Архив

Лимоновое счастье

В конце августа этого года, в душный предгрозовой день, в обычном районном загсе Москвы был зарегистрирован брак между актрисой Екатериной Волковой и писателем Эдуардом Лимоновым. Не было никакой прессы, шумихи, многочисленных гостей, буйного свадебного гуляния. Регистрация прошла тихо, по-домашнему. Катя и Эдуард посчитали, что брак — это только их личное дело.

1 октября 2006 04:00
2054
0

В конце августа этого года, в душный предгрозовой день, в обычном районном загсе Москвы был зарегистрирован брак между актрисой Екатериной ВОЛКОВОЙ и писателем Эдуардом ЛИМОНОВЫМ. Не было никакой прессы, шумихи, многочисленных гостей, буйного свадебного гуляния. Регистрация прошла тихо, по-домашнему. Катя и Эдуард посчитали, что брак — это только их личное дело.

Публике, конечно, сладко посмаковать: «А что может быть между ними общего?» Он — лидер Национал-большевистской партии и скандальнейший писатель, она — редкая красавица и одаренная актриса, которая на тридцать лет моложе своего избранника. Однако не нужно искать связующие звенья между Волковой и Лимоновым. Главное — это любовь. И ребенок. Который появится в ноябре.


ПЕРВЫЙ МУЖЧИНА И ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ


Катя смотрела на себя в зеркало и думала, что еще не поздно все переиграть… Снять с себя свадебный наряд, выпрыгнуть из окна и бежать что есть сил от многократных «Горько!», заплаканных подружек и Лехи.

Алексей, Леша, Лешечка… Первая любовь, первый мужчина, первый и, как ей тогда казалось, единственный муж на всю жизнь. Алексей был на семь лет старше Кати. Когда мама Волковой узнала, что ее семнадцатилетняя дочка встречается с двадцатичетырехлетним парнем, строго сказала влюбленным: «Давайте женитесь, чтобы люди ничего плохого не говорили!» Леша предложил Кате руку и сердце, а она, не долго думая, согласилась выйти за него замуж. Замуж в семнадцать лет — рановато. Никто и не спорит. Но юной девушке так сильно хотелось вырваться из-под опеки властной мамы, что свадьба казалась ей единственным выходом из положения. Выходом на свободу… «Лешечка», — повторила девушка, глядя в зеркало. Поправила фату и пошла к пьяным гостям…

Свадьбу отгуляли шумную и веселую, а после нее навалились будни — тяжелые и серые. Муж постоянно где-то пропадал. На жизнь он зарабатывал тем, что продавал запчасти к машинам и не гнушался торговать угнанными автомобилями. Они жили в Тольятти: Волжский автомобильный завод кормил весь город — как простой народ, так и бандитов. Конечно, Катя не питала иллюзий насчет того, чем занимается ее Лешечка. Да и он не скрывал от жены, что иногда ездит на разборки. Но до поры до времени Катя закрывала глаза на криминальный оттенок работы мужа ее больше волновали одиночество и какая-то растерянность. Частенько в гостях у свекрови, прислушиваясь к болтовне женщин, которые говорили только о безденежье, мужьях-алкого ликах и пирогах, Катя грустно думала: «И что? И я буду такой? И так пройдет вся моя жизнь?» Она пыталась поделиться с Алексеем своими тревогами, но он не хотел ее слушать. Его интересовали земные вещи. Например, как побыстрей перебить номера на угнанной машине и кому ее перепродать.

Увы, даже рождение ребенка мало что изменило в жизни пары. Катя по прежнему была одна, Леша вечно пропадал в командировках или в гараже. И кто бы знал, какая колючая зависть душила Катю, когда она видела, как другие отцы гуляют со своими детьми в парке! Ей хотелось иметь хорошую семью. Но хорошую семью невозможно построить, когда в этом заинтересован только один человек.

Катя ВОЛКОВА: «Однажды, когда Алексей снова уехал в командировку, к нам в дом пришел какой-то мужчина и стал требовать деньги. Я очень сильно испугалась: он сказал, что если мы не отдадим 50 тысяч долларов, то нашему ребенку будет плохо. Когда бандит ушел, я позвонила маме. Она приказала: „Собирай немедленно вещи и приезжай ко мне!“ В тот самый вечер мама показала мне объявление. Оказалось, что местная театральная студия „Колесо“ в Тольятти набирает учащихся. Мама настояла, чтобы я попробовала себя как актриса. Она считала, что я талантлива. А я тогда о театре и не помышляла: закончила музыкально- хоровое училище по специальности „дирижер“, руководила смешанным хором, думала, буду заниматься музыкой с детьми. Откуда я могла знать, что быть актрисой — моя судьба…»

Катя переждала у мамы, пока улягутся страсти вокруг долга в 50 тысяч долларов, и… вернулась к мужу. У нее еще была надежда, что семью можно спасти, но возвращение лишь ускорило ее разрушение. Когда Алексей уехал в очередную командировку, Катя отправилась поступать в театр «Колесо». Она прочитала монолог Настасьи Филипповны из «Идиота» и… стала студенткой театрального института. Только вот как сказать об этом мужу? Алексей не раз говорил, что все актрисы — шлюхи…

Реакция мужа была предсказуемой. Он рассвирепел. Выяснение отношений дошло до рукоприкладства. Катя с маленькой Лерой ушла от Леши с категоричным намерением развестись. А на первом своем занятии в театральном институте она появилась с синяками на лице.


ПЕРВОЕ ПРЕДАТЕЛЬСТВО


К. В.: «С поступления в театральный началась моя новая жизнь… Я сутки напролет пропадала в театре. Руководитель театра Глеб Борисович Дроздов и его супруга Наталья Степановна замечательно ко мне относились. Они понимали, что я начинающая актриса, да еще с маленьким ребенком на руках, и что мне нужно зарабатывать деньги. В те времена в Тольятти был сербский ресторан «Мельпомена», я и еще несколько моих однокурсников там пели нас взяли в ресторан на подработку с подачи Дроздова. Никто не гнушался таким заработком, семью же нужно было кормить! Все пели — и романсы, и русскую эстраду, и даже еврейские песни. Но к нам было такое отношение… В ресторан приезжала вся знать города, и эти дяди просто не понимали: а что это я ломаюсь, когда они меня к себе на колени зовут?! Я же певичка, актрисочка… С таким отношением трудно было смириться, но хуже всего стало потом. Когда я поняла, что и сам Дроздов питает ко мне совсем не платонические чувства. Он настойчиво меня добивался. А я не могла ему ответить взаимностью. Что вы! Его жена так прекрасно ко мне относилась! Честно говоря, я тогда мало понимала, как нужно обращаться с мужчинами и что они от меня хотят. У меня ведь совсем не было опыта. А Дроздов все настаивал и настаивал, и я ему под разными предлогами все отказывала и отказывала. Самое ужасное, что все в театре за глаза называли меня фавориткой Дроздова и были уверены, что я с ним сплю. Но ничего такого не было.

Однажды Дроздов предложил мне поехать с ним за город. Я сказала: «Нет». Тогда Глеб Борисович ответил: «Первого сентября в театр можете не приходить. Ваше пребывание здесь бесперспективно». Для меня это был удар. Трагедия вселенского масштаба. Как же так? Неужели все мои «пятерки» по актерскому мастерству и роли в спектаклях были не за мой талант?! А за то, что я просто нравилась Глебу Борисовичу? Мне было так плохо, и никто меня не мог успокоить — ни мама, ни друзья. От отчаяния я даже попробовала героин. Помню, стою над унитазом, меня рвет страшно, реву и думаю: «Все. Жизнь кончена».

Но первого сентября я пошла в театр. Хотела воочию убедиться, что отчислена и ролей для меня больше нет и не будет. Помню, Дроздов распределял роли для студентов, а я сидела на последнем ряду класса и говорила себе, сжав кулаки: «Только не плакать». А сама плакала. От боли, обиды, унижения. Ролей для меня действительно больше не было. Как жить дальше? Я поняла, что здесь, в Тольятти, я или сопьюсь, или сколюсь. Нужно было что-то кардинально менять в своей жизни. Мама сказала, чтобы я ехала в Москву. Дочку я остави ла с ней, а сама купила билет в один конец до столицы. И уехала".


ПЕРВАЯ СТРАСТЬ


Он увидел ее в роли Маргариты в спектакле «Мастер и Маргарита» в ГИТИСе. Эдуард Бояков, известный театральный продюсер Москвы, директор фестиваля «Золотая маска», не мог отвести глаз от молодой актрисы. Женщина завораживала, притягивала, томила… Когда спектакль закончился, Бояков поспешил за кулисы и попросил режиссера немедленно познакомить его с исполнительницей роли Маргариты. Один взгляд, рукопожатие, и все — перченое, горячее чувство.

Бояков был женат. Ну и что? Любовь не знает табу. Бояков был свободолюбив и не признавал верности. Ха! Всего лишь черта его характера. Бояков мнил себя Пигмалионом, своих женщин он лепил и перекраивал — как кусок глины. Все неважно! Ничего не имело значения. Екатерина Волкова так безоглядно влюби лась, что скажи, будто Бояков террорист или палач, она только бы пожала плечами и ответила: «Ну и что… Ведь я его люблю».

Их связь длилась четыре года. Четыре прекрасных и мучительных года. Отношения с Эдуардом Бояковым можно было сравнить с тем, будто бы Волковой медленно резали вены. Она не хотела делить его с другими женщинами, а он не мог жить без других женщин. Верность в понимании Эдуарда была ненужным атавизмом.

К. В.: «Помимо меня и жены у Эдуарда постоянно возникали какие-то женщины. Выносить это было невозможно. Он умел очаровывать, да и сами женщины с удовольствием очаровывались им. Были такие случаи, когда я сама знакомила Эдуарда с какой-нибудь женщиной, а потом узнавала, что у него с ней роман. Так мы и жили — от измены к измене. В какой-то момент я поняла, что сыта Бояковым, его „переделываниями“ меня. Наши отношения были как у Галатеи и Пигмалиона: он держал меня на строжайшей диете, поскольку был недоволен моим весом. Приобщил к тантре и йоге, научил многим эзотерическим практикам. За новые знания я ему очень благодарна, но за израненную душу сказать „спасибо“ не могу».


ПЕРВЫЙ ВЫБОР


Судьба не дала Волковой возможности долго быть в одиночестве. Дело в том, что буквально за пару месяцев до разрыва с Бояковым она познакомилась с другим продюсером — Сергеем Члиянцем. Их встреча произошла на фестивале в Ханты- Мансийске. Катя нечаянно уронила билетик на сеанс фильма «27 украденных поцелуев», а Сергей его поднял. Члиянц был совсем другим, чем Бояков. Он сразу же понял, что ему нужна только эта женщина. На второй день после знакомства он предложил Кате выйти за него замуж.

К. В.: «На второй день знакомства! Я от Боякова предложения руки и сердца четыре года ждала! Естественно, Бояков быстро узнал от наших общих знакомых, что за мной стал ухаживать Сергей Члиянц, и снова появился в моей жизни. Его отношения с очередной актрисой уже закончились, и он говорил мне, что только меня любит и только со мной хочет быть! Предложил замуж… Я не знала, что сказать. Слава богу, мне нужно было улетать в Америку на гастроли. Сказала мужчинам, что когда вернусь, дам ответ.

Прилетела в Россию с гастролей. В аэропорту меня встретил Сергей с огромным букетом цветов и кольцом с бриллиантом, а дома я увидела Эдуарда Боякова, который очаровывал мою маму. И мама, которая четыре года твердила, что он козел и мне жизнь портит, вдруг выдала: «Катя, у него глаза Иисуса Христа… Выходи за него замуж. Твой Члиянц — непонятно что, а Эдуарда ты уже давно знаешь». Я послушала маму. Вернула кольцо бедному Члиянцу, а сама стала готовиться к свадьбе с Бояковым.

О свадьбе мы объявили всем своим друзьям. Было решено, что после «Золотой маски» (в то время Бояков еще был директором «Золотой маски». — Авт.) начинаем активную подготовку к бракосочетанию. Нужно сказать, что в то время Эдуард хотел ставить спектакль по произведению Сорокина «Свадебное путешествие». Он предлагал мне сыграть главную роль в этом спектакле, но я отказалась. Сказала ему, что в Петербурге живет замечательная актриса, которая идеально подойдет для «Свадебного путешествия». Обещала их познакомить, когда мы приедем в Петербург. И вот «Золотая маска», я открываю церемонию в чудесном красном платье, потом знакомлю Эдуарда с этой петербургской актрисой, имени которой не могу вам назвать, а затем улетаю в Москву. И буквально через пару дней мне стали названивать из Питера «друзья» и говорить: «А ты знаешь, что Бояков с ней не расстается?» Это было невозможно, невыносимо. Я прекрасно понимала, что отношения Боякова и этой замечательной девушки, потрясающей петербургской актрисы, обречены. Она не уедет из-за него в Москву, не бросит работу в театре. Все так и вышло. Эдуард с ней расстался, у них не получился даже творческий союз. В спектакле «Свадебное путешествие» она не сыграла".


ПЕРВАЯ МЕСТЬ


После разрыва с петербургской актрисой Эдуард Бояков решил вернуться к Волковой. Он опять говорил Кате о вечной любви, о сложной психологии мужчины и женщины, о том, что хочет быть только с ней. Катя вполуха слушала Эдуарда и думала о том, что больше всего ей хочется отомстить ему за свою боль и свои страдания. И для мести жизнь представила случай…

На фестивале в Выборге Волкова снова встретила Члиянца. Он по-прежнему ее любил. В один прекрасный день Катя сама подошла к нему и сказала, что готова стать его женой.

К. В.: «Свадьбу сыграли прямо в Выборге. Получилось так, что наше бракосочетание стало событием кинофестиваля. И буквально на следующий день на обложках журналов, в газетах появились наши фото с Сережей.

Я хотела, чтобы Эдуард страдал. И он страдал. Сейчас мне стыдно за свой поступок. Стыдно за то, что Сережу во всю эту историю вовлекла. У нас с ним ничего не могло получиться, а я все надеялась: вдруг я смогу его полюбить? Члиянц очень хороший. Он добрый и талантливый, и он очень меня любил. А я так и не смогла ответить ему взаимностью — наш брак продержался чуть больше года. Со временем меня многое стало раздражать в Сережином поведении. В нем остались мальчишеские комплексы. Он, например, гордится, что «все его знают и он всех знает». Еще меня ужасно убивала жадность Члиянца. Причем жадность мелочная, которая, как известно, самая противная. Вот мы строили дом. Он пригласил дизайнера. Дизайнер ему все рассчитал, что нужно купить, а Сережа все равно не покупал, потому что ему хочется найти подешевле.

В конце концов я стала задыхаться. В прямом смысле. Задыхаться без свободы и любви. Меня отвели к знакомому гомеопату, и он сказал, что у меня не астма, а просто что-то на нервной почве. Врач посоветовал мне изменить свою жизнь. Кардинально. И я ушла от Сергея Члиянца".


ПЕРВОЕ И БЕСКОНЕЧНОЕ


Сначала была литература. Четыре книги Эдуарда Лимонова, которые Кате Волковой подарил… Эдуард Бояков. Однажды они с ним встретились на тантре, и Эдуард, который по-прежнему чувствовал себя Пигмалионом, отдал Волковой книги Лимонова со словами: «Ты должна это прочесть». Катя романы прочитала, но могла ли она предположить, что они когда-нибудь они с Лимоновым встретятся, она станет его женой и родит ему ребенка.

Как это часто бывает, судьбоносная встреча происходит тогда, когда ее меньше всего ждешь. Волкова переживала затянувшуюся депрессию после выхода из лабиринта своих сложных отношений с Эдуардом Бояковым и Сергеем Члиянцем. Самым близким подругам Катя признавалась, что вряд ли в ее жизни еще случится любовь. Слишком много было разочарований. Как-то одна из приятельниц Кати решила вытащить ее на светскую вечеринку по поводу открытия выставки модного художника. Подруга была экстравагантных взглядов на одежду и поэтому нарядила Волкову в шелковую сорочку, расшитую бисером, сверху надела меховое манто и водрузила на Катины глаза темные очки.

К. В.: «Зашла в галерею и почти сразу же почувствовала на себе чей-то взгляд. Повернулась, увидела незнакомого мужчину. Я сама подошла к нему и сказала: «Здравствуйте, я Катя Волкова». Мужчина ответил: «Я — Эдуард Лимонов». Дальше все было как во сне… Мы куда-то пошли. Эдуард сказал, что я выгляжу как чемпионка мира. Он хотел сказать, как Мисс Вселенная, но оговорился. Лимонов попросил мой номер телефона, а у меня ничего не нашлось, кроме ежедневной прокладки. На ней я записала ему свой телефон. Он перезвонил…

Ни с одним мужчиной в своей жизни я не чувствовала себя так защищенно, как с ним. Лимонов скуп на признания в любви, его отношение ко мне — в поступках. Если он сказал, что будет в 15.30, то можно не сомневаться, что именно в 15.30 он приедет. Сейчас я беременна, и Эдуард сделал все, чтобы мне было комфортно в бытовом плане. Привел женщину, которая убирает в доме, не отпускает меня одну в женскую консультацию — все с ним. Он очень быстро нашел общий язык с моей дочерью. Недавно Лера сказала: «Эдуард, а давайте вы меня удочерите». Искренность — отличительная черта Лимонова. Ему хочется верить. Я точно знаю, что он не умеет лгать. Меня он бесконечно восхищает. В свои 63 года он здоровее и выносливее всех моих мужчин. Его утро — двадцать раз отжаться, черный кофе и радио «Эхо Москвы». Чтобы Эдуард был пьяный, подавленный или несобранный — нет. Никогда".

О Лимонове Катя может говорить бесконечно. Волкова верит, что у них с Лимоновым есть будущее. Она считает, что их отношения — как тихая заводь. И он, и она заслужили семейное счастье.

…За окном сигналят. Катя выглядывает в окно. Во дворе стоит Эдуард Лимонов с охраной. Волкова кивает на часы: «Вот, смотрите, сказал, что приедет в назначенное время, и приехал. Ни минуты опоздания».

Лимонов забирает Волкову в поликлинику, на очередную консультацию перед родами. Имени своему сыну они еще не придумали, но можно не сомневаться, что это будет неординарный ребенок. Очень любимый своими родителями.