загораюсь сильно. Пару раз я любил по-настоящему. Но у меня голова всегда работает, и я могу, если надо, взять себя в руки.

— Неужели нашли способ, как побороть любовь?

— У меня это не сразу выработалось. Раньше я сильно переживал, а потом сказал себе: «Я больше переживать не буду и не хочу! Жизнь такая прекрасная!». Когда приходит расставание — я переживаю 2−3 дня, затем ставлю между собой и этим человеком невидимую стену — и все, как отрубает. Живу дальше и не думаю об этом.