Архив

Сказочница Лариса

Отечественный шоу-бизнес подобен карте звездного неба. Сколько на этой карте загорается звезд однодневок — несть числа: мерцание, вспышка и — исчезновение в никуда. Закон природы — любая звезда, даже по имени Солнце, рано или поздно гаснет… Судьба звезд русской эстрады, чей свет ярко сиял в 90-х годах, как правило, драматична — считает Елена Помазан. И приводит пример — Ларису Черникову, которая была как раз из звездной россыпи первой волны молодого шоу-бизнеса только что распавшегося Советского Союза.

1 октября 2006 04:00
2275
0

Отечественный шоу-бизнес подобен карте звездного неба. Сколько на этой карте загорается звезд-однодневок — несть числа: мерцание, вспышка и — исчезновение в никуда. Закон природы — любая звезда, даже по имени Солнце, рано или поздно гаснет… Судьба звезд русской эстрады, чей свет ярко сиял в 90-х годах, как правило, драматична — считает Елена ПОМАЗАН. И приводит пример — Ларису ЧЕРНИКОВУ, которая была как раз из звездной россыпи первой волны молодого шоу-бизнеса только что распавшегося Советского Союза.

Ее песни «Одинокий волк», «Я люблю тебя, Дима» распевала вся страна. Высокие ротации на радио, гастроли, клипы, рейтинги популярности — все это теперь осталось в прошлом. Последние лет пять о Черниковой не слышно ничего. Исчезла, как ночная звезда с рассветом. Слухи о Ларисе ходили самые разные: начиная с того, что она якобы стала одним из свидетелей Иеговы, и заканчивая тем, что певица просто спилась. Правда оказалась банальнее: Лариса вышла замуж за гражданина Америки и стала домохозяйкой по ту сторону океана.


КАК ЗАКАЛЯЛИСЬ ЗВЕЗДЫ


Лариса ЧЕРНИКОВА: «В российский шоу-бизнес возвращаться я не хочу. Мнехватило того, что было. Я попала в шоу-бизнес совсем молоденькой девочкой — мне едва исполнилось восемнадцать лет. Я любила петь, мечтала записать свой альбом. А потом все так сложилось, что и деньги для альбома нашлись, и продюсер под эти деньги тоже появился. Изначально финансировал проект „Лариса Черникова“ мой первый муж…»

Которого убили…

Л. Ч.: «Да… Мне до сих пор больно об этом вспоминать — я все еще корю себя за то, что не остановила его, когда он ушел в тот роковой вечер. Его нашли на улице поутру, с простреленной головой…

Я очень любила Андрея. Мы познакомились, когда мне было всего шестнадцать. Он сказал: «Закончишь школу — поженимся». Я выходила замуж за обычного студента, который за очень короткое время из простого мальчика превратился в успешного бизнесмена. Вы помните, какое было время на дворе? Бандитские 90-е, а Андрей занимался продажей металла. Думаю, с кем-то что-то он не поделил. Но это все уже неважно. Человека не вернуть.

Очень тяжело было пережить смерть мужа. Особенно тяжело стало, когда еще и продюсер кинул. Я работала с таким — Сергеем Обуховым. Пока были деньги, он мною занимался; как только не стало Андрея и не стало денег, Обухов дал мне под зад коленом".

И что вы стали делать?

Л. Ч.: «Искать нового продюсера. Тем более у меня после смерти Андрея начались такие проблемы, что ого-го-го! Ко мне домой стали приходить какие-то качки бандитской наружности, показывать расписки, по которым я якобы должна пятьдесят тысяч долларов. Тогда это были такие сумасшедшие деньги, как сейчас пять миллионов долларов. Они говорили, что это долги моего мужа. Я была не в курсе дел Андрея, а тут: отдавай деньги — и все. Слава богу, судьба меня свела с другим продюсером — Александром Талмацким. Я ему рассказала обо всех своих трудностях. И Талмацкий ответил: «Все решим, не проблема».

Талмацкий был очень жесткий продюсер. Он заставлял меня работать 25 часов в сутки: считал, что нельзя отказываться ни от каких концертов. Неважно, что это — корпоративная вечеринка или сборный концерт третьесортных групп. «Работать, работать, работать!» — так он мне говорил. В жару и в холод. Сегодня Магадан, завтра — Нефтеюганск. Минус тридцать температура? Ну и что? Юбка, капроновые колготки — и пошла скакать по сцене… Мое здоровье не выдержало. У меня начались срывы. Со сцены меня стали увозить на «скорой». Я была как выжатый лимон. Продюсер выпил из меня все соки и однажды… расторг контракт".

На какие же деньги вы стали жить, покинув большой шоу- бизнес?

Л. Ч.: «На деньги от концертов. Организацией концертов и вообще всеми моими делами занялась моя мама. Я стала выступать меньше, но, как ни странно, с большей финансовой выгодой для себя. Ведь деньги я не отдавала продюсеру, а все оставляла себе. Последний мой концерт состоялся около трех лет назад, как раз в то самое время, когда я приняла решение выходить замуж за Джеймса».


РАЗОЧАРОВАНИЕ В РУССКИХ МУЖЧИНАХ


Л. Ч.: «У меня не было идеи фикс уехать из России. Все получилось само собой. К тому моменту, когда я познакомилась с Джеймсом, я успела основательно разочароваться в русских мужчинах. Не знаю, то ли я была наивной дурочкой, то ли мне попадались одни альфонсы и подлецы. Один у меня украл машину. Он мне говорил: «Люблю, не могу жить без тебя». Я ему, конечно, верила. Мы с этим человеком встречались полгода. Однажды он попросил ключи от моей машины, сказал, что ему нужно съездить в Нижний Новгород. И все. Пропал вместе с машиной. Второй развел меня на деньги: я стала инвестором одного фильма, который так и не вышел на экраны. Деньги были потрачены, а результат — ноль. В общем, было много разных неприятных историй…

С Джеймсом мы познакомились в известном московском клубе-казино. У меня там был концерт, а он просто пришел послушать русскую музыку и отдохнуть. Как мне рассказывал Джеймс, я ему сразу понравилась. Он прислал мне за кулисы цветы, милую ювелирную штучку от «Шопард» и визитку со своим телефоном. Мне было приятно. Тогда же, после моего выступления, мы немного пообщались. И все. Джеймс улетел в Америку. А когда он вернулся, я сама ему позвонила. Обычно я никогда первой не звоню мужчине, но здесь была особая история. Дело в том, что в тот вечер, по пути в казино, Джеймса ограбили в подземном переходе на Арбате. Два подонка приставили нож к горлу и сказали: «Отдавай все деньги». На беду, у Джеймса была с собой крупная сумма денег. Конечно, он отдал все. Понятно, что настроение было испорчено, и он даже решил вернуться обратно в гостиницу и не идти ни в какой ночной клуб. Но вдруг передумал. Теперь он говорит, что это была судьба. Не знаю, я тогда отношения с Джеймсом рассматривала только в контексте приятного общения. Тем не менее когда он мне рассказал об истории с ограблением, я решила, что должна перебороть его негативное отношение к России. И предложила Джеймсу провести экскурсию по Москве, показать ему красоту моего родного города. Он не отказался".

И сколько прошло времени, прежде чем вы поняли, что это любовь?

Л. Ч.: «У меня — больше года, а у Джеймса чувства возникли с первого взгляда. Говорю же, мне было очень сложно поверить мужчине: меня часто обманывали. А Джеймс смог доказать, что его чувства искренни и глубоки. Он постоянно прилетал в Россию, а если я куда-то уезжала, то следом летел за мной. Пригласил в Америку, там познакомил со своими детьми. У него от первого брака сын и дочка. Джеймс показал свои владения, предложил выйти замуж, а я все думала, думала…»

Что вас останавливало? Чувства к Джеймсу были не настолько сильны?

Л. Ч.: «Нет, дело не в этом. Я просто не могла решиться, чтобы оставить шоу-бизнес. Я не могла — раз, и все бросить, уехать в Америку. Я все думала: „А что я там буду делать, кому я там нужна?“ А потом со мной что-то произошло. Как просветление какое-то снизошло. Незадолго до моего тридцатилетия вдруг поняла, что-то, как я живу, меня не устраивает. Да — шоу-бизнес, да — популярная певица, но ведь ни семьи, ни детей. Вы знаете, сколько одиноких женщин на эстраде? На публике они успешные и счастливые, а за закрытыми дверями — несчастные и никому не нужные. Я такой судьбы не хотела. И решила все изменить. У меня был Джеймс, который любил меня, а я любила его. Нужно было принимать решение».


ПО ТУ СТОРОНУ ОКЕАНА


Все. Хеппи-энд, как в американских фильмах: свадьба, поцелуй, титры.

Л. Ч.: «Ничего подобного. Я не сразу уехала в Америку, а только тогда, когда у нас родился сын. Я принципиально не хотела рожать ребенка в России. Мне не нравится здесь климат и медицинский сервис. Я наслушалась историй о хамстве медицинского персонала в роддомах и их халатном отношении к женщинам. В итоге я рожала в Таиланде. Я вообще часто ездила в Таиланд, чтобы зарядиться силой: там особенные места, особая энергия. Однажды в одном из монастырей я увидела две статуи великанов. По тайской легенде, один из великанов олицетворял собой мир животных, а другой — мир людей. В какой-то момент великаны слились в единое целое, и получился бог Инкай, который взял от своих прародителей все лучшие черты. Мы с мужем решили назвать нашего сына Инкаем. И после родов уехали жить в Америку».

Как сложилась ваша жизнь в Америке?

Л. Ч.: «В Америке я ничем не занималась, кроме ребенка. Я сумасшедшая мамаша, не могу доверить своего малыша даже няне. Слава богу, с меня сняты обязанности по дому — всем занимается домработница. Джеймс любит кулинарничать. У него итальянские корни, и он потрясающе готовит — пасту, ризотто, пиццу…

Но, знаете, я все еще мечтаю реализовать себя в американском шоу-бизнесе. Только не как певица, а как композитор. Я написала пару песен для одной молодежной поп-группы, они сейчас их поют. А еще в Америке я написала две книги. Одна книга предназначается мамам. В ней я рассказываю от том, чем американская мама отличается от русской. А вторая книга — перевод русских народных сказок на английский язык. Джеймс очень любит, когда я ему рассказываю сказки на ночь. Муж так легче засыпает. Он мне как-то предложил перевести сказки и издать их: в Америке ничего подобного нет. У них культура комиксов".

Лариса, вы довольны своей жизнью? Получается картина тихого женского счастья — дом, муж, семья. Но нет ли ностальгии по прошлому — славе, сцене, поклонникам?

Л. Ч.: «Я всем довольна. Будет здоровье — рожу еще второго и третьего ребенка. Я могу сказать лишь, что сейчас, оглядываясь назад, жалею только об одном — мне нужно было раньше рожать. Лет в восемнадцать. И тогда бы мне не пришлось бросать шоу-бизнес. А теперь — кому я нужна на эстраде в свои 32 года? Еще и с ребенком… Если бы у меня был муж Пригожин — тогда да.

Так что сейчас моя жизнь — там. В Америке. Я свой выбор сделала".