Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Серафима Низовская: «В школе я дружила с Андреем Аршавиным»

Когда-то в институте поклонник поздравлял ее с днем рождения целым офицерским оркестром, а сейчас на ностальгических сайтах ей посвящают целые поэмы

Елена Грибкова
15 октября 2008 17:44
3712
0

Девушки с такой внешностью в любой компании притягивают внимание большинства мужчин. И наш кинематограф смотрит на нее явно мужскими глазами.

Девушки с такой внешностью в любой компании притягивают внимание большинства мужчин. И наш кинематограф смотрит на нее явно мужскими глазами.

НЕСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Низовская Серафима Савельевна, актриса.

Родилась 5 марта 1981 г. в Санкт-Петербурге.

Окончила ЛГИТМиК.

Играет в Театре им. Станиславского.

Снималась в фильмах: «Пролился томатный сок», «Котлован», «Вечерняя сказка»; в сериалах: «Солдаты», «Улицы разбитых фонарей», «Четыре любови», «Частный детектив», «Портрет на память», «Расплата за грехи», «Тридцатилетние» и др.

— Серафима, вы у нас девушка питерская, а это значит, что ваше детство и отрочество прошли в его дворах и набережных…

— Да, я частенько бывала с папой-писателем в знаменитом доме номер десять по улице Пушкинская. Это было легендарное артхаусное место, настоящая реликвия нашего города, русского рока, художников, поэтов, режиссеров…

Папа там обитал постоянно и меня знакомил со всеми людьми, туда приходящими, когда я ненадолго забегала в гости.

Но надо сказать, что я особо долго там со взрослыми не сидела. У меня довольно рано появились собственные интересы. Я росла единственным и таким интровертным ребенком, поэтому любила играть наедине сама с собой. В музыкальную школу тоже ходила не с компанией. В одиннадцать лет, чтобы я не болталась без дела на улице, папа отвел в театр юношеского творчества, где у меня уже появились друзья и организовалась какая-то отдельная, своя жизнь. И, как все отмечали, там я подавала надежды.

— Насколько я понимаю, ваш отец, физик и журналист по образованию, писал детские сказки…

— Некоторые из которых сочинял с меня. Так, у него в одной из серий сказок была героиня — девочка Верочка. Вообще ее реальный прототип — моя подружка по подъезду, но характер точно списывался с меня. С папой у меня были особые отношения. Я ужасно доверчивая, и он обожал поэтому надо мной подшучивать. Причем не только первого апреля. (Улыбается.)

— У вас вся семья творческая?

— Получается, что да. Мама по профессии преподаватель русского языка и литературы, но в настоящий момент всерьез увлечена флористической деятельностью. Знаете, если сейчас анализировать, то мне кажется, что меня родители совсем не воспитывали. И были абсолютно в этом правы. Поскольку на сегодняшний день я тоже мать и могу с уверенностью утверждать, что можно либо воспитывать своего ребенка, либо жить вместе с ним. И второе гораздо целесообразнее и интереснее, на мой взгляд.

— Слышала, что вы в старших классах учились в не совсем обычной школе, в классе футболистов…

— Да, нас было всего шесть девочек среди мальчиков, играющих в футбол. Самый мой известный одноклассник — Андрей Аршавин. Мы с ним дружили… И, кстати, когда я сейчас читаю его интервью, у меня складывается впечатление, будто он совсем не изменился. Такой же скромный, но обладающий яркой индивидуальностью, лидерскими качествами, честностью… Помню, он мог говорить открыто учителям такие вещи, которые больше никто бы не посмел озвучить.

— Давайте поговорим о вашей личной жизни. Вы объективно красавица, когда мир сообщил вам об этом?

— Мне было, наверное, лет восемь, когда я почувствовала явное неравнодушие к себе со стороны противоположного пола. Помню, мы с моей подружкой были влюблены в двух друзей, и они нам отвечали взаимностью… И все было прекрасно, пока мальчик моей подружки не переключил свое внимание на меня. Вот такие кипели страсти… (Улыбается.) И, став постарше, я довольно часто влюблялась, крутила романы… Как таковых, у меня даже не было периодов, когда я оставалась одна. И вовсе не потому, что я ветреная, а наоборот — привязчивая. А с появлением ребенка вообще почему-то стала бояться одиночества. Если день проведу одна в четырех стенах, буквально начинаю сходить с ума.

— Несмотря на впечатляющую внешность, путь в актрисы не был у вас прямым и ясным. Почему?

— Не знаю. Когда я в детстве играла на сцене, мне нравилось, а потом вдруг стало скучно сидеть на читках, репетициях, и я ушла осваивать ремесло гримера. Несколько лет этому посвятила, теперь умею грамотно делать как киношный, так и обычный макияж. Причем до сих пор мне это занятие доставляет удовольствие. Как и дизайн помещений. Я оригинально отделала собственную квартиру, и, когда прихожу в гости к друзьям, у меня сразу же начинает работать фантазия, как можно преобразовать их жилище. С общественными заведениями происходит то же самое: захожу в кафе, ресторан и тут же про себя отмечаю общую концепцию, соответствие деталей и т. д. Так что в будущем наверняка я еще буду развлекаться на этой ниве — декорировать дома приятелей. Мне подобные вещи в радость. Люблю все красивое, необычное. С азартом хожу по магазинам. Где-нибудь в Париже… Могу потратить все имеющиеся средства на какой-нибудь стильный пиджак из драных футболок. Я неравнодушна к странным предметам. (Улыбается.)

— Видела вашу свадебную фотографию, где вы в тельняшке вместо воздушного платья…

— Вот захотелось именно так… И с черным лимузином. Но в настоящий момент мы с Сергеем Кешишевым (журналист, руководитель собственной киностудии, обладатель премий «ТЭФИ», «ФИПА». — «МКБ») пока живем сепаратно.

— С вашей фактурой можно было бы без проблем найти подходящую партию…

— Меня не научили пользоваться внешностью. Не умею я этого совсем. Может быть, стоит учиться?! По крайней, мере, я чаще стала смотреться в зеркало. (Улыбается.) И еще активно хожу в фитнес-клуб. Чувствую себя накачанной, худой и бодрой.

— Какую роль играют в вашей жизни материальные аспекты?

— Немалую. У меня же сын, двухлетний Гектор, которого в будущем я хочу отдавать на всяческие курсы, хочу вместе с ним путешествовать… Как бы там ни было, но деньги обеспечивают определенный уровень свободы человека. От этого никуда не деться. И, боюсь, у меня уже не получится быть бедным художником, живущим на крыше.

— А что можете сказать по поводу домашнего хозяйства?

— До замужества я была убежденной антикухаркой. Но за три года семейной жизни обнаружила в себе задатки домовитости и даже прекрасного повара. Один минус — я все это делаю долго и тщательно. Если уж начала разбирать шкафчики в ванной комнате, то на целый день занята.

— Сын у вас какой уже проявляет характер?

— Он у меня настоящий мужик. Очень разумный парень, не упрямый, общительный, понимающий, с ним всегда можно договориться. И, судя по всему, он прагматик. То есть, если мы придумываем дракона, Гектор всегда интересуется, как он летает, что его окружает и какой пищей он питается. А кроме того, сын обожает музыку: внимательно ее слушает, подпевает, что-то выстукивает… Но когда он чуть-чуть подрастет, я обязательно буду учить его иностранным языкам, отдам на плавание и карате.

— А какие планы у вас по поводу себя?

— Хочу выучить французский и получить второе, техническое образование. Может быть, выберу бизнес-управление. Чувствую в себе нереализованный потенциал. И если я не найду применения своим способностям, знаю, в дальнейшем буду жалеть об упущенных возможностях. Тем более у меня есть множество идей, которые я имею намерение воплотить в жизнь, и мне для этого нужны практические знания, навыки, знакомства…

— Получается, в актрисы вы пришли случайно?

— Ни в коем случае. Но в старших классах при хорошей успеваемости я вечно пропадала допоздна в дворовых компаниях, и, видимо, в отчаянии родители отдали меня на курсы при экономическом факультете института киноинженеров, то есть в сферу, которая для меня стала привлекательной только сейчас, в двадцать семь лет. И там я познакомилась с замечательной девочкой, Ольгой Медыныч, с которой мы подружились и стали прогуливать занятия.

Однажды, гуляя на Пасху по городу, пришли в Александро-Невскую лавру, посидеть на лавочке, попить пива, как в Питере полагается, там мы стали друг другу читать стихи, и нас «осенило» пойти в актрисы. Что мы и сделали, правда, поступили обе лишь со второго раза. И меня ни на секунду, ни во время учебы в институте, ни сейчас, не посещали мысли, что это дело не мое. Единственное, мне не нравится зависимость моей профессии, и с годами уже хочется иметь еще что-то, на всякий случай. В общем, я стремлюсь заработать себе право выбирать, где сниматься, в чем…

— А считаете себя успешной в профессии?

— У меня все очень неровно, и даже невозможно предсказать развитие карьеры в ближайшие годы. Я не умею себя навязывать режиссерам, как-то заставлять о себе говорить… Сегодня меня уже не тянет сниматься в очередном сериале, потому как их в моей практике было достаточно, и все задачи, которые я перед собой ставила, соглашаясь в них участвовать, уже выполнены. Так, я, когда смотрела какие-то мыльные оперы по телевидению, удивлялась, почему тот или иной актер настолько плохо играет, повторяясь из раза в раз. Поэтому себе сделала жесткую установку, что буду играть с полной отдачей и своеобразно каждый день, тем самым совершенствуясь как актриса. И я, поверьте, именно так всегда и работала.

— Будь вы продюсером собственного фильма, какой бы запустили сценарий со своим участием?

— Какую-нибудь мощную современную историю. А весь классический мировой репертуар, как мне кажется, уже столько раз поставлен и снят… Думаю, надо двигаться дальше.