Архив

Галина Логинова: «Милла думает, что я жду от нее слишком многого»

Когда произносят ее имя, обычно добавляют «мама Миллы Йовович». Правда, Галина всячески открещивается от того, что во многом благодаря ей дочь стала звездой мирового масштаба. Наверное, в карьере Миллы реализовались и собственные профессиональные надежды актрисы Галины Логиновой, которая, сверкнув на советском экране, улетела с мужем-иностранцем за океан. Там на время пришлось забыть о свете софитов и просто бороться за выживание. Она выстояла. И даже теперь, в своей обеспеченной жизни, в любую минуту готова снова встать в кадр.

4 сентября 2006 04:00
1515
0

Когда произносят ее имя, обычно добавляют «мама Миллы Йовович». Правда, Галина всячески открещивается от того, что во многом благодаря ей дочь стала звездой мирового масштаба. Наверное, в карьере Миллы реализовались и собственные профессиональные надежды актрисы Галины Логиновой, которая, сверкнув на советском экране, улетела с мужем-иностранцем за океан. Там на время пришлось забыть о свете софитов и просто бороться за выживание. Она выстояла. И даже теперь, в своей обеспеченной жизни, в любую минуту готова снова встать в кадр.



— Галина, с такими глазами, как у вас, женщина ведь не может быть не роковой?

— А это не мне судить. Пускай отвечают те, кто со мной общается. Но могу сказать, что мужчины, которые были в моей жизни, меня любили. Причем влюблялись всегда с первого взгляда, и я верю именно в такую любовь. Не случайно ведь, когда приходишь в любую компанию, проходишь среди людей, и вдруг ваш взгляд встречается с чьим-то взглядом, и вы мгновенно понимаете, что это и есть ваш человек. Все просто. У меня, по крайней мере, случалось именно так.

— У Миллы явно огненный нрав вкупе с непосредственностью, это она взяла от мамы?

— Возможно, мы все много чего берем от наших мам. И чем дальше идем по жизни, тем чаще узнаем своих мам в себе. Это я точно знаю. Причем чаще почему-то мы перенимаем именно негативные черты, которые нам как раз раньше не нравились.

— По вашему мнению, что она у вас переняла?

— У нее мои манеры, жесты, как мне кажется. К каким-то моим советам она все-таки прислушивается и делает, как я говорю, хотя на словах со мной не соглашается. Конечно, мне хочется, чтобы она чаще со мной советовалась и больше следовала бы моим рекомендациям. Но, когда Милле действительно плохо, она старается меня не беспокоить, и я понимаю почему. Дочь стремится маму радовать, поэтому ей гораздо приятнее обращаться ко мне не в трудную минуту, а звонить по каким-то хорошим поводам, сообщать, что в ее жизни произошло что-то необыкновенное…

— Вы с Миллой подруги, у вас доверительные отношения?

— Мы все-таки мать и дочь. Точно не подружки, как во времена, когда Милла была тинейджером. Сегодня она уже сама формирует саму себя, и при этом у меня есть ощущение, что она сделала из меня какого-то идола. Она живет с чувством, что я ожидаю от нее слишком многого. Она как будто каждый день сдает мне экзамен и постоянно пытается произвести на меня впечатление, а я ведь этого совсем не жду.

— Это все потому, что вы мама доминирующая, властная…

— Возможно, но куда мне деваться от своего характера?! Я ведь Скорпион. Который, между прочим, окружен одними Стрельцами. Это какая-то мистика, но у меня и мама, и брат, и Миллочка, и ее папа, и мои друзья, и даже мой продюсер Игорь Задорин, и режиссер моей последней картины Катя Гроховская — все этого знака зодиака. Хотя к астрологии я отношусь с юмором.

— Видимо, не зря говорят, что отрицательные черты характера — продолжение наших достоинств. Вы сделали почти невозможное — благодаря вам у дочери состоялась карьера в Голливуде, и она стала мировой звездой с огромными гонорарами…

— Любая мама кроме личного счастья желает своему ребенку еще и профессионального успеха, удачной карьеры. Но я вам не выдам сейчас точную формулу, как надо действовать. В принципе я никакой не стратег и не занималась как таковой карьерой своего ребенка. Все происходило естественно. Я лишь пыталась вести ее правильными путями, стремилась поделиться своим опытом и показать как можно шире те сферы жизни и искусства, к которым у меня лежала душа. А уж выбор оставался за ней. Поэтому Милла и фортепьяно осваивала, и на хореографию ходила, и театральную студию посещала, и даже чечетку училась отбивать. И еще могу сказать, что в воспитании детей важен родительский пример. Насколько мы ответственны, серьезны, как поступаем в различных ситуациях, это все целиком отражается на наших детях. Я всегда была организованной, потому как выросла в армейском городке, где служил мой папа. К дисциплине меня приучили буквально с пеленок. Я пунктуальна, не бросаю слов на ветер, не отношусь к жизни легкомысленно и поставленную перед собой задачу всегда решаю упорным трудом. И замечательно то, что все эти важные вещи Милла у меня переняла.

— Хочу вернуться к вашему детству. Как рано вы осознали, что непременно хотите выбраться из своего провинциального города?

— Я всегда чувствовала себя актрисой и безумно хотела выразить себя на сцене. Прямо-таки нуждалась в этом, обожала находиться в центре внимания. Помню, устраивала сольные представления: заворачивалась в простыню и пела модные тогда песни…

— И вы планомерно шли к своей мечте, окончили театральный вуз, начали регулярно сниматься и неожиданно, на взлете, улетели в Америку в поисках новой жизни…

— Я поехала за своим любимым человеком, за которым была готова идти хоть на край света. Боги находился в сложной политической ситуации и остаться в Советском Союзе никак не мог, поэтому я, как верная жена декабриста, последовала за ним. И, безусловно, в Америке реальность вас бьет сразу. Я ясно осознавала, что оставляю карьеру актрисы, потому как Голливуд особо не принимает чужестранцев. Там надо быть своим, и желательно оказаться в мире кино в юном возрасте и постепенно там расти. И тем более ни о каком успехе не может идти речь, если у тебя русский акцент.

— К счастью, у Миллы все получилось…

— Да, ребенок мой состоялся. Уже в одиннадцать лет она появилась на обложке итальянского журнала «Лей», а вскоре снялась в фильме «Слияние двух лун». Потом ее уже заметили, и все покатилось…

— Нет в душе сожаления, что ваша карьера не сложилась, и вы всю себя выразили в дочери?

— Я тут с вами не соглашусь. Мне думается, что моя карьера состоялась. Ведь удачная карьера — это не только профессия, а сама жизнь. Когда вы смотрите на свою жизнь и радуетесь, говоря себе: «Все хорошо, могу и отдохнуть». Вот у меня сейчас такое состояние. Другое дело, что я человек активный и постоянно занимаю себя новыми целями. Вокруг меня всегда что-то происходит, и я всегда окружена множеством людей. Я за пять минут могу собрать вечеринку, очень люблю общение, компании. Мне нравится тусоваться, как это говорят по-русски. А вот дочка моя в этом смысле абсолютно другой человек. Это удивительно, потому что папа ее, как и я, компанейский, веселый и общительный. И для меня было настоящим сюрпризом, когда Милла, приехав недавно в Москву на три дня, не только работала, но и посещала ночные клубы. Я от нее такого не ожидала и очень обрадовалась. В Голливуде ведь она никуда не выходит: либо снимается, либо сидит дома.

— И что она обычно делает дома?

— Играет на гитаре, сочиняет песни, рисует эскизы, читает, причем много. Она выписывает журналы «Дискавери», «Сайнс»… Милла — интеллектуалка, ей интересно познавать, исследовать жизнь. Она может часами сидеть у компьютера. И еще любит играть с кукольными домами. Их у нее множество. Она собирает разные деревни, города, со всевозможными зданиями и населением… Так и проводит досуг.

— Признайтесь, вы всегда хотели, чтобы дочь тоже стала актрисой?

— Я и не знала, что она в итоге выберет. Не исключено, что она захотела бы стать доктором, как отец. Милла, кстати, многое от него взяла: и эту свою страсть к науке, усидчивость. Она в отличие от меня, экстраверта, — интроверт. Скрытная и многое держит в себе.

— Раз уж упомянули вашего бывшего мужа, расскажите о нем.

— Меня и Боги сразила любовь с первого взгляда, и это чувство долгие годы было в нашей жизни. Скажу больше, муж — самая сильная любовь в моей жизни. Недавно мы с ним виделись и обнаружили, что до сих пор симпатизируем друг другу. Но на сегодняшний день мы только друзья, хотя чувствуем взаимное тепло. Но кто его знает, возможно, опять будем вместе… Никогда не говори «никогда».

— Сколько вы прожили вместе?

— Двадцать шесть лет. Огромный промежуток времени. А когда познакомились, мне было двадцать три года…

— Чем Боги вас привлек?

— В этом возрасте играют гормоны, и психофизические реакции происходят моментально. Люди притягиваются друг к другу.

— Как полагаете, брак с иностранцем — это чаще «плюс» или «минус»?

— Не размышляла на эту тему в подобном контексте. Тогда Боги показался мне весьма необычным парнем. У меня было на тот момент много русских ухажеров, с которыми я имела прекрасные романы, но то, что у меня случилось с Боги, просто перекрыло все остальное. Это нельзя объяснить. И мне было совершенно не важно, из какой он страны, какой национальности.

— Дочери частенько напоминаете, что хотите внуков?

— Да, говорю ей это. И она тоже хочет иметь детей. Она их обожает.

— Милла знакомит вас со своими бойфрендами?

— Обязательно, а как иначе?! Вот с ее нынешним другом, английским режиссером Полом Андерсеном, они уже когда-то встречались, потом расстались на пару лет, и теперь вновь вместе. И я очень рада этому обстоятельству. Пол — чудный, милый человек, их многое связывает, и у нас с ним прекрасные отношения. Вообще, рядом с Миллой плохих людей быть не может. Она очень чувствует людей. И у нее даже не бывает коротких связей, она настроена на глубокий, прочный союз.

— А когда распался их брак с Люком Бессоном, вы были сильно расстроены?

— Разумеется. Я очень люблю Люка. Он безумно талантливый человек, добрый. И к Милле он, конечно, относился божественно. Тут, видимо, сказался возраст — Милла не была тогда готова к семейной жизни. Она была юная, решила выйти замуж, а позже, наверное, захотела что-то новое испытать. Ну так случилось, что делать.

— Вы находитесь в превосходной форме, отлично выглядите, как вам это удается?

— Спасибо вам за комплимент, но я же еще молодая. Думаю, в этом весь секрет. (Смеется.) Надо не прекращать быть молодой, сердцем чувствовать энергию юности. Я, к сожалению, ленива на физические упражнения, не бегаю по утрам, как многие американцы, не хожу в фитнес-зал. Но при этом соблюдаю диету. Употребляю в пищу простые белки и овощи. И никогда не ем слишком поздно.

— Почему вы дали свое согласие на съемки в фильме «Человек безвозвратный», который участвовал в конкурсной программе «Кинотавра»?

— Мой друг Петр Степин прислал свой сценарий и предложил мне роль Алевтины — сильной, современной, самостоятельной женщины, которая на пути к своей независимости забыла о своей личной жизни. И в какой-то момент поняла, что она добилась многого, а любви нет, детей тоже, и неустроенная жизнь. Мужчины ее возраста ей стали скучны и неинтересны, стало тянуть к молодым… И она начинает встречаться с парнем намного моложе себя. Мне понравилась героиня, я в ней увидела некоторые черты своего характера.

— Вы постоянно живете в Лос-Анджелесе?

— Да, у меня там дом, который всегда полон народа. И люди мне никогда не мешают. Вечно кто-то приезжает, кто-то уезжает… Бывает, и больше месяца гостят. Я гостеприимная хозяйка, хотя бытом занимаюсь по настроению: хочу — готовлю, а если не хочу, то мы идем в ресторан. Хотя если уж я готовлю, то стараюсь делать это на «отлично».

— Последнее время в мире царствует культ денег, какое у вас к ним отношение?

— Нормальное. Они дают определенную свободу и комфорт. А легкость и покой — это самое лучшее. Лично я достаточно переживала в жизни и теперь хочу положительных эмоций, хочу отдыхать и расслабляться. Именно по этой причине два с половиной года назад я купила еще дом в Палм-Спрингсе. Там я отдыхаю и душой и сердцем.

— А почему не на побережье?

— Океан пробуждает во мне беспокойство, и я человек не морской, а скорее пустынный. И вот это место в двух часах езды от Лос-Анджелеса подходит мне как нельзя лучше. Мне там умиротворяюще хорошо… Жарко, тишина, только слышно щебетание птиц, телефон не трезвонит, я загораю возле бассейна, пью коктейль «Маргарита», выбираюсь в местные ресторанчики с ограниченным кругом близких друзей… То есть на сегодняшний день у меня есть две разные жизни: суперактивная — в Лос-Анджелесе и суперпассивная — в Палм-Спрингсе.