Архив

Анастасия Чухрай: «Сегодня я разочарована во всем, что можно купить за деньги»

Кто такая Настя Чухрай? Дочка знаменитых родителей, бывшая жена Антона Табакова, выпускница экономического вуза, немного дизайнер, ныне телеведущая, девушка светская, спутница известного бизнесмена… Сама же Настя говорит, что она прежде всего мама Ани, очаровательной семилетней дочки. И признается, что просто ждет побед. Причем таких, чтобы ассоциировать себя с чем-то значимым. В общем, с амбициями у Насти все в порядке, со словарным запасом тоже.

9 октября 2006 04:00
19428
0

Кто такая Настя Чухрай? Дочка знаменитых родителей, бывшая жена Антона Табакова, выпускница экономического вуза, немного дизайнер, ныне телеведущая, девушка светская, спутница известного бизнесмена… Сама же Настя говорит, что она прежде всего мама Ани, очаровательной семилетней дочки. И признается, что просто ждет побед. Причем таких, чтобы ассоциировать себя с чем-то значимым. В общем, с амбициями у Насти все в порядке, со словарным запасом тоже.



— Настя, вас не расстраивает, когда ваше имя упоминают в связи с кем-то, а не само по себе?

— Когда это происходит в светской хронике — я вообще не придаю большого значения, в связи с кем и чем упоминается мое имя. Когда пишут о моей профессиональной деятельности, то другие имена упоминают уже в связи со мной. Когда речь идет о семье, я счастлива, что обо мне пишут как о внучке или дочке, потому как безумно горжусь своими родственниками.

— Вы по сути максималистка?

— Видимо. Главное — я весьма критично настроенный по отношению к себе человек. У меня есть много знакомых, которые даже самые свои незначительные заслуги умеют так преподнести, что со стороны кажется, будто их достижения огромны. Я так не могу и не хочу, возможно, часто в ущерб себе.

— Если почитать ваши интервью в глянцевых журналах, то можно заметить, что журналисты воспринимают вас слишком поверхностно, задавая соответствующие вопросы… Это не обижает?

— Скорее радует. Что касается неких глубоких вещей, то, наверное, их уместно обсуждать не со всеми изданиями. Нужно понимать формат. Глянец на то и глянец, они всем похожие вопросы задают. С другой стороны, а почему интеллектуальные вопросы следует обсуждать именно со мной?! На это есть писательница Оксана Робски.

— В этом году вам исполняется тридцать лет. Как вы относитесь к этой цифре?

— Абсолютно без опаски. Вполне комфортно чувствую себя в пространстве, и скажу даже больше: мне думается, что я человек именно этого возраста. Детство у меня было прекрасным, но тем не менее сейчас жизнь стала намного ярче, многообразнее, счастливее, и замечательно, что с каждым годом все идет по нарастающей. При этом я не считаю, будто сильно изменилась с шестнадцати лет, хотя жизненный опыт дает о себе знать. Стала мудрее, терпимее, мягче и гибче.

— Вы родились в творческой семье: ваша мама — известный сценарист Мария Зверева, папа, режиссер Павел Чухрай, был номинирован на премию «Оскар», и дедушка, Григорий Чухрай, — личность незаурядная… Вы ощущали свою избранность?

— Ощущения избранности никогда не было, мне чаще было неловко выпячивать фамилию. Известность близких сама по себе человеку не добавляет достоинств. Конечно, талантливые родители — это великое везение. Это так здорово, когда у ребенка есть возможность восхищаться своими отцом и матерью, уважать их за то, что они делают. Поэтому, говоря «человек из хорошей семьи», в первую очередь имеют в виду впитанные с молоком матери ценности и принципы, уважение и терпимость к окружающим и глубину восприятия мира.

— Слышала, что однажды вас отправили учиться в Лос-Анджелес…

— Да, мне было 13 лет, когда маме пришло в голову обучать меня за границей, поселив у своей подруги, американской сценаристки. Эксперимент полностью провалился. Я, конечно, люблю путешествовать и абсолютно не представляю себя без впечатлений, которые дают новые страны. Но при этом я оголтелая патриотка. Люблю все плохое и хорошее, что есть в России, в Москве, и уезжать отсюда никогда не хотела. В Америке мне было хорошо, у меня моментально появились друзья, мы с Линдой, моей «американской мамой», ходили в гости в замечательные дома — одних статуэток «Оскар» я видела штук тридцать. К тому же познакомилась с талантливейшими голливудскими сценаристами, например, автором «Касабланки» и автором первых эпизодов «Звездных войн». Но меня все равно тянуло домой.

— Теперь вы и сама мама, растите семилетнюю дочку Аню, она у вас также развивается по гуманитарной линии?

— Мне не хотелось бы ни преуменьшать, ни преувеличивать ее способности. Я точно не отношусь к числу тех родителей, которые перехваливают своих детей. Мне с ней интересно, она человек думающий, эмоциональный и, как мне кажется, тонкий. Пока трудно судить о ее наклонностях, но по крайней мере математические задачки второго класса она щелкает без труда. Кроме того, занимается рисованием, музыкой и танцами, для хорошей осанки и гибкости.

— Почему вы в свое время не продолжили династию и поступили на экономический факультет Московского международного университета?

— Откровенно говоря, иногда жалею, что не пошла ни в какую гуманитарную область. Если бы я точно знала, что хочу писать, или играть, или снимать и не представляю себя без этого, то, безусловно, поступала бы во ВГИК. Но поскольку явных пристрастий у меня не наблюдалось, то родители настроились отправить меня на учебу за границу. Однако я решила поступать сама и пошла «куда глаза глядят» — в международный университет. Родители особенно не протестовали, дали мне возможность попробовать.

— Вас можно назвать влюбчивой женщиной?

— Наверное, все мы влюбчивые, пока не встречаем «своего мужчину», и в идеале нужно влюбляться в своего мужчину снова и снова. Я люблю перемены. Поэтому мне необходимо, чтобы мой любимый мужчина был человеком динамичным, харизматичным, содержательным и ни в коем случае не одинаковым. Мне нужно удивляться его поступкам, мыслям…

— Ваш бывший супруг Антон Табаков именно такой?

— Я не очень люблю выворачивать наизнанку свои чувства и отношения. Исповеди на тему мужа — не в моем стиле. Он остается моим другом. Преданным, благородным и тонким человеком. Наша дочь Анна Антоновна его обожает, и они проводят массу времени вместе. И мне кажется, для девочки нет ничего важнее, чем точно знать, что папа ее очень сильно любит. Это как раз то мощное чувство, которое дает ощущение защищенности на всю жизнь. И тут уже не имеет значения, вместе ее родители или нет.

— На сегодняшний день ваше сердце занято?

— Да.

— Какие качества вас могут мгновенно отвратить от человека?

— Ненавижу лесть, показушную принципиальность, а, по сути, беспринципность и душевную пустоту.

— Вы можете назвать себя девушкой гламурной?

— Наверное, нет. Служение гламуру — нестерпимо скучно. Время от времени хожу на какие-то светские мероприятия, но я против жизни, которая превращается в беспрерывную тусовку.

— С какой деятельностью связаны ваши ближайшие планы?

— С телевидением, которое мне очень нравится. Телединамика, телеритм совпадает с моим. Сейчас на «Домашнем» я веду две программы и делаю это с удовольствием.

— А как же тяга к предпринимательству? По-моему, только ленивый в свое время не написал о вашем галстучном бизнесе…

— Это уж точно не главное мое достижение. Антон не очень хотел, чтобы я работала, но мне после окончания института было важно испытать свои силы, попробовать себя в качестве бизнес-леди. А все это закончилось потому, что я уже ждала Аньку. Старалась сконцентрироваться на главном в жизни женщины событии, берегла здоровье для будущего ребенка и занималась строительством загородного дома, куда мы собирались переезжать уже с Аней.

— Можно узнать, почему ваш папа не предлагает вам сняться в одном из своих фильмов?

— В целом я не против играть в кино, хотя осознаю, что это сложная задача для человека, не обладающего актерской профессией. Что касается папы, то в отличие от других кинематографических кланов он не одобряет семейственность, потому совершенно не склонен писать для меня роль.

— Как я понимаю, на телевидении, в роли ведущей, вы ощущаете себя на своем месте?

— Да. Когда подходишь к делу серьезно, то, наверное, всегда ощущаешь себя на своем месте. Телевидение — территория для амбициозных людей, профессия ведущего — для тщеславных. Я не тщеславна. Я прекрасно ощущаю себя в кадре, но процесс за кадром захватывает меня не меньше.

— Где проходит ваша закадровая жизнь? Вы обитаете за городом?

— Нет, у меня небольшая квартира в центре Москвы, дом старый, в тихом дворике…

— Сейчас модно говорить «буржуазный образ жизни»… Вы можете его себе позволить?

— Могу, причем уже давно. Но этот стиль жизни мне не слишком близок. Все-таки буржуазия и интеллигенция — понятия не совпадающие. Признаться честно, был в моей жизни период увлечения различной мишурой, но он быстро прошел. Почему многим важна буржуазность? Наверное, люди испытывают чувство гордости, показывая свою роскошную недвижимость, кутаясь в соболя, сверкая бриллиантами. Буржуазия — не интересна, она зациклена на форме, а не на сути. Ни одного содержательного человека я бы не назвала буржуа, это все-таки достаточно примитивный образ жизни. Многие со временем учатся органично пользоваться своим благосостоянием, воспитывают вкус и чувство меры. Но людей, которые обладают врожденным аристократизмом, умеют изящно и не бессмысленно конвертировать свой успех в образ жизни, — совсем немного. Это искусство, его за деньги не купишь. В общем, я не за буржуазность, а за артистизм.

— Вы никогда в своей жизни не работали исключительно ради денег?

— Когда училась в Америке — подрабатывала в кондитерской, где мы выпекали и продавали печенья и пирожные. Когда вернулась домой, родители меня не узнали — я поправилась килограммов на пять. Но вообще, мне всегда было важно, что я тружусь и зарабатываю, даже если семья не нуждается в дополнительном доходе. Все-таки подарки близким приятнее покупать на собственные средства.

— Наверное, домашние хлопоты вам не очень по душе?

— Это правда, и поэтому у меня есть помощница по хозяйству. Но иногда я с удовольствием готовлю. И еще я перманентно что-то строю и делаю ремонты. Сейчас готовлюсь строить загородный дом по Новорижской трассе. Он будет рядом с домом моих родителей, куда они недавно переехали.

— Чем наполнен ваш обычный день?

— У меня не однотипный график. Зимой работаю запойно, с утра до вечера. Но летом себя особенно не нагружаю — читаю, смотрю хорошее кино, встречаюсь с друзьями, занимаюсь с ребенком, хожу в спортзал — раз нам навязали образ худой красавицы, значит, надо ему соответствовать…