Архив

Юлия Началова-Алдонина: «Я пользуюсь моментом, когда женщине все прощается»

За последние несколько месяцев жизнь у Юли Началовой изменилась кардинальным образом. Она стала женой известного футболиста. Переехала в новую квартиру в престижном районе Москвы. В скором времени Юля станет мамой. И уже сейчас неожиданно стала брюнеткой. «МК-Бульвар» встретился с певицей и узнал, не закружилась ли у Началовой голова от жизненных перемен.

25 сентября 2006 04:00
2143
0

За последние несколько месяцев жизнь у Юли Началовой изменилась кардинальным образом. Она стала женой известного футболиста. Переехала в новую квартиру в престижном районе Москвы. В скором времени Юля станет мамой. И уже сейчас неожиданно стала брюнеткой. «МК-Бульвар» встретился с певицей и узнал, не закружилась ли у Началовой голова от жизненных перемен.



— Юля, почему вы решились так кардинально измениться?

— Вы знаете, бывает такое настроение, когда хочется чего-то нового. Да и надоело мне уже быть блондинкой. (Смеется.) Тем более и мне, и мужу очень нравится мой новый цвет волос.

— Обычно беременные женщины из-за суеверий опасаются красить и стричь волосы.

— Я считаю, что это уже совсем какие-то древние приметы. (Смеется.) Пока есть свободное время, почему не следить за своим здоровьем и внешним видом, ухаживать за мужем и семьей, смотреть за домом? Конечно, не нужно впадать в крайности и появляться на улице в топиках и с голым животом. А сделать маникюр и педикюр, сходить в парикмахерскую — что в этом плохого?

— Юля, ваш муж — капитан сборной и полузащитник ЦСКА. До знакомства с Евгением Алдониным вы знали, что такое футбол?

— Кривить душой не буду: постольку поскольку. Хотя мне эта тема была всегда известна, потому что мои папа и мама являются давними болельщиками ЦСКА. И какие-то ответственные матчи или чемпионаты мира и Европы я смотрела вместе с ними.

— Евгений объяснял вам правила?

— Конечно. На самом деле я и сама спрашивала. Когда интересуешься человеком, то стараешься узнать о нем как можно больше. А Женя расспрашивал про мою работу. Я ему все рассказывала, старалась вспомнить побольше хорошего — многие же думают, что шоу-бизнес грязноват. Но в любой профессии есть нормальные люди. Точно так же почему-то считается, что футболисты ни одной книжки за свою жизнь не прочитали. В общем, и я, и Женя разубедили друг друга в один момент. (Смеется.)

— В первый раз на стадион пришли поболеть уже за Евгения?

— Да. И для меня было так дико сидеть на трибуне. До этого момента на стадионе я только выступала, особенно на больших сборных концертах. Кстати, именно тогда я узнала, что ЦСКА — это «кони», а «Спартак» — «мясо». (Смеется.) Вот недавно была смешная история на матче сборной России со сборной Латвии. Мы сидели с подругой на трибуне, а перед нами сидел мужчина уже в изрядном подпитии. Я на эмоциях начала кричать: «Зая, вперед!» — нежно называя так нашего капитана. Но я имею на это право. А у этого впереди сидящего мужчины в мозгу что-то щелкнуло, и он весь матч проорал: «Зая, вперед!» (Смеется.) Но главное он спросил в конце второго тайма: «А в каком городе я нахожусь?» Бывают и такие болельщики.

— Другие жены футболистов ходят на матчи?

— Не могу сказать, что многие. Я знаю нескольких, которые достаточно часто матчи посещают. Ведь у большинства из них есть маленькие дети.

— Как они вас приняли?

— Какого-то своего клуба жен в команде не существует. Конечно, мы знакомы. Все относятся ко мне доброжелательно. Но я не думаю, что у нас организовываются какие-то подпольные кружки. (Смеется.) У каждой столько дел: у кого-то дети, кто-то занимается бизнесом, кто-то просто следит за хозяйством. Я знаю, у некоторых есть очень большие дома. И чтобы за ними смотреть даже с помощью домработницы, требуется много времени, а еще по двое детей…

— Юля, до знакомства с будущим мужем вы знали, кто такой Евгений Алдонин?

— Я слышала эту фамилию, а в лицо, естественно, не знала. Просто нас показывают крупнее по телевизору, а маленьких человечков, бегающих по полю, особенно не разглядишь. (Смеется.) Вообще, наше знакомство — это счастливое стечение обстоятельств. Судите сами. В прошлом году в ночь с 18 на 19 мая я находилась в аэропорту. У меня был очень тяжелый перелет: Венеция—Вена—Москва. В Вене я сидела и ждала, когда отремонтируют наш самолет. И вдруг мне звонит папа и радостно кричит: «Срочно найди телевизор!» Я нашла — по нему показывали футбол, финал Кубка УЕФА. А на нашем рейсе летели одни иностранцы, русских было два-три человека. И наша троица болела за Россию, за ЦСКА, а все остальные — за португальцев. Мы, конечно, шумно радовались победе. И вот представляете: я прилетела в Москву, машина — в ремонте. Меня встречают друзья и приглашают в ресторан, где будут поздравлять игроков ЦСКА. На этой вечеринке мы и познакомились.

— А Евгений знал, кто такая Юля Началова?

— С гордостью могу сказать, что знал. (Смеется.) Мне его друзья по секрету рассказали, что Женя собирал журналы с моими фотографиями. Конечно, он не был моим фанатом, но я ему всегда нравилась, и он хотел со мной познакомиться.

— И тут вы подошли.

— Все было не так. Сначала я познакомилась с Дейвидасом Шемберасом. Он мне быстренько сказал: «Спасибо за поздравление. Стойте и никуда не уходите». Пока я стояла и никуда не уходила, он нашел Алдонина и подвел его ко мне. Женя протянул руку и больше не сводил с меня глаз. Я еще подумала: что-то здесь не так.

— Евгений красиво ухаживал?

— Да. Он был первым человеком, кто покатал меня на лодочке. Наши встречи не были такими, как можно представить: встретились, поели, поговорили о спорте и разошлись. Нет. Женя рассказывал о своем детстве, о странах, в которых бывал, спрашивал обо мне, о родителях. Он так красиво сделал мне предложение! Мы только вернулись из Арабских Эмиратов. Женя съездил домой к маме — в Ялту. И в ночь с 30 на 31 декабря он встал на одно колено и подарил мне колечко.

— Заплакали?

— Да, было очень трогательно. Конечно, я предполагала, что все к этому идет. По крайней мере в моей голове такие планы уже были. (Смеется.) Но когда это касается непосредственно тебя, то слезы из глаз сами по себе льются.

— Когда узнали, что беременны, паники не было?

— Нет. Я уже давно об этом думала и морально была готова. Я считаю, что у меня сейчас самый подходящий возраст для родов. Рядом со мной мама, любимый муж, семья, которые всегда меня поддержат.

— А Евгений испугался?

— Наоборот, обрадовался. Еще до этого известия мы с Женей постоянно разговаривали на эту тему. И когда этот момент настал — мы выдохнули: «Уф, мы ждали этого».

— Если бы не беременность, свадьбу позже сыграли?

— Нет. День свадьбы был назначен еще до этого. Вначале мы хотели ее в мае сыграть, но потом узнали, что есть примета: «Кто в мае женится, всю жизнь маяться будет». И решили отметить событие в первый день лета. Так что дату свадьбы мы обговорили еще зимой, а вопрос беременности у нас открылся весной. (Смеется.) Поэтому у нас все получилось логично: мы шли и к одному, и ко второму событию и наконец-то пришли.

— Вы сами решили взять двойную фамилию или Женя попросил?

— Ему, конечно, было приятно, что я так поступила. Женя никогда не стал бы настаивать, чтобы я взяла фамилию Алдонина или Началова-Алдонина. Мне самой хотелось это сделать. Потому что мы гордимся обеими фамилиями в нашей семье. (Смеется.)

— У вас же сейчас достаточно сложный период: первый год совместной жизни…

— Уже второй.

— Это не важно. Притирка характеров, а тут еще и беременность. Вы друг друга поддерживаете, особенно в бытовых вопросах?

— В быту у нас нет проблем. Мы сейчас переехали в новую квартиру. И ждем еще одного расширения жилплощади. Если бы мы жили на 5 квадратных метрах, вот тогда бы это были бытовые проблемы. Кроватки, коляски, и еще самим где-то нужно спать. Я в таких условиях родилась. Мама с папой жили в общежитии. У нас была комната 10 квадратных метров. В ней стояли: диван, телевизор, холодильник и моя кроватка — все было заставлено. Но на тот момент мне казалось, что наша комната огромная.

— Я имела в виду немножко другое: на ком в основном лежат хозяйственные заботы?

— Мы не зацикливаемся на этом. Если мы хотим раскидывать вещи, мы их раскидываем. Если мы хотим навести чистоту, мы договариваемся и делаем это. Сейчас, конечно, я в основном слежу за хозяйством, поскольку чаще бываю дома. И кухонным гарнизоном заведую я.

— А как к запахам относитесь — не тошнит?

— Нет, все нормально. Пока — тьфу-тьфу-тьфу — я все хорошо переношу.

— Евгений никогда вам не говорил, что нужно сидеть дома и воспитывать детей?

— Никогда. Мне кажется, ему нравится моя целеустремленность. И он меня в этом поддерживает. Если бы я просто сидела дома, то даже не знаю: понравилась бы я ему тогда? Это должен быть другой мужчина, которого бы устраивала такая жена. С другой стороны — какую-то тетю нанимать… Она все равно не так будет относиться к ребенку, как родная мать…

— А вы будете нанимать?

— Нет. У нас есть две бабушки шикарные. Малыш должен привыкать к близким людям. Единственное, мы будем прибегать к помощи няни-педиатра, потому что мы с Женей не опытны в этом вопросе.

— Как вы себя сейчас чувствуете?

— Отлично!

— Капризничаете?

— Да. (Смеется.) Недовольство свое выказываю постоянно: то мне жарко, то холодно, то мне скучно, то чего-то мне не хватает. (Смеется.) Так что я пользуюсь моментом — такое бывает редко, когда женщине все прощается.

— Вы решили, где будете рожать?

— В Москве.

— Страшно?

— Нет. Я настраиваю себя, что все будет хорошо. И разве я первая женщина, которая будет рожать, или последняя? Все рожают.

— УЗИ делали, знаете, кто у вас будет?

— Делала, и мне сказали, кого мы ждем. Но я не хочу пока говорить. Боюсь сглазить. Я не склонна верить в плохое, но все-таки хочу оградить ребенка от чужих глаз и разговоров. Конечно, популярным людям невозможно избежать таких моментов, но оттянуть их можно.

— Вещи для малыша уже какие-нибудь купили?

— Нет пока. Все только после рождения. В этом вопросе мы с Женей немного суеверные. Тем более у нас большая семья — пока я буду в роддоме лежать, они все успеют купить. (Смеется.)

— А детскую уже придумали, где будете делать?

— Я думаю, что в первое время ребенок должен находиться с матерью и отцом. А потом… Вон видите, рядом стройка идет? В новой квартире я, конечно, обязательно сделаю очень красивую и интересную спаленку.

— Юля, вы с Женей второй год вместе, поженились, скоро станете родителями. Не думали еще о венчании?

— Даже не знаю. Мне кажется, венчание — это закрепление семейного союза. Сначала появятся наши дети, а потом, наверное, мы придем к тому, чтобы повенчаться. Все-таки должно пройти какое-то время.