Архив

Эмилия Спивак: «Влюбиться в меня — сумасшедший поступок»

Эмилия — типичная петербурженка: молчаливая, скромная и незаметная. Хотя сама признается, что нрав имеет буйный и вполне способна на битье посуды. К счастью, такие сцены лишь удел близких. Еще актриса утверждает, что любит давать интервью, потому что во время этих бесед начинает что-то понимать про себя. Будем надеяться, что после встречи с «МК-Бульваром» познания г-жи Спивак о самой себе существенно расширились.

31 июля 2006 04:00
3788
0

Эмилия — типичная петербурженка: молчаливая, скромная и незаметная. Хотя сама признается, что нрав имеет буйный и вполне способна на битье посуды. К счастью, такие сцены лишь удел близких. Еще актриса утверждает, что любит давать интервью, потому что во время этих бесед начинает что-то понимать про себя. Будем надеяться, что после встречи с «МК-Бульваром» познания г-жи Спивак о самой себе существенно расширились.



НЕСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Спивак Эмилия Семеновна, актриса, родилась 18 ноября 1981 года. Окончила Санкт-Петербургскую театральную академию. Играет в Молодежном театре на Фонтанке и в МХТ в Москве. Снималась в фильме «Статский советник», в сериалах: «Повторение пройденного», «Тайны следствия». Не замужем.



— Эмилия, вы девушка из интеллигентной семьи, получившая очень хорошее образование, с языками, музыкой, спортивными секциями. Что в итоге вам пригодилось во взрослой жизни?

— К сожалению, я была крайне неусидчивым ребенком. Да, посещала все возможные кружки, но весьма недолго. Больше двух месяцев не задерживалась ни в одном — бросала все на полпути, поэтому сейчас не умею ни рисовать, ни играть ни на одном музыкальном инструменте, и языка толком не знаю никакого. Конечно, я жалею, что бросила бальные танцы, курс игры на гитаре, фигурное катание… Так что родители пытались обучить меня всесторонне, но из-за моего характера это не очень получилось. (Улыбается.) Хотя в школе я успевала, но при этом скучала. Не очень понимала, зачем мне нужна половина предметов. В точных науках никак не могла разобраться.

— У учителей вы были любимицей?

— Нет, зато меня любили одноклассники. Я всегда была таким ярым борцом за справедливость, выступала, если считала нужным, поэтому вечно получала за всех… Друзья это ценили.

— А как сегодня к вам относятся в театре, в котором вы служите, где художественный руководитель — ваш отец?

— Естественно, работать под началом папы непросто. А что касается других артистов… У меня с ними нейтральные отношения. Стараюсь вести себя со всеми вежливо, с уважением, у нас работают очень талантливые люди, но я против дружбы в театре. Это ни к чему, я в этом убеждена.

— Вы рано ощутили интерес к себе противоположного пола?

— Скажу так: во-первых, я никогда не чувствовала себя несмышленой девчонкой. Откровенно говоря, буквально с малолетства я ощущала себя взрослой женщиной. И окружающие люди, между прочим, это подтверждали, называя меня «старушкой». Я с пониманием смотрела на все, что происходило вокруг, и кризис переходного возраста меня миновал. Азарт влезть в какую-то сомнительную историю, набедокурить, был мне абсолютно чужд. Наверное, это плохо, детство должно быть спонтанным, насыщенным событиями, но я, видимо, рано начала «глубоко копать». Я все принимала близко к сердцу. Отношения с родителями меня волновали, какие-то перипетии с подругами страшно переживала, не говоря уже о собственных влюбленностях.

— Читала, что в юности вы были жутко влюбчивой и ваше сердце никогда не оставалось свободным…

— Все верно, именно так и было. Но теперь все эти страсти позади.

— Подозреваю, что вы всегда были неравнодушны к мужчинам старше себя, а вот какого рода мужчины в вас влюблялись?

— Не смелые. Поэтому я всегда мечтала о смелом, порядочном, веселом молодом человеке.

— Почему вы не сказали «умном»?

— Ум может быть опасным… Порой с человеком, который действует правильно, руководствуясь исключительно разумом, невозможно общаться.

— Какие безумства ради вас совершали мужчины?

— Думаю, что влюбиться в меня — уже сумасшедший поступок. Меня надо терпеть, понимать, помолчать, когда надо… То есть мне кажется, что со мной надо общаться как с мужчиной, немного сдерживая себя, не обращая внимания на какие-то мелочи… Вот многие женщины любят разбивать сердца, а я нет. Потому что знаю, что такое безответная любовь и как это больно.

— Вы явно папина дочка. Родители вас баловали?

— Нет. Но они давали мне полную свободу, вследствие чего у меня не рождалось безумного желания втихаря выпить водки, покурить траву в подворотне или уехать на ночь с каким-то парнем за город.

— Вы любите заниматься домашними делами?

— Нет. Хотя, если иногда, по вдохновению, что-то готовлю, получается довольно неплохо. Гладить, стирать, убираться тоже терпеть не могу. Правда, иной раз у меня бывает порыв энтузиазма, когда я могу сутки наводить порядок в доме, но потом опять два месяца ни к чему не прикасаюсь, накапливая кучу грязи. А по-другому не умею.

— Сейчас вы живете с родителями или отдельно?

— Три года назад папа подарил мне квартиру на Сенной площади. Из моих окон виден канал Грибоедова… Безусловно, одной дома бывает иногда одиноко… С другой стороны, жить с кем-то тоже нелегко порой. Ведь надо соблюдать правила этого человека, как-то подстраиваться…

— И вы внутренне к этому готовы?

— Не знаю. Вот сейчас проверяю.

— Общественности известно, что ваш избранник — известный актер Даниил Спиваковский. Скажите, как долго вы вместе и как познакомились?

— Вместе мы уже год. А познакомились на кинофестивале в Калининграде, где оба оказались совершенно случайно, он ко мне подошел… Причем я знала, что он артист, но не видела его работ, даже знаменитого «Франкенштейна». А он, хотя и смотрел «Статского советника», не узнал меня. И это было приятно, что я ему понравилась сразу именно как женщина, а не как коллега-актриса.

— А он чем вас привлек?

— Не хочу говорить на эту тему. Не люблю рассказывать о своих личных взаимоотношениях.

— Хорошо, тогда ответьте, какие качества вам нравятся в мужчинах вообще?

— Знаете, в последнее время все так поменялось во мне… Раньше я все время обращала внимание на мужчин хулиганистого плана, безответственных, ненадежных, сложных, даже в некоторой степени странных, с которыми было трудно общаться. А сейчас все по-другому, мне уже неинтересно, когда треплют нервы, главное, чтобы мне было спокойно с человеком. Причем количество часов, проведенных вместе, и быт тут не имеют значения. Важно внутреннее ощущение тепла и света.

— Это говорит о том, что вы готовы к семейной жизни?

— Наверное, я вас запутаю, но при моей тяге к стабильности мне не по душе слово «семья». Вот слово «вместе» мне нравится. Возможно, я пока просто неправильно воспринимаю семью, и это пройдет… По крайней мере, ребенка я хотела всегда и хочу. Как и свадьбу с белым платьем…

— Вы уже получили предложение руки и сердца?

— Это секрет. Рано пока об этом говорить, даже не пытайте.

— Быть может, в настоящий момент вы все-таки больше ориентированы на карьеру и на громкие проекты?

— Не сказала бы. Я не слишком амбициозна. Скорее обожаю сам процесс работы на сцене и в кино, нежели конечный результат. Но при этом парадокс: в профессии ставлю себе самую высокую планку, которую намереваюсь достигнуть.

— К слову, в каких новых проектах заняты?

— Недавно у нас на Фонтанке состоялась премьера «Стеклянного зверинца», в нашем варианте спектакль называется «Синие розы», где я играю Лору. И есть предложения сниматься в кино, но, следуя примете, не буду их озвучивать. С предложениями вообще бывает то пусто — думаешь, что про тебя все забыли, и не представляешь себе, что делать дальше, то, наоборот, тебе обрывают телефон и ты бегаешь по всем пробам сразу. И я заметила, что ко мне всегда приходит желаемое, когда у меня хорошее настроение. Поэтому сегодня я пытаюсь реже предаваться грусти, когда мне хочется спрятаться ото всех.

— Не могу не спросить: а как в «Статском советнике» голышом не побоялись выступить?

— Разумеется, мне было страшно, но мама успокоила, сказав, что там же не я, а лишь моя героиня. И это на меня повлияло. Отстранение все-таки очень важно в нашей профессии, этому меня и папа учит.

— Уверена, что и Даниил вам что-то подсказывает в работе, раз вы коллеги… Кстати, а не тяжело, что он тоже артист?

— Мне, наоборот, трудно с людьми не творческих специальностей. И человеку, который рядом со мной, как это ни странно, удалось сохранить мужские качества в актерской профессии. Надо признать, это большая редкость в нашей среде.

— Он коренной москвич, вы из Питера. Собираетесь перебираться в столицу?

— У меня была такая возможность, мне бы помогли найти тут квартиру, когда Олег Павлович Табаков позвал меня на главную роль в «Пышке» МХТ, но я отказалась. Видимо, слишком люблю Петербург. И для меня эти слова не пустой звук. В этом городе я заряжаюсь энергией, набираюсь сил, несмотря на то что иной раз он давит и серым небом, и промозглым дождем, и сильнейшими ветрами. Но я иду там по мостовым и явственно ощущаю, что это мой родной город. Только там у меня есть чувство дома, и я не могу от этого отказаться.

— Сочувствую Спиваковскому…

— Почему? Он тоже любит Петербург. Да, мы видимся наездами… А Москва мне нравится, она солнечная, правда, я с трудом в вашей суете пытаюсь сохранить свой внутренний ритм.

— Вы человек требовательный?

— Очень. У меня характер тяжелый. Я ревнивая во всем, максималистка, и за честность во что бы то ни стало. И тихая только внешне. На самом деле импульсивная — могу и орать, и посуду разбить, если найду повод. (Смеется.) Понятно, что потом мне становится стыдно за свой некрасивый поступок, и я тут же начинаю собирать осколки…