Архив

Екатерина Двигубская: «Я хитрая женщина и умею командовать мужчинами»

К девушкам-режиссерам часто относятся как к недоразумениям. Девушек-режиссеров из знаменитых творческих семей воспринимают еще хуже. Екатерина — дочь Натальи Аринбасаровой и Николая Двигубского и к тому же сестра Егора Кончаловского. Ей бы спокойно наслаждаться жизнью, но она не ищет легких путей и всегда готова к отпору «доброжелателей». Отбиваться помогает внушительный список работ и большие планы на будущее. «МК-Бульвар» попытался выяснить настоящее г-жи Двигубской. Причем не только творческое.

24 июля 2006 04:00
7691
0

К девушкам-режиссерам часто относятся как к недоразумениям. Девушек-режиссеров из знаменитых творческих семей воспринимают еще хуже. Екатерина — дочь Натальи Аринбасаровой и Николая Двигубского и к тому же сестра Егора Кончаловского. Ей бы спокойно наслаждаться жизнью, но она не ищет легких путей и всегда готова к отпору «доброжелателей». Отбиваться помогает внушительный список работ и большие планы на будущее. «МК-Бульвар» попытался выяснить настоящее г-жи Двигубской. Причем не только творческое.



НЕСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Екатерина Двигубская родилась 14 октября в Москве в семье актрисы Натальи Аринбасаровой и художника-постановщика, живописца Николая Двигубского. Актриса, режиссер. Окончила ВГИК и Высшие режиссерские курсы, мастерскую А. Митты. Как актриса снималась в картинах: «Хаги-трагер» и «Трам-тарарам, или бухты-барахты» Э. Уразбаева, «Ретро втроем» П. Тодоровского и «Идеальная пара» А. Суриковой. Как режиссер сняла документальные ленты: «Россия. Начало», «Гуру», а также сериалы: «Холостяки», «Бедная Настя», «Дорогая Маша Березина». Сегодня делает восьмисерийный фильм «Сделка».



— Катя, имея двоих, столь славных родителей, вы со временем поняли, какие черты характера, склонности и привычки позаимствовали от каждого?

— От мамы у меня трудолюбие, так как она человек балетный и всегда внушала нам простую истину, что талант без труда ничего не стоит. Еще от мамы любовь к чистоте и порядку. Чтобы в квартире у меня все идеально сверкало, могу тереть поверхности без устали. Готовить тоже люблю. Маме очень нравятся мои блюда, но она готовит по-другому — основательно, педантично и интеллигентно. Я же — варварски, смачно, по-мужски. Папа в отличие от мамы — человек более неправильный, авантюрный, и, думаю, что моя страсть к экспериментам в работе — от него.

— Как вас воспитывали, чему учили в первую очередь, на что обращали внимание?

— Дело в том, что родители развелись, и папа уехал во Францию, когда мне было всего шесть лет, поэтому в интеллектуальном смысле в детстве отец никак на меня не влиял. Наше плотное общение началось гораздо позже, уже после окончания школы. А мама, естественно, старалась дать мне глубокое, всестороннее образование, но я была таким упрямым ребенком, что, если что-то не хотела делать, заставить меня было практически невозможно. Я всегда сама выбирала, чему учиться. Вот на что я действительно тратила время в детстве, так это на языки — на английский и французский, каким-то шестым чувством, видимо, угадала, что это мне в дальнейшем пригодится.

— Возвращаясь к теме отца, никогда не чувствовали обиду, что он вас покинул, уехал в другую страну?

— В детстве не помню, чтобы я переживала, видимо, была все-таки слишком маленькая, да и мама с братом были рядом. И, надо сказать, я очень рано поняла, что в жизни далеко не все так однозначно, и, если люди разлюбили друг друга, им незачем продолжать жить вместе. К тому же мама вскоре вышла замуж за замечательного человека, Эльдора Уразбаева, который меня и воспитывал.

— Как часто сейчас видитесь с отцом?

— Мы оба сильно загружены, поэтому обычно раз в год. Папа живет сегодня в Нормандии, работает по профессии, художником-постановщиком. Его нынешнюю жену зовут Франсуаза, и мы с ней отлично ладим. Она прекрасная женщина, и вот с ней он, на мой взгляд, составляет идеальную пару.

— Недавно читала интервью вашей мамы, где она говорит, что у нее выросли замечательные, заботливые дети: Егор ей построил загородный дом, а дочь со вкусом одевает. Это значит, что вы частенько ходите вместе по магазинам и советуете, что ей выбрать?

— Нет, просто, как любая советская женщина, мама не приучена тратить много денег на себя, поэтому я, зная ее вкусы, сама покупаю и дарю ей вещи. Мне это делать приятно. Тем более что я жуткая шмоточница, мимо красивой вещи не пройду. Иной раз я себя за это ругаю, но ничего поделать не могу. И к тому же есть великолепное оправдание моим тратам — я же человек публичный и обязана выглядеть достойно.

— Насколько материальный аспект жизни для вас важен?

— Разумеется, когда мы все живем в материальном мире, денежный вопрос не может быть незначительным. Я реалистка и твердо стою на ногах. Понимаю, сколько должна зарабатывать, чтобы жить с тем комфортом, к какому привыкла. В отношениях с бытом, как, впрочем, и со всем остальным, я максималистка. Вещи, меня окружающие, должны быть функциональны и удобны. Не нужно чрезмерной, обременительной, давящей роскоши, которую нужно обслуживать. Интерьер моей квартиры, например, решен в стиле хай-тек, но он с человеческим лицом, уютный, не холодный и очень подходящий для ритма громадного мегаполиса. А на старости лет очень бы хотелось вести размеренный образ жизни где-нибудь в домике на побережье Средиземного моря…

— Как-то вы обронили, что чувствуете негативное к себе отношение, когда разъезжаете по городу на BMW…

— А так и есть, в России терпеть не могут людей успешных. Хотя это понятие весьма условное. Я к своим годам чего-то добилась, и это не может не вызывать реакцию отторжения.

— Подождите, но вы же купили машину на кровно заработанные…

— Нет, конкретно эту BMW мне подарил человек, с которым я жила в то время. Но дело не в этом, а в отношении наших людей к чужому достатку. Тут совершенно не имеет значения, сама ли ты приобрела дорогую вещь или получила ее в качестве подарка, редко кто за тебя будет искренне радоваться. Между прочим, и мой сегодняшний автомобиль, красную Audi, мне подарил муж. Я вообще обожаю скорость, автомобили… Не шикарные, которые воруют и из которых тебя могут выбросить, а обыкновенные, практичные, качественные, надежные и изящные вместе с тем.

— Хорошо, что вы первая заговорили о муже, тогда расскажите, при каких обстоятельствах произошла ваша судьбоносная встреча?

— Мы познакомились три года назад — на ночи пожирателей рекламы. Он был в компании безумно эффектной, высокой, юной блондинки с огромной грудью. Он мне понравился буквально с первого взгляда, но его спутница была так хороша… И вдруг подошел ко мне сам, мы разговорились, в конце вечера он попросил телефон, на что я сказала, пускай найдет, если действительно нужен. Через три недели раздался звонок…

— И когда вы поженились?

— Мы живем гражданским браком. И пока детей нет, я не вижу смысла в официальной регистрации наших отношений.

— А как зовут вашего избранника, чем он занимается?

— Его зовут Александр Готлиб, он телепродюсер. Его детища — программы «Клуб бывших жен», «Секс» с Анфисой Чеховой", «Сделка», плюс он еще является замом генерального директора одной крупной международной компании. Саша из интеллигентной московской семьи музыкантов, его отец — композитор и пианист. Он умный, очень хорошо образован и понимает меня во всем. Не устраивает сцен ревности, когда я возвращаюсь домой в пять утра, потому как знает, что я не где-то гуляла, а снимала или монтировала. И ни слова не говорит, когда я уже через два часа опять срываюсь на работу, просто потому, что сам живет в таком же ритме. Все-таки это неплохо, когда объединяются две творческие индивидуальности, особенно если они совершенно разные по характеру. Я — импульсивная, эмоциональная, а он спокойный, рассудительный, мудрый, на все мои экспансивные проявления смотрит со снисходительной улыбкой. В нем есть самое главное качество, которое я ценю в мужчинах, — великодушие.

— Не мешает большая разница в возрасте?

— Ни в коем случае. Для меня это в принципе не имеет значения.

— У вас были периоды одиночества?

— Конечно. Но я настолько оптимистична, что они меня никогда не подавляли. Сейчас ты плачешь, но, быть может, завтра будешь смеяться.

— Вы ощущали с юного возраста то, что родились в особенной семье?

— Нет, в детстве я этого ничего не понимала, стала ощущать только с возрастом, когда уже сформировалась. И мне было все равно. Но тут надо сказать, что у нас с Егором чудесная мама. Она никогда не давала нам забывать, что в первую очередь мы — люди, а уже во вторую — чьи-то дети.

— Тем не менее такая родословная притягивала или отталкивала от вас окружающих?

— Естественно, притягивала. Но базис дружбы строится не на этом. С моими самыми близкими подругами я общаюсь уже много лет, они всегда рядом, что бы со мной ни случилось. Это люди, проверенные временем, потому что случайных жизнь отсеивает.

— И чем занимаются ваши подруги?

— Одна — сценаристка, другая — телевизионный продюсер, третья — заместитель главного редактора в глянцевом журнале, четвертая — работает вместе со мной, она моя помощница. Они все — настоящие. Я абсолютно уверена в каждой, и дай бог, чтобы они никогда меня не подвели, а я не подведу их.

— Все подруги у вас весьма успешные леди, судя по всему…

— Разумеется. Я не понимаю, как можно себя окружать людьми недостойными. В дружбе приемлемо только равенство, я в этом уверена, иначе будет всегда существовать опасность предательства. Причем я имею в виду не социальный аспект. Человек, который рядом с тобой, вполне может иметь меньше денег, но при этом он обязательно должен быть талантлив в какой-то своей сфере.

— Красивых подруг вы также не опасаетесь?

— Нет, у нас с девицами всегда было заведено, что дружба — незыблема, а любовники — приходят и уходят…

— Вы не похожи на диктатора, каким образом вам удается подчинить себе всю съемочную команду и держаться на плаву, когда вокруг так много способных мужчин-режиссеров, которые наступают на пятки?

— Я умею пахать: так, в первый же год обучения у Митты для того, чтобы набить руку, сняла двенадцать короткометражек. Потом, я умею руководить коллективом и в принципиальных моментах настаивать на своем.

— В каком-то из своих фильмов вы снимались обнаженной, а после отснятой сцены накинули халатик и снова стали командовать? И при этом вас воспринимали серьезно?

— Да, все происходило именно так, как вы и сказали. Моя команда все адекватно воспринимает, хотя, безусловно, для мужчин существует некий сложный психологический момент. Но я хитрая женщина, и меня будут слушаться, в каком бы виде я ни была. Кстати, и в своем новом фильме «Сделка», где я не только режиссер, но и исполнительница одной из главных ролей, тоже снимаюсь обнаженной. Пока есть что показывать — не надо это скрывать!

— Хочу спросить о старшем брате — Егоре Кончаловском, вы с ним всегда ладили?

— Да, на него можно положиться. В детстве он меня защищал, вытаскивал из разных неприятных ситуаций… Однажды, помню, нас с подружкой натурально кинули, когда мы думали, что купили вожделенные джинсы на улице, с рук. Егор пошел разбираться, и нам вернули деньги.

— На вашем счету имеется несколько громких сериалов, вы их снимали ради денег?

— Тут дело не в этом. Просто надо уметь использовать свой шанс в жизни. Для того чтобы получить право снять первое большое кино, ты его должен заработать.

— Дома вы тоже по привычке разговариваете командным голосом?

— Обычно так устаю на работе, что, когда прихожу домой, я уже мягкая и пушистая.

— Наверное, после такой мужской, изматывающей работы вы нуждаетесь в каком-то серьезном отдыхе. Где проводите отпуск?

— В какой-нибудь красивой стране. Где-то раз в сезон я уезжаю из Москвы. Обожаю музеи, папа привил мне страстную любовь к ним, и я первым делом отправляюсь именно туда. Картины меня заряжают правильной энергией. Как и хорошие фотовыставки, книги. Но театр — это не мое.

— С духовной жизнью все ясно, а есть ли в вашем расписании походы в тренажерный зал, в салоны красоты, сидите ли вы на диете?

— Временами я сидела на различных диетах, но в итоге поняла, что есть надо все подряд, но малыми порциями. Еще каждый день по сорок минут делаю зарядку. Спортивные клубы избегаю. Мне неприятно находиться рядом с огромным количеством потеющих, кряхтящих людей. В бассейн тоже не хожу, потому что эта процедура занимает слишком много часов, как и салоны красоты. Но ко мне прямо домой приходит косметолог. Поэтому не приходится терпеть общество милых дам, скучающих в холле салона. Помню, у меня буквально начинался зуд, когда они пытались со мной завести беседу о том, что они сегодня съели, купили, и о том, какой муж козел.

— Вам подобные дамские разговоры претят?

— О шмотках можно поговорить несколько минут, но потом надо переходить к более важным вопросам. Жизнь настолько многообразна и коротка, зачем же себя ограничивать?!



За помощь в проведении съемки благодарим салон мебели «Театр Интерьера», Расторгуевский пер., д. 3 А.