Архив

Ледовое побоище

Звезды становятся фигуристами

У наших звезд давно сложилась репутация капризных самовлюбленных персонажей. Но иногда знаменитости просто блещут трудолюбием и упорством. В проекте «Танцы со звездами» хореографию изучили даже весьма неповоротливые на первый взгляд артисты. Теперь задача усложняется. В шоу «Танцы на льду» на канале «Россия» звездам придется примерить коньки и освоить фигурное катание. «МК-Бульвар» выяснил подробности звездных тренировок у продюсера проекта Сергея Кордо.

21 августа 2006 04:00
1307
0

У наших звезд давно сложилась репутация капризных самовлюбленных персонажей. Но иногда знаменитости просто блещут трудолюбием и упорством. В проекте «Танцы со звездами» хореографию изучили даже весьма неповоротливые на первый взгляд артисты. Теперь задача усложняется. В шоу «Танцы на льду» на канале «Россия» звездам придется примерить коньки и освоить фигурное катание. «МК-Бульвар» выяснил подробности звездных тренировок у продюсера проекта Сергея Кордо.



— Сергей, как вы сами отважились на эту авантюру?

— «Танцы на льду» мы задумали в развитие проекта «Танцы со звездами», поэтому особенного страха уже не было. Безусловно, лед — не паркет, это материал, предполагающий травмы. Здесь нужно больше умения и смелости, чем просто желания научиться танцевать. Больше времени, естественно. В связи с этим отбор звезд, конечно, был затруднен. Кроме того, мы должны были соблюсти определенные критерии — не брать людей, умеющих кататься.

— На профессиональном уровне или требовались звезды, которые вообще ни разу не стояли на коньках?

— Согласно правилам формата звезды-участники должны уметь кататься «немножко вперед» и «немножко назад». А поскольку у нас в стране фигурное катание всегда было в почете, то многие из отечественных звезд являются мастерами спорта или кандидатами в мастера. Но их-то как раз мы должны были исключить и найти только тех, кто умеет кататься «вперед-назад» или вообще знает, как надевать коньки. Еще сложнее было с фигуристами. Спортсмены, которые принимают у нас участие, — легендарные личности, олимпийские чемпионы. Все они очень востребованы, заняты, и мало кто живет здесь. Вырвать их из уже устроенной жизни, договориться с их продюсерами — американско-английскими акулами, выставляющими абсолютно непонятные для нас контракты, — вот это был процесс сложный.

— Кто из фигуристов у вас присутствует?

— Это Руслан Гончаров, украинский спортсмен, призер последней Олимпиады, Анастасия Гребенкина и Вазген Азроян — пара армянских фигуристов, чемпионка мира Мария Бутырская, неоднократная чемпионка мира и призер Олимпиад Майя Усова, олимпийские чемпионы Артур Дмитриев, Оксана Казакова, Алексей Урманов, легендарные дважды олимпийские чемпионы Оксана Грищук, Евгений Платов. Когда состав окончательно сформировался, я показал этот список нашему председателю жюри Елене Анатольевне Чайковской, на что она сказала: «Это очень мощная сборная».

— Как складывались пары фигуристов и звезд?

— На мой взгляд, мы добились практически идеального сочетания. У нас был почти киношный кастинг. И пары в результате получились просто

роскошные. Очень красивые, на мой взгляд, пары Петр Красилов с Оксаной Грищук, Анна Азарова с Евгением Платовым, Руслан Гончаров с Ириной Чащиной, серебряным призером по художественной гимнастике. Да все красивы, что говорить.

— Кто еще из звезд пробует свои силы?

— Татьяна Догилева, Сергей Селин, Ивар Калныньш… Майя Усова и Ивар Калныньш — роскошная пара. Ивар Калныньш находится в шикарной спортивной форме. На самом деле в формате существует ограничение по возрасту — до 45 лет. Но когда мы с ним встретились, я был поражен, насколько прекрасно он выглядит. Потом он вышел на лед — и сразу стало понятно, что он очень спортивный человек. Фигурное катание — спорт высококоординационный, очень сложный. Но у Ивара, по-видимому, есть для этого все данные. Он сразу поехал, с первых же тренировок.

— Травм еще никто не получил?

— Получили. У Сергея Галанина была травма колена, мы его лечили, и он, по-моему, уже приступил к тренировкам. У него была пауза, боюсь, дней десять, и Маша Бутырская, которая с ним в паре, очень нервничала. Вы же понимаете, что профессионал не хочет выступить неудачно, а потом говорить: «Это мой ученик не умел кататься». Она должна ответить и за себя, и за него.

— Маша — специалист в одиночном катании. Как она работала с партнером?

— Для тех, кто раньше не специализировался в танцах на льду, у нас есть хореографы, они работают с четырьмя парами из десяти. Кроме того, помогают Наталья Бестемьянова с Андреем Букиным — это тренеры всей команды. В самую первую тренировку Андрей Букин минут 40 отработал с Татьяной Догилевой и сразу сказал: «Нормально, будет кататься». А вот от одного участника мы вынуждены были отказаться. У нас начинал тренироваться народный артист Сергей Маковецкий, и вскоре Наталья Бестемьянова сказала: «Он кататься уже умеет». Стали выяснять — оказалось, что Маковецкий — кандидат в мастера спорта по фигурному катанию. Когда мы об этом узнали, вынуждены были отказаться от его кандидатуры. Правила есть правила — все должны быть в равных условиях.

— Кто из звезд делает наибольшие успехи?

— Мне не очень удобно говорить об этом. Пока участники действительно катаются не равно, но все очень стараются. В конце концов, ведь зритель будет определять победителя не по тому, кто как катается, а наблюдать за взаимоотношениями пары, по тому, как они будут беседовать с жюри и ведущими консультантами. Пока, если говорить только о технике, сильно продвинутый катальщик у нас Петя Красилов. У человека большие способности, потому что уже на третьем задании он начал садиться на шпагат на коньках.

— Тренировки проходят на каком-то специальном катке?

— Тренировки в разных залах. В Москве много катков; правда, они все, на мой взгляд, безумно дорогие. Недавно Ивар Калныньш был занят в Риге, и две недели Майя Усова тренировалась с ним там. Так вот в Риге каток стоит 10 долларов за два часа, а у нас — 4800—7500 рублей в час. Разница колоссальная!

— Состав участников у вас сильный. Кто в составе жюри?

— Не менее сильный состав. Главный судья — Елена Анатольевна Чайковская, призеры Олимпийских игр, двукратные чемпионы мира фигуристы Ирина Моисеева и Андрей Миненков, чемпион мира и великолепный хореограф Игорь Бобрин. Особенный подход у нас был к пятому члену жюри, который не принадлежит к миру фигурного катания, но вместе с тем имеет право судить танцы. Им стал Николай Цискаридзе.

— Чем отличается наш проект от западного варианта?

— По формату наш проект будет напоминать западный аналог, но по наполнению он будет абсолютно другим. Сейчас, делая программу, мы опять сталкиваемся с тем, что наша аудитория не примет исключительно спортивный характер шоу, как это было в Англии. Мы должны показать отношения людей, залезть куда-то внутрь. Поэтому настроение будет совсем другое, а формула та же: десять пар, пять членов жюри и оценки по шестибалльной системе.