Архив

Островитяне

На прошлой неделе состоялась премьера фильма «Остров». Критики назвали его первой духовной картиной в отечественном кинематографе. «МК-Бульвар» пообщался с режиссером Павлом Лунгиным и исполнителем главной роли Петром Мамоновым на тему, как проходили съемки «Острова».

4 декабря 2006 03:00
923
0

На прошлой неделе состоялась премьера фильма «Остров». Критики назвали его первой духовной картиной в отечественном кинематографе. «МК-Бульвар» пообщался с режиссером Павлом Лунгиным и исполнителем главной роли Петром Мамоновым на тему, как проходили съемки «Острова».


Павел ЛУНГИН:
«Я не стал бы делать этот фильм, если был бы неверующим»

1974 год. Маленький, затерявшийся островок в северном море. Скит. Несколько монахов заняты каждый своим делом. И только отца Анатолия все время отвлекают от работы. К нему приезжают за советом и исцелением, а он, пребывая в молитве, предпочитает возить уголь в свою кочегарку. Тяжкий грех прошлого не дает старцу Анатолию покоя.



— Павел Семенович, перед тем как приступить к съемкам, вы ездили по монастырям, советовались с монахами?

— Все было. И консультант у нас был — монах Даниловского монастыря, который прекрасно понимал, что наша картина — не церковный фильм, а художественное произведение. Этот фильм о вере, о стыде, о Боге, о раскаянии. До начала работы я много ездил, встречался со священниками. Мы же не специалисты в этом вопросе и не знаем каких-то вещей, которые все-таки должны соответствовать действительности. Служба, например. Чтобы ее показать, нужно учиться, знать, как она идет. Или как правильно читать молитвы. У всех актеров были духовники. Могу сказать, что у нас хорошая была подготовка. И если я был бы человек неверующий, то не стал бы делать этого фильма.

— Съемки проходили в Кеми?

— Да, на берегу Белого моря. Нам долго не удавалось найти подходящую натуру. И когда я уже начал думать, что придется выстраивать все самим, нужное место сразу нашлось. На небольшом островке мы увидели какой-то старый барак без окон и дверей, а рядом — баржу. Все остальное возводили сами. Но это место идеально вписалось в тот мир, который был обрисован в сценарии.

— Недалеко от Кеми находится Соловецкий монастырь. Плавали туда со съемочной группой?

— Нет. Мы приехали слишком поздно, осенью, когда навигация, к сожалению, уже закончилась. Поэтому в Соловецкий монастырь не попали, но я там бывал до этого. А мы создавали как бы свой монастырь…

— История отца Анатолия в чем-то схожа с историей Раскольникова…

— Конечно. Внутри этого юродивого очень много Достоевского. Ключевский писал о том, что Московская Русь была абсолютной монархией, ограниченной институтом юродства. Это значит, что в юродстве есть что-то глубоко созвучное русской психологии.

— Монастырь, показанный в фильме, кто-то сравнивает с Соловками, кто-то с Валаамом…

— …я бы вообще не проводил никаких параллелей, потому что в середине 70-х прошлого столетия не было монастырей. Разрешена была только Загорская лавра. Здесь может идти речь о каком-то маленьком, забытом ските, который потерялся на далеком острове. И именно поэтому на него никто не обращал внимания.

— Павел Семенович, не опасались, что такое, можно сказать, специфическое кино могут не принять зрители?

— Конечно, опасался. Очень. Но с другой стороны, когда на какое-то большое дело собираешься, то нельзя думать о том, как тебя оценят. Иначе вообще ничего стоящего не сделаешь.

— После работы над картиной вы изменились?

— Да. И, я думаю, все те, кто принимал участие в создании этого фильма, сильно изменились.


Петр МАМОНОВ:
«Это было сплошное счастье для всех»

Великая Отечественная война. Русскую баржу захватывает в плен немецкий сторожевой корабль. Кочегар Анатолий, спасая свою жизнь, выдает, а затем убивает своего старшего товарища Тихона. Предателя немцы оставляют на заминированной барже, но ему удается спастись: ослабевшего Анатолия подбирают монахи.



— Петр Николаевич, вы как человек верующий спрашивали благословение на роль отца Анатолия?

— Конечно, спрашивал. Спасибо Господу, что собрал нас в кучу, забросил на Соловки, и это было сплошное счастье для всех. За эти 40 дней мы стали простыми, с нас слетела вся шелуха. Поэтому и кино вышло такое. Мы сидели там, в этом суровом, но прекрасном месте, и стали вдруг ощущать себя другими. Все было спокойно и строго. Мы собирались вечерами, много разговаривали о том, кто мы, как нам жить, что происходит с человеком, когда он устремился к Богу, как мой герой… Ведь что такое рай и ад? Святые отцы учат, что все залито морем божественной любви. И грешников Бог наказывает бичом этой любви. Мы за эту жизнь любить не научились. А потом сунулись туда — и что? Ад. Вечные муки.

— Считается, когда делаешь какое-то духовное дело, то не обходится без искушений. У вас это было?

— Вместе с нами там жил монах из Донского монастыря отец Козьма, который приехал с братом, дьяконом. Они столько света нам принесли, так было с ними замечательно. Знаете, ведь с Богом ничего не страшно.


5 ЗНАМЕНИТЫХ ФИЛЬМОВ О СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЯХ

«Поющие в терновнике» (США, 1983)

Духовное: История запретной любви отца Ральфа де Брикассара (Ричард Чемберлен) и молодой австралийки Мегги Клири, которая закончится тем, что священник все-таки выберет служение Господу и станет кардиналом.

Мирское: Мини-сериал с огромным по тем временам бюджетом в 21 миллион долларов имел колоссальный успех и был удостоен премий «Золотой глобус» и «Эмми». Однако автор романа Коллин Маккалоу телефильм почему-то возненавидела. Интересно, что главным консультантом сериала был отец Лоуренс, отлученный от церкви. Больше всего он помог с костюмами, так как владеет коллекцией старинного одеяния священников и кардиналов.



«Имя Розы» (Франция—Италия—Германия, 1986)

Духовное: В 1327 году монах Вильям Баскервильский (Шон Коннери) и молодой послушник Адсо (Кристиан Слейтер) расследуют серию трагических смертей. Оказывается, в гибели монахов «виновен» трактат Аристотеля о смехе, страницы которого были отравлены старцем Хорхе, утверждающим, что Христос никогда не смеялся.

Мирское: Для съемок внешнего вида монастыря использовался один из старейших монастырей Германии Эбербах, расположенный в долине Рейна. А все «внутренности» — декорации. Умберто Эко киноверсия его романа в общем понравилась. Но тем не менее после этого писатель запретил снимать картины по своим книгам, пока он жив.



«Андрей Рублев» (СССР, 1966)

Духовное: История жизни инока Андрея Рублева (Анатолий Солоницын), ставшего великим иконописцем.

Мирское: В 1965 году неизвестный актер Анатолий Солоницын пришел к Андрею Тарковскому и предложил себя на главную роль в картине «Андрей Рублев». На тот момент режиссер рассматривал кандидатуры Станислава Любшина, Иннокентия Смоктуновского и еще около десятка известных актеров. Но Тарковскому понравился именно Солоницын. Чтобы убедить худсовет, он взял фотопробы всех артистов и отправился к реставраторам с вопросом: «Какое из этих лиц могло бы быть лицом Андрея Рублева?». Все указали на Анатолия.



«Изгоняющий дьявола» (США, 1973)

Духовное: В 12-летнюю девочку вселился дьявол, и врачи, не зная этого, бессильны что-либо сделать. Тогда за дело берется священник — отец Дэмиан Каррас (Джейсон Миллер).

Мирское: Перед началом съемок все актеры получили благословение от священника, а вся съемочная площадка была окроплена святой водой. Фильм считается одним из самых страшных в истории кино: во время его показа рядом с кинотеатрами даже стояли машины «скорой помощи», чтобы приводить в себя слишком впечатлительных зрителей. Кстати, в основе книги, по которой был снят фильм, якобы реально произошедший в 1949 году случай изгнания дьявола из 13-летнего мальчика.



«Отец Сергiй» (СССР, 1978)

Духовное: Отец Сергий (Сергей Бондарчук) был когда-то князем Степаном Касатским. Решив жениться, он узнал от своей невесты, что та когда-то была любовницей императора. Разочаровавшись в любви, князь уходит в монахи, чтобы найти свою веру.

Мирское: На роль отца Сергия поначалу пробовался актер Анатолий Васильев («Экипаж», «Михайло Ломоносов»), которого убедили, что играть в этой картине будет именно он. Отказавшись от других ролей, Васильев узнал, что роль князя-монаха отдали Бондарчуку. Хотя фильм снимали в конце 70-х, киношникам разрешили работать в Псково-Печерской лавре, чтобы общаться и консультироваться с монахами.