Архив

Ирина Безрукова: «Во сколько бы Сергей ни вернулся домой, я всегда его жду»

Ее творческая юность пришлась на киношное безвременье начала 90-х, и мощного старта для раскрутки карьеры не получилось. Но тем не менее Безрукову знают все. Потому что у нее есть другая главная роль — роль жены суперпопулярного актера Сергея Безрукова. О том, как в столь тонком амплуа чувствовать себя комфортно и уметь держать марку, будучи постоянно на виду, Ирина поделилась с «МК-Бульваром».

14 августа 2006 04:00
3671
1

Ее творческая юность пришлась на киношное безвременье начала 90-х, и мощного старта для раскрутки карьеры не получилось. Но тем не менее Безрукову знают все. Потому что у нее есть другая главная роль — роль жены суперпопулярного актера Сергея Безрукова. О том, как в столь тонком амплуа чувствовать себя комфортно и уметь держать марку, будучи постоянно на виду, Ирина поделилась с «МК-Бульваром».



— У вас очень женственный образ. А поступать не по-женски приходится?

— Да, приходится порой на себя брать груз совсем не женский. Когда муж занят, а он очень часто занят, я вынуждена решать вопросы, которые в принципе должен был бы решать мужчина. Например, связанные с ремонтом машины или квартиры, договариваться с кем-то. А мне не очень нравится договариваться с прорабами, мастерами, но… не отвлекать же Сергея! Поэтому я принимаю такую форму отношений: он зарабатывает, а я организую достойную жизнь.

— Понятно, что, как гипервостребованный актер, Сергей Безруков все время на работе. Не бывает ли вам скучно, одиноко?

— Но он же возвращается домой… (Улыбается.) Кстати, у нас заведено: во сколько бы Сережа ни пришел, я его жду. Если он голоден, то кормлю, мы обмениваемся новостями, я показываю ему электронную почту. Нормальная семейная жизнь деловых людей. А вообще мы придумываем, как нам видеться почаще. Иногда договариваемся пересечься среди дня. Я езжу по своим делам, он по своим, а потом мы встречаемся где-то, чтобы просто посидеть, пообедать. Если он в экспедиции и у меня есть время, я приезжаю к нему на съемки.

— А в бытовой жизни семьи ваш муж участвует? Хотя, честно говоря, представить артиста Безрукова с пылесосом в руках почти невозможно…

— И зря. Конечно, у нас не те отношения, когда муж только появляется, а жена сразу командует: «Давай иди коврики вытряхивай!» Но на самом деле Сергей очень любит убирать у себя в кабинете. Даже если там все не совсем аккуратно лежит, я не притрагиваюсь. Поэтому когда Сережа собирается навести порядок, он что-то перекладывает, выбрасывает старые сценарии, а потом… берет в руки тот самый пылесос, с которым его трудно представить.

— Вас часто можно увидеть вдвоем на торжественных церемониях, презентациях, премьерах. А обычные семейные походы в кино, в зоопарк устраиваете?

— Вы представляете, что такое Безруков в зоопарке?! Никто же не будет смотреть на животных, а все станут бегать за Сергеем и брать у него автографы! А вот кино мы иногда посещаем. Билеты просим либо сына взять, либо я в кепочке и в темных очках иду покупаю места рядом с проходом, и когда начинается реклама, все грохочет и уже темно, мы пробираемся в зал.

— Сергей советуется с вами по творческим вопросам, например, в чем сниматься, а в чем нет?

— Да, он часто дает мне читать сценарии. Но я не считаю, что вправе Сергею диктовать, поэтому, когда он советуется со мной, всегда подчеркиваю: «Это мое мнение, но выбор за тобой».

— А вам муж советы дает?

— Когда мне предложили «Дашу Васильеву−4», Сергей сказал: «По-моему, сериал уже идет на убыль, и его снимают на автопилоте». Но там была очень интересная героиня — этакая девушка с Рублевки, оторванная от жизни, просто «привет от Робски», и я все-таки решила эту идиотку сыграть. Хотя Сергей оказался прав: на завершающем этапе проекта продюсеры уже не обращали внимания на его качество, денег было мало, сроки сжатые. Мягко говоря, высокохудожественного произведения из этого не вышло. Так что надо было слушаться мужа.

— Известно, что фанатки мужа первые годы после женитьбы Сергея не принимали вас. Теперь они успокоились. А ваши поклонники его когда-нибудь смущали?

— Поклонников как таковых у меня нет, хотя симпатию к себе некоторых людей чувствую. Просто мужчины — существа более реалистичные и рациональные, чем женщины. Это молодые девушки могут годами ждать от своего кумира: а вдруг он посмотрит, вдруг слово скажет… Но со мной все ясно — я замужняя женщина, мой муж — известный актер. Поэтому если мужчины делают пару реверансов в мой адрес, я все вежливо ставлю на свои места, и они исчезают. Так что у Сергея повода для ревности нет.

— А Сергей дает повод для ревности? Писали, что на премьере «Поцелуя бабочки» Ирина Безрукова не выдержала эротических сцен с участием мужа и ушла из зала, хлопнув дверью.

— Да, я читала и очень смеялась. Во-первых, я фильм видела заранее. А во-вторых, ну не могла я хлопнуть дверью, поскольку в зале меня не было! Дело в том, что мы вообще не остались на показ. Перед премьерой Сергей час раздавал интервью, фотографировался, потом представил картину и потихоньку сказал мне: «Поехали отсюда» — не хотел на себе замыкать внимание зрителей. А относительно этих сцен могу сказать, что они там сняты деликатно, красиво и при этом очень чувственно.

— И все же, скажите честно, в душе у вас все переворачивается, когда ваш муж с другой во весь экран?..

— Ну как можно ревновать, когда я сама актриса и знаю, как все это делается?! Вокруг двадцать человек, холодно, бесконечные дубли и команды: «Правее! Левее! Ног не видно! Побрызгайте их водой! Вы не так целуетесь!» Ну что тут может быть?!

— В семейной жизни вы дипломат?

— Ой, не всегда! Скорее я человек, который говорит то, что чувствует… Единственное, чему я, к счастью, научилась, — это иногда промолчать и переждать. И, заметила, на пользу. Ведь все мы, когда устали, раздражены, можем обидеть. А обиды — они словно впечатываются в душу.

— Чтобы сохранять твердость духа в любых ситуациях, некоторые занимаются психологическими практиками. А вы не пробовали?

— Пробовала, мне это интересно. Кстати, тут кроется одна из причин, почему я стала вегетарианкой. Пока ела мясо, во мне было больше агрессии, я была вспыльчивее, нетерпимее. Еще я медитирую, делаю прана-дыхание. Где-то прочла — если хочешь сказать что-то неприятное, то вначале сядь, подыши. 50 прана-дыханий, и ты уже не скажешь это или скажешь совсем другое. На эту тему много сейчас интересного издается, я с удовольствием читаю подобную литературу, общаюсь с психологами.

— С психологами?

— Недавно разговаривала с одним известным психологом — Стивом Роттером, автором книг «Духовная психология» и «Вспомни», который давал семинары в Москве, и он спросил: «Ира, у тебя есть какие-то страхи, ты чего-то боишься?» Я отвечаю: «Боюсь стареть. Не хочу!» Он улыбнулся: «А ты знаешь, что все стареют, — это не откровение! Но есть люди, которые красиво стареют. Они просто переходят в другой прекрасный возраст, на новую стадию жизни». Оказывается, внешность людей, которые несут в себе свет, позитивно настроены, открыты, замечаешь первые три минуты. А потом просто проникаешься их обаянием, и они кажутся тебе очень красивыми, несмотря на годы.

— Ну, для вас это еще неактуально! Глядя на фото 6—8-летней давности, можно констатировать — вы почти не изменились. Плоды ежедневной схватки со временем?

— Главное в погоне за молодостью — не выглядеть смешным. Я не из тех, кто живет в салонах красоты. Конечно, свою роль играют вегетарианство и раздельное питание. Ну и когда стараешься позитивно мыслить (что не такая простая задача), это тоже отражается на внешности. А вообще за лицом и телом я ухаживаю дома сама, и только раз в неделю ко мне приходит косметолог. Парикмахера посещаю раз в три недели и раз в 10—12 дней делаю маникюр. И еще: я не из тех экстремалов, которые решаются на пластические операции и кто пробует на себе новые препараты. Я не буду жертвовать здоровьем ради внешности. Лучше займусь фитнесом. Мы с сыном и Сережей частенько ходим в тренажерный зал. Я люблю плавать и чуть подкачиваться, чтобы быть в тонусе.

— Да, хорошо выглядеть сегодня — это вопрос престижа. А приходится задумываться, чтобы одежда, часы, машина были «не хуже, чем у…»?

— Есть рауты, на которых надо быть комильфо. На кинофестивалях по звездной дорожке все идут в брендовой одежде, обуви и в предоставленных известной маркой бриллиантах. Поэтому тебя просто не поймут, явись ты в чем попало. Но сейчас я ко всему этому спокойнее отношусь. Если кому-то финансовая возможность позволяет, то почему не купить такую-разэтакую машину?! Но если нет, то пусть она будет недорогая, зато в порядке и на ходу. Надо трезво смотреть на вещи. Зачем прыгать выше головы?

— Кстати, в то время как многие актеры стараются купить недвижимость в жуковках, горках, на рублевках, вы обосновались в Кузьминках. А тут вопрос статуса вас не беспокоит?

— Нисколько, скорее меня беспокоит, что здесь не самая лучшая по Москве экология, хотя и не самая худшая. Просто сын учился в очень хорошей школе в Кузьминках, и не хотелось ее менять. Мне уютно в нашей достаточно большой квартире. В свое время мы купили в новостройке двухкомнатную и однокомнатную, потом соединили их. А Рублевка — не знаю, будет ли это для кого-то откровением — она нам пока точно не по карману. Да и не рвемся мы туда.

— Как же так — не по карману? В неоднократно опубликованных рейтингах актерских заработков значится, что у Безрукова один съемочный день стоит десять тысяч долларов.

— Я видела эту информацию в «желтой» прессе. Там же были напечатаны цифры гонораров и других наших популярных актеров — Меньшикова, Миронова, Машкова… Думаю, все были бы очень рады получать те деньги, которые им приписывают. Но Сергей никогда не получал такой суммы за съемочный день.

— Тогда сколько же?

— Я не имею права озвучить, ни сколько зарабатываю сама, ни сколько получает Сергей. И ни один актер не может, потому что это продюсерская тайна, и в контракте есть пункт о неразглашении суммы гонорара. Наверное, отсюда и домыслы. Хотя мне кажется, что русские актеры заслуживают гораздо больше тех мифических сумм.

— Писали, что вы занимаетесь благотворительностью. Это так?

— Да. Наша семья решила, что десятину от заработка мы отдаем либо больным детям, либо куда сочтем нужным. Около года назад Дина Корзун рассказала мне о тяжелобольном мальчике — 14-летнем Сереже. У него неоперабельный рак, диагноз он знает и находится в глубокой депрессии. Но, оказывается, у него есть любимый фильм «Бригада» и любимый актер Сергей Безруков, и не мог бы Сергей поговорить с ним? Муж позвонил ему, а потом мама привезла мальчика к Сергею на спектакль «Ведьма». С тех пор мы помогаем этой семье. По всему миру искали клиники, которые берут детишек со слабыми шансами (у нас ему поставили диагноз — неизлечим). Откликнулся только Израиль, но выставил непомерный счет в 150 тысяч долларов — и никаких гарантий. Я не Анджелина Джоли, и мои гонорары и ее несопоставимы, но мы стали собирать деньги. И тут я случайно узнала о новой методике лечения — электромагнитной балансировке. В России такого еще нет, но американские специалисты были в это время в Москве. Прошло два месяца. Вскоре Сережа стал потихоньку ходить. Метастазы вдоль позвоночника уменьшились на 20 см, но лечение необходимо продолжать, и мы по-прежнему ищем средства на препараты. Кстати, сразу хочу предупредить всех, что сейчас в этой области очень много манипуляторов и авантюристов. Иногда они берут данные ребенка и приписывают совершенно другой лицевой счет. Будьте внимательны!

— Время сделало людей осторожными и недоверчивыми. А лично вам в жизни приходилось сталкиваться с обманом, мошенничеством?

— Да, и нередко. В свое время я, как и многие, «попала» с «МММ». Пункты «МММ» были на каждом углу, никто не думал, что это обман. Я пошла и купила акции на весь свой киношный гонорар — две тысячи долларов. Решила, пусть за месяц подрастет, и уехала сниматься. Вдруг мне звонят прямо в момент съемок: «Тут какой-то переполох с „МММ“ — толпы стоят, акции падают». И все… С тех пор я ни в какие игры не играю.

— Вашему сыну Андрею — 16 с половиной. Он уже заставляет вас волноваться, тусуясь в клубах допоздна?

— Нет, в клубы он пока не ходит. Предпочитает кино и боулинг. Мне кажется, он на пороге увлечения, но девушки у него сейчас нет. Меня это не удивляет, потому что если он в меня, то я с этим моментом взросления не торопилась.

— Андрей решил, чем будет заниматься в будущем?

— Размышляет. Когда он поделился, что хочет быть режиссером, я сказала: «Ты слишком молод для этой профессии. Даже если поступишь, у тебя нет жизненного багажа для такой работы». А актером мюзикла (Андрей неплохо поет, играл в «Норд-Осте». — «МКБ») он быть не хочет. Этот год Андрюша решил поработать. Может быть, будет дублировать фильмы — он давно и хорошо это делает, подростком озвучил много картин, самые известные — «Анна и король» с Джоди Фостер и «Проклятый путь» с Томом Хэнксом, где главная детская роль — сын гангстера. А еще он подружился с молодым режиссером, который собирается снимать «Ералаш». Тот предложил пойти к нему в группу. Не важно кем, но пусть сам окунется в процесс, пощупает профессию изнутри.

— А что нового в последнее время у вас?

— На самом деле после «Есенина» могу похвастаться только озвучанием анимационного фильма «Князь Владимир». Чувствую, что у меня бы получилось вести ток-шоу на ТВ — опыт работы в прямом эфире есть. Хотя, грех жаловаться, больших творческих простоев в моей жизни не было. Но мечта о той самой заветной роли пока впереди.