Архив

Ольга Погодина: «Я преклоняюсь перед женщинами, которые умеют поставить мужчину в неудобное положение»

Она любит кино, дорогие часы и обожает фотографировать животных. Но если Погодиной-фотографу в средней полосе России с разнообразием фауны не очень везет, то Погодиной-актрисе грех жаловаться. На ее счету уже 37 картин, и сейчас она снимается в пяти одновременно. Небольшой перерыв в съемочном графике актриса посвятила общению с «МК-Бульваром».

17 июля 2006 04:00
2138
1

Она любит кино, дорогие часы и обожает фотографировать животных. Но если Погодиной-фотографу в средней полосе России с разнообразием фауны не очень везет, то Погодиной-актрисе грех жаловаться. На ее счету уже 37 картин, и сейчас она снимается в пяти одновременно. Небольшой перерыв в съемочном графике актриса посвятила общению с «МК-Бульваром».



— Ольга, вам какие роли чаще предлагают: стерв или женщин, которые готовы многим пожертвовать ради любимого мужчины?

— Пятьдесят на пятьдесят. Я снялась в 37 картинах, и везде у меня непохожие персонажи, разные характеры…

— А вам самой каких женщин нравится играть?

— Главное, чтобы у персонажа была интересная судьба и сильный характер. Женщины же не делятся на стерв и не стерв, на плохих и хороших. В каждом человеке намешано много всего. Конечно, если это не маньяк-убийца… Но это уже болезнь.

— То есть, на ваш взгляд, стерв вообще не существует?

— А вы знаете, что такое стерва? Вы можете ответить на этот вопрос?

— Женщина, которая умеет манипулировать мужчинами…

— По словарю Даля, стерва — это «женщина, которая умеет поставить мужчину в неудобное положение». И чем же она плоха? Мужчины в нашей патриархальной стране очень часто залезают на чужую территорию! И я просто преклоняюсь перед женщинами, которые могут поставить мужчину в неудобное положение.

— То есть к стервам вы хорошо относитесь…

— О чем вы говорите! У нас люди часто путают очень многие понятия, особенно мужчины. Зачастую стервами называют просто умных и сильных женщин. А по словарю Даля, это слово не имеет никакого отношения к ругательству!

— Кто для вас является примером сильной женщины?

— Моя любимая актриса Татьяна Васильева. Она мне кажется очень умным и волевым человеком. Мы не знакомы, но это видно, это транслируется… Я читала интервью Васильевой, видела, как она играет в театре, в кино…

— Говорят, что прототипом вашей героини в сериале «Стервы, или Превратности любви» была Ксения Собчак. А с ней вы знакомы?

— Слава богу, нет.

— Почему так категорично?

— Давайте не будем говорить об этом. Этот персонаж мне не интересен. И прототипом я тоже не интересовалась. Просто играла умного и жесткого человека — не больше.

— Тогда давайте поговорим о вас. По вашим словам, в детстве вы много болели и школу закончили полуэкстерном. Как сегодня у вас со здоровьем?

— Тьфу-тьфу-тьфу… Не дождутся!

— Уроками по всем предметам с вами занималась ваша мама. Она работала учительницей?

— Моя мама Лия Александровна была актрисой, работала в Большом драматическом театре в Нижнем Новгороде. Однако после моего рождения ей пришлось расстаться с профессией… Я и правда была болезненным ребенком… Моя мама очень эрудированный человек. Она занималась со мной и математикой, и физикой, и даже астрономией!

— Как ваши родители отнеслись к вашему выбору стать актрисой?

— Я с пяти лет знала, что буду актрисой. Поэтому здесь вопросов не возникало. Из рассказов мамы и ее друзей-актеров (они часто приезжали к нам в гости) я знала всю правду об этой профессии. Знала, что можно стать удачливым, а можно все потерять… Мама меня не отговаривала от поступления в театральный, но и не подталкивала. Лишь показывала реальность актерской профессии, где было больше минусов, чем плюсов.

— Сегодня родители смотрят ваши фильмы?

— Мама старается не пропускать, а отец смотрит через раз. Мой папа далек от всего этого, всю жизнь проработал в сфере химического машиностроения. Но если говорить о симпатиях родителей, то больше всего им нравится, как я сыграла в фильме «Женская интуиция».

— В своих интервью вы говорите, что всю сознательную жизнь боретесь с собственной трусостью. Вы и правда такой трусливый человек?

— (Смеется.) Наоборот, мне часто кажется, что я очень смелый человек! Просто я ненавижу трусость в любом ее проявлении. Одни люди из-за собственной трусости не решаются на какие-то поступки, а другие боятся, преодолевают страх и движутся дальше… Я отношусь ко второй категории.

— И чего именно вы боитесь?

— К примеру, летать на самолетах, общаться с людьми, отравиться в ресторане… Из-за постигших меня разочарований уже побаиваюсь заводить новые знакомства…

— А что это за история с воспитательницей, которая воспитывала в вас храбрость, прячась ночью в темном лесу?

— В семилетнем возрасте родители отправили меня поправить здоровье в престижный санаторий ЦК. Престиж престижем, а воспитательница нам досталась сумасшедшая. Ночью она выводила нас (маленьких детей) в лес, пугала волками, а потом пряталась за деревьями. Воспитательница считала, что таким образом она воспитывает в нас храбрость, но я думаю, что у нее было не все в порядке с головой.

— Писали, что из-за этих ночных прогулок вы начали заикаться…

— Что только не напишут! Я никогда не заикалась.

— Не исключено, что именно эта история из детства потянула вас на острые ощущения? Вот в клетку с тигром заходили…

— Войти в клетку с тигром мне захотелось после просмотра фильма «Укротительница тигров» с Касаткиной в главной роли. Я подумала, что с помощью такого поступка смогу перейти какую-то грань… Мечта бы и осталась мечтой, но все решила моя дружба с братьями Запашными. Я не смогла отказаться от их заманчивого предложения.

— Ваши ожидания оправдались?

— Мне было очень страшно, и большого удовольствия я не получила. К тому же это был неоправданный риск, а к жизни нужно относиться очень уважительно.

— О своих студенческих годах вы часто вспоминаете с ужасом. Кто вам насолил: студенты или преподаватели?

— Я вообще не очень коллективный человек… В школе мне было очень скучно, а в институте — и скучно, и противно. К тому же у меня не сложились отношения с худруком курса. К концу первого курса мы с трудом друг друга переносили.

— И чем же вы не понравились? Молодая симпатичная девушка…

— Худруком курса у нас была дама. Поэтому там было много неприятностей… В ответ на все это я перестала ходить на ее занятия.

— Прогуливали?

— Ну что вы! Я делала это мотивированно. Пришла и сказала: «Я никогда в жизни больше не приду на ваши занятия, потому что „Русский театр“ вы преподаете не под тем углом. Я с этим не согласна. Предмет мною изучен, и судить о моих знаниях будет кафедра, а не вы». Но для меня в этом не было ничего необычного, я так и школьным учителям говорила.

— И как они реагировали?

— От неожиданности просто обалдевали, не могли ничего сказать.

— Кто же вас такому научил?

— Жизнь. В начальных классах школы я была очень мягким ребенком. Росла в интеллигентной семье, все время дома, все время с родителями. В школе меня многие обижали, отбирали вещи… А я не понимала, как в принципе такое возможно. Видя все это, мама стала мне объяснять, что так себя вести нельзя, нужно сопротивляться. Через какое-то время я поняла, что на зло необходимо жестко отвечать. К 14—15 годам я уже могла постоять за себя. Но не хамски, а аргументированно.

— Получается, что с вами нелегко найти общий язык. А подруги у вас есть?

— Есть. Мою ближайшую подругу зовут Анна

Островская. Аня — мой директор, занимается моими финансами. Мы познакомились лет семь назад, вместе работали в антрепризе. Еще у меня есть изумительная подруга Таня. По образованию она психолог, одно время снималась в кино, очень красивая девушка. Мы познакомились у друзей на съемках. Третью мою подругу зовут Аллочка. Девять лет она была стюардессой, а сейчас — РR-директор одной крупной фирмы. Все мои подруги — необыкновенно порядочные и смелые люди. Так, Таня учила меня водить автомобиль с нуля. Мне было страшно брать ответственность за ее жизнь, а она садилась рядом и заставляла двигаться вперед. Сейчас я неплохо езжу.

— Вы как-то сказали, что никогда не читаете о себе в Интернете. Если честно, то не верю…

— Я вам клянусь, что никогда и ничего про себя не смотрю! По большому счету мне все равно, как на меня смотрят окружающие и что они обо мне думают. Я снимаюсь в кино потому, что не могу этого не делать.

— В том же самом Интернете я прочитала, что года два назад вы дачу себе купили. Большую?

— Небольшой двухэтажный бревенчатый домик.

— Вы там постоянно живете?

— Нет, приезжаю, когда могу. Живу я в Москве с родителями.

— Как у вас сегодня на личном фронте?

— Для меня это закрытая тема. Скажу лишь, что очень хочется любви. Настоящей, взаимной.

— Вы девушка с большими требованиями?

— Разумному человеку не все равно, кто рядом. Хочется встретить человека, похожего на себя. Здесь должно очень много вещей сойтись.

— Какие мужчины вам нравятся?

— У меня нет определенного типажа. Может быть, он мне еще не встретился.

— Ваша любовь чаще ответная или наоборот?

— По-разному. Но если человек тебя предает, а ты его продолжаешь любить, — это уже бред, слабохарактерность. Я себе такого не позволяю.

— Но вы умеете любить?

— Не знаю. Умение любить — это огромный труд и самопожертвование. Вот если два человека готовы друг за друга жизнь отдать — это можно назвать настоящей любовью. Но, наверное, я очень серьезный человек. А для жизни вполне годится и влюбленность.

— Вас можно назвать модницей?

— Я не шмоточница. В магазины хожу без удовольствия, только когда необходимо. Все эти бесконечные примерки для меня — настоящий кошмар. Зная об этом, на помощь приходят подруги: привозят одежду из Италии и Франции. Я предпочитаю либо спортивные вещи, либо строгую классику. Но тратить много денег на одежду я не люблю.

— А вот часы вы носите дорогие. Сами покупаете или дарят?

— Сама.

— Сегодня на вас какие часы?

— Cartier. Мне, как актрисе, сделали скидку. Обошлось недорого. Часы я предпочитаю с простым циферблатом, с ясно различимыми цифрами, с кожаным ремнем, чтобы все было строго и лаконично. А вот бриллианты на корпусе я не признаю. Часы — это ценный механизм, и излишества, на мой взгляд, на нем неуместны.

— Самым большим своим увлечением вы считаете фотосъемку животных и птиц. Кого вам уже удалось заснять?

— У меня есть пеночки, дятел, малиновка, лисичка, хорьки… Как-то я нашла норку хорьков и, как Иван Затевахин (это он меня научил снимать животных в норке), прикрутила к палке фотоаппарат, поставила его на таймер и стала фотографировать. Получился очень хороший снимок хорька в норе. Но со зверями мне что-то не везет. В нашей полосе мало кто водится. А лиса просто забежала к нам на дачу. Сама бы я ее, конечно, не поймала.