Архив

Егор Пазенко: «После трудного развода меня устраивают и гражданские отношения»

Он эффектный блондин с голубыми глазами, но играет, как правило, негодяев. Виной всему Роман Балаян, предложивший в начале 90-х молодому актеру Пазенко роль плохого милиционера в фильме «Две луны, три солнца». В итоге актера признали таможенники и сотрудники милиции. Но Егору этого мало, актер мечтает о всенародной любви. Именно поэтому готов променять амплуа обаятельного подонка на героя-любовника.

20 ноября 2006 03:00
7380
0

Он эффектный блондин с голубыми глазами, но играет, как правило, негодяев. Виной всему Роман Балаян, предложивший в начале 90-х молодому актеру Пазенко роль плохого милиционера в фильме «Две луны, три солнца». В итоге актера признали таможенники и сотрудники милиции. Но Егору этого мало, актер мечтает о всенародной любви. Именно поэтому готов променять амплуа обаятельного подонка на героя-любовника.



неСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Родился в 1972 году в Киеве.

В 1993 году окончил Школу-студию МХАТ. Снялся в фильмах: «Орел и решка», «Две луны, три солнца», «Личный номер», «Гибель империи», сериале «Гражданин начальник» и др. Разведен.

Имеет сына Степана (13 лет).



— Егор, в кино чаще всего вам достаются роли отъявленных негодяев. За что вам такое?

— Возможно, все дело в необычном цвете моих глаз. Говорят, что если в них долго смотреть, то я становлюсь похожим на холодного убийцу.

— Продюсер «Личного номера» определил ваше амплуа как обаятельный подонок. Вам не обидно?

— Наоборот, это похвала! Значит, то, что я хотел сделать со своим персонажем, получилось! Я же создавал не машину для убийства, а живого человека со всеми присущими ему слабостями.

— Зрители обычно любят положительных героев. Это не отражается на вашей популярности?

— Я верю, что всенародная любовь скоро ко мне придет. Честно говоря, мне уже надоело играть негодяев. Хочется чего-нибудь чистого и светлого. И я очень рад, что в последнее время мне предлагают именно такие роли. Так, в «Сделке» я играю человека со сломанной судьбой, который пользуется большой популярностью у женщин. Он тоже, как и другие мои герои, совершает неэтичные поступки, но это уже не негодяй, а жертва. А что касается узнаваемости, то по улице я хожу спокойно. Меня узнают специфические люди: таможенники, милиционеры, охранники, постоянные клиенты дорогих ресторанов… И, как это ни странно, все они относятся ко мне с большой симпатией. Так, после премьеры «Личного номера» ко мне подходили летчики и говорили теплые слова о мужской силе моего героя. Они поняли, что я сыграл не тупоголового маньяка-убийцу, а солдата, который делает то, что умеет.

— С какого фильма вы прослыли человеком с отрицательной харизмой?

— Это произошло в начале 90-х. Роман Балаян снимал фильм «Две луны, три солнца», где предложил мне роль плохого милиционера. А поскольку у Балаяна сильная энергетика, то дальше все пошло и поехало… (Смеется.) Охранники, бандиты… К тому же времена такие были…

— Какой из ваших кинозлодеев самый кровожадный, жестокий?

— В одном сериале (он еще не вышел) я сыграл маньяка-убийцу, который расчленял трупы. Как видите, самое плохое в моей кинобиографии еще впереди. (Смеется.)

— Можно сказать, что в злодейской психологии вы уже дока?

— Абсолютно. Но все это пока на уровне фантазии. У меня еще не было роли, ради которой я ездил бы по психиатрическим больницам или записался в отряд космонавтов. Мне всегда хватало фантазии и жизненных наблюдений. А в бурные 90-е я сталкивался с разными людьми: от серьезных бандитов до известных хирургов… Профессия актера в том и состоит, чтобы в нужные моменты вспоминать те или иные ощущения, уметь создавать самые стрессовые ситуации.

— По вашим словам, в детстве вы росли в хулиганском районе Киева и многие из ваших приятелей отправились по этапу. Выходит, эту жизнь вы знали изнутри еще с детства?

— Это так. В нашей школе происходили разные истории… Доходило до того, что старшеклассники били в коридоре учителей… К сожалению, даже в советское время такое было возможно. Я сам видел, как избивали учителя начальной военной подготовки. Все было очень жестко… Обычно мы собирались в соседнем детском садике на веранде, где происходила драка, напоминающая бой гладиаторов. Мы болели то за одного, то за другого. Все было честно, никто никому не помогал.

— Что было с теми, кто бил учителей?

— Их выгоняли из школы. Но им было все равно — они дальше отправились в тюрьму.

— А вы сами принимали в этом участие?

— Ну что вы! Никогда! Конечно, я не был примерным (и дрался, и прогуливал), но учителя всегда меня любили. Любили за мое актерство. Не зная предмета, я мог создать такую ситуацию, как будто до этого всю ночь штудировал учебники!

— Раз вы в злодейской психологии как рыба в воде, тогда скажите, почему женщинам часто нравятся негодяи?

— Я не думаю, что женщинам действительно нравятся негодяи. Если бы женщина заранее знала, что этот мужчина негодяй, — она вряд ли стала бы с ним встречаться. Женщинам скорее нравится в мужчинах необычность, их неординарность. Возьмем бандитов, тех же самых негодяев. В начале 90-х они здорово отличались от основной массы мужчин, которые каждый день ходили на завод, приходили домой и пили водку. Это были рисковые парни, занимающиеся делом. Поэтому женщинам нравятся энергичные и деятельные мужчины с фантазией. А если говорить об отрицательных персонажах, то они просто входят в эту категорию. Женщины любят все необычное.

— Этими знаниями вы как-то пользуетесь в своей жизни?

— В отношении женщин я никогда не использую никаких приемов. Все происходит на интуитивном уровне. Это можно назвать обаянием. В любом общении очень важно найти с человеком контакт, вызвать симпатию.

— В вас самом что-то изменилось после того, как вы стали играть злодеев?

— Я стал жестче и к себе, и к окружающим. Работая над той или иной ролью, я пытался понять террористов и маньяков, но так и не смог. Это дикость, это просто нелюди, я никогда не смогу хоть как-то оправдать насильников!

— А как ваши родители относятся к вашему творчеству? Они смотрят ваши фильмы?

— Да. Родители очень за меня рады, и им нравятся все мои работы. Самый любимый — «Неравный брак» (это 4-серийный фильм, где я играю бывшего хоккеиста, который из-за разногласий с тренером и женой уезжает в Лондон работать тренером). Такой спокойный и некровожадный фильм.

— Ваши родители до сих пор в Киеве живут?

— Да. Они у меня актеры. Им за 60, но они до сих пор работают в Театре драмы и комедии. Отца зовут Станислав Федорович Пазенко, а маму — Маргарита Федоровна Бондарева. Как всякой актрисе, маме хотелось выделяться, и поэтому она решила оставить свою девичью фамилию.

— Вы единственный ребенок?

— Нет, у меня есть старшая сестра Лена (между нами разница в 13 лет). Раньше она была журналисткой, а потом устроилась работать в Конституционный суд Украины. У Лены растет замечательный сын Никита, ему 13.

— Как сегодня обстоят дела с вашей театральной деятельностью?

— После кончины Олега Ефремова я ушел из МХАТ. Ушел в никуда. Больших ролей мне не давали, а на жизнь нужно было зарабатывать… А сейчас я вновь погружаюсь в театральное движение. Репетирую у Мирзоева роль Ланселота в спектакле «Дракон» по Шварцу. Играю рыцаря, борца со злом, что мне очень нравится.

— Чем вы занимались, после того как ушли из МХАТ?

— Поначалу я пробовал себя в бизнесе, продавал квартиры. Но бизнесмена из меня не получилось… Затем начал озвучивать рекламу, фильмы. Брался за любую работу… В то время у меня не складывались отношения ни в личной жизни, ни с театром, ни с обществом…

— Депрессии были?

— Были. Я и выпивал… Дошло до того, что мне уже негде было жить, я лишился работы, в голову стали лезть мысли: «А не уехать ли обратно в Киев?» Родители тоже говорили: «Не печалься! Приезжай к нам. Будешь работать в театре». Но я собрал волю в кулак и сказал себе: «Раз ты уже приехал в Москву — не сдавайся!» Спасти человека от депрессии может только сам человек, никто ему не поможет.

— Давайте поговорим о вашей личной жизни. Читала, что вы женаты, но про жену не говорите. Почему?

— У меня была сложная семейная ситуация, которая недавно закончилась разводом. Мы прожили с женой в браке около 10 лет, и наш брак был сложным.

— Что послужило причиной развода?

— Несходство характеров, мы оказались разными людьми.

— С женой вы расстались друзьями?

— К сожалению, нет. И самое ужасное, что это отражается на моих отношениях с сыном. Степан (ему 13 лет) пока не очень настроен на общение со мной. Его мама очень мало рассказывает положительного о папе… А мне бы хотелось, чтобы мой сын знал, что я его очень люблю.

— Сейчас вы свободный мужчина?

— Нет, у меня есть любимая женщина Алена. Она занимается финансовым бизнесом и помогает мне в работе. Я счастлив!

— Может быть, Алена стала причиной вашего развода?

— Я ушел из семьи не из-за другой женщины. У нас с Аленой все случилось уже в момент расставания.

— Как вы познакомились?

— Это моя тайна.

— А жениться собираетесь?

— После трудного развода я стал очень серьезно относиться к понятию «брак». Пока меня устраивают и гражданские отношения.

— О детях еще не думали?

— Очень хочу! Мальчика и девочку. Детей я очень люблю. Думаю, что у нас с Аленой еще все впереди.

— Кто в вашей семье добытчик?

— Мы примерно одинаково зарабатываем. И у нас нет такого: это мое, а это твое. В нашей семье финансовое равноправие, что мне очень нравится.

— Вы мужчина хозяйственный?

— Прибить гвоздь, повесить полки или поклеить обои я умею. Но я никогда не сделаю это так, как умеют профессионалы. Поэтому я предпочитаю заниматься исключительно кино и театром.

— Что вас больше всего раздражает в женщинах?

— Мне не нравятся стервы и охотницы. Когда не ты выбираешь, а тебя выбирают.

— Говорят, что раньше вы много курили, а потом взяли и бросили. Как удалось?

— Я выкуривал по две пачки в день! Можно сказать, передвигался с сигаретой! А потом сказал себе: «Хватит!» Оказалось, что это возможно. Главное — сила воли. Просто я понял, что если не стану собой заниматься, то пропаду: меня никто не будет снимать. Именно поэтому я не только бросил курить, но и похудел за последние полтора года на 25 кг!

— Сколько вы сейчас весите?

— 94 кг при росте 187.

— В чем вам приходится себе отказывать для поддержания формы?

— Я не ем белый хлеб, картошку, жирное мясо, майонез, горчицу, не пью крепкий алкоголь…

— А хочется?

— Уже нет. Вкусы меняются. Нужно себя любить.