Архив

«Самый быстрый Indian»

(The World’s Fastest Indian)

В 60-х годах в Новой Зеландии в городе под названием Инверкаргилл жил человек по имени Берт Мунро. Он всю жизнь возился с допотопным мотоциклом 1920 Indian Scout, с виду помеси мопеда с велосипедом, но закованным в цилиндр, снижающий трение, а на деле — зверь-машиной. И реальный, и киношный Берт Мунро всю свою жизнь мечтал попасть в Бонневилль, штат Юта, где каждый год проходят гонки в соляной пустыне. Но добраться туда он смог только в 62 года, с больным сердцем и без копейки денег в кармане. И с первого раза поставил рекорд скорости на допотопном «Индиане».

31 июля 2006 04:00
1000
0

Новая Зеландия—США, 2005. Режиссер Роджер Доналдсон.

В ролях: Энтони Хопкинс, Брюс Гринвуд, Дайэн Лэдд, Кристофер Лоуфорд.

Сюжет: В 60-х годах в Новой Зеландии в городе под названием Инверкаргилл жил человек по имени Берт Мунро. Он всю жизнь возился с допотопным мотоциклом 1920 Indian Scout, с виду помеси мопеда с велосипедом, но закованным в цилиндр, снижающий трение, а на деле — зверь-машиной. И реальный, и киношный Берт Мунро всю свою жизнь мечтал попасть в Бонневилль, штат Юта, где каждый год проходят гонки в соляной пустыне. Но добраться туда он смог только в 62 года, с больным сердцем и без копейки денег в кармане. И с первого раза поставил рекорд скорости на допотопном «Индиане». Его путь от Новой Зеландии до Америки — традиционное роуд-муви, и режиссер не отступил от классического жанра. Путешествие по пыльным дорогам Америки на разбитом автомобиле с «Индианом» в прицепе — как принято говорить, галерея положительных образов американцев середины 60-х. Прибытие в Бонневилль количество положительных персонажей увеличивает в несколько раз. Ну, а долгожданная победа Берта Мунро и всеобщая любовь, окружившая сумасбродного старика, лишь приближают зрителя к мысли, что мир — отличное место, чтобы прожить здесь несколько десятков лет.

Минусы:На удивительно простые составляющие удалось режиссеру Роджеру Доналдсону разложить окружающий мир. Между «хорошо» и «плохо» пролегает четкая граница, и на территорию последнего он даже и не думает заступать. У него трансвеститы, девочки-болельщицы, одинокие вдовы и солдаты, прибывшие в отпуск из Вьетнама, хоть сейчас готовы прыгнуть на агитплакат «Какими мы не будем». Но, обладая несомненным мастерством, он сумел все же сделать эти манекены живыми людьми.

Плюсы: Наверное, большим актерам иногда хочется такой вот простой возрастной роли с моралью в финале. Чтобы играть не седовласых негодяев, не тех, кого седина с бесом попутали, а простых людей с нормальными человеческими ценностями и героическими стремлениями. У Энтони Хопкинса теперь есть такая роль.