Архив

Александр Бухаров: «Я до сих пор чувствую себя провинциалом»

Первого января на экраны страны выходит один из самых дорогих отечественных фильмов — «Волкодав из рода Серых Псов». Это первое русское фэнтези уже назвали самым ожидаемым кинопроектом года. «МК-Бульвар» встретился с исполнителем главной роли Александром Бухаровым и узнал, как живет актер, которого знают пока только театралы, в ожидании славы.

25 декабря 2006 03:00
1709
0

Первого января на экраны страны выходит один из самых дорогих отечественных фильмов — «Волкодав из рода Серых Псов». Это первое русское фэнтези уже назвали самым ожидаемым кинопроектом года. «МК-Бульвар» встретился с исполнителем главной роли Александром Бухаровым и узнал, как живет актер, которого знают пока только театралы, в ожидании славы.



— Александр, вам 31 год — и первая главная роль в кино. О вас можно сказать: поздновато начинаете?

— Мне кажется, у каждого актера свой срок. Как сказал один умный человек: «У Бухарова было несоответствие внешних параметров и душевных. Не было гармонии». А сейчас у меня есть предположение, что она появилась.

— После съемок в «Волкодаве» смогли бы жить в VIII веке?

— Нет (смеется). Это слишком тяжело. Я, например, жить не могу без телевизора. Заберите у меня этот ящик — и я буду чувствовать себя ущемленным. А если лишиться теплого душа или ванны?.. Просто мы избалованы, привыкли к комфорту и уюту.

— Как отнеслись ваши жена и сын к тому, что для роли Волкодава вы похудели за месяц на 11 килограммов?

— Жена, конечно, напрягалась (смеется). Чтобы не нервировать меня, она ела тайком или старалась перекусить до моего прихода. Потому что поесть я люблю и аппетит у меня зверский, а тут приходилось после шести вечера не есть. Так что Лена худела вместе со мной.

— Как вы смогли столько сбросить всего за месяц?

— Что я только не делал. Помню, мы разговаривали с Колей (Николаем Лебедевым, режиссером «Волкодава». — МКБ) и решили, что к пробам мне нужно срочно похудеть. Я прибежал в театр и у наших девчонок стал спрашивать рецепты всевозможных диет. Они мне посоветовали посидеть на сыре и белом вине. Три дня я ходил пьяным и голодным. Это было ужасно, и я отказался от такой диеты. Решил не есть после шести вечера, но худеть получалось очень медленно. Попробовал кремлевскую диету, а потом перешел на капусту, помидоры, огурцы — в общем, ел только овощи. На самом деле сложнее удержать новый вес. Сейчас я не ем вечером и нахожусь примерно в той же форме, к которой пришел после похудения.

— Сына с собой на съемки не брали? Ведь для восьмилетнего мальчишки увидеть, как делают кино, — все равно что в сказку попасть.

— Нет. Когда работали в Словакии, я специально не вызывал к себе ни жену, ни сына, потому что было безумно тяжело. А приехать в Москву и посмотреть древний город Галирад, который специально возвели на «Мосфильме», Дима просто не успел. Сын сейчас живет в Нижнем Новгороде у бабушки.

— Вы отправили сына в Нижний, чтобы оградить его от актерской или столичной жизни?

— Ни то и ни другое. Мы с женой оба приезжие, и, пока мотались по съемным квартирам, сын жил у бабушки. Он ходил в садик, а закончив его, со всей группой перешел в первый класс. Эта школа в Нижнем очень хорошая, в ней до 4-го класса у детей развивают всякие способности. И мы решили, что пока он там поучится, а после 4-го класса переедет к нам в Москву.

— Обычно все, наоборот, рвутся в столицу…

— А что делать? Сын не хочет уезжать, потому что у него там друзья. Я его понимаю. У меня примерно такая же судьба была. Мы с родителями жили в Монголии, а потом переехали в Иркутск. И мне было очень тяжело менять привычную обстановку, заводить новых друзей. Боюсь, что у Димки будет то же самое. Но доучиться же нужно.

— Вы живете в Москве около 12 лет. Уже чувствуете себя москвичом?

— Честно? Нет. Вот недавно мы ездили на гастроли в Иркутск, и я все время думал: вот я и дома. Хотя на самом деле уже и не смог бы там жить. Я привык к московскому ритму жизни, к тому, что нужно постоянно крутиться и вертеться. Я ведь когда во ВГИК приехал поступать, сразу в этот водоворот попал. Это просто чудо, что на экзамен успел. Прилетел, на метро добрался к другу до общаги. Он мне тут же с порога: «Давай быстрее, там последни× 10 человек прослушивают». Я переоделся в свой единственный костюм — и бегом в институт. Чуть ли дверь рукой не придерживал, чтобы ее перед моим носом не закрыли (смеется).

— Чем удивили Москву и профессуру?

— Наверное, тем, что получил «два» по литературе. И это при том, что приехал поступать с красным дипломом Иркутского театрального училища (смеется). Я не ответил на вопрос про Цветаеву, и тогда меня попросили что-нибудь прочесть из нее. Я не смог. Две женщины, принимавшие экзамен, настолько оскорбились, что на следующем же вопросе — по «Мастеру и Маргарите» — завалили меня. Нашим педагогам Голикову и Киндинову пришлось упрашивать их, чтобы поставили мне «три».

— А чем вас удивила столица?

— Я очень долгое время боялся Москву, никак не мог к ней привыкнуть. В самом начале учебы у меня был один маршрут: ВГИК—общага, общага—ВГИК. Но постепенно втянулся, обзавелся друзьями…

— И стали гулять на полную катушку?

— Как все студенты. На стипендию, естественно, прожить было невозможно. Помогали родители, однокурсники-москвичи подкармливали, но и голодать приходилось. Как-то нам Евгений Арсеньевич Киндинов подогнал куль риса, и мы его около трех месяцев ели. Чувствовали себя китайцами. Это позднее у меня появились рекламные фотосессии, за которые я получал безумные по тем временам деньги — 20 долларов в день. Вот тогда мы шиковали.

— Знаменитые сибирские пельмени готовили?

— Когда жил с мамой и папой, то садились все вместе и лепили. А в общаге — нет. Не было возможности. Но к водке обязательно пельмени покупали. Они, по-моему, так и назывались — «Сибирские»; не особенно вкусные, но закусывать ими можно (смеется).

— Вы как сибиряк, наверное, много можете выпить?

— Когда-то очень много выпивали. Теперь уже и здоровье не то, да и к жизни уже относишься чуть-чуть по-другому.

— У вас есть тезка — Александр Бухаров, нападающий казанского «Рубина»…

— Да, есть! Но я не люблю футбол и, кроме бокса, никаким спортом особенно не интересуюсь. Правда, когда узнал, что за «Рубин» играет мой тезка, стал за него болеть. Специалисты считают, что Александр неплохой игрок. Я слежу за ним и надеюсь, что когда-нибудь мы пообщаемся — было бы очень любопытно.

— Со своей женой Еленой Медведевой вы познакомились в театре Армена Джигарханяна, в котором вместе работаете?

— Нет. Я учился во ВГИКе, она — во МХАТе, но жили мы на соседних улицах и абсолютно случайно познакомились. С тех пор вместе. Конечно, пришлось помотаться. Долго снимали углы. Потом с помощью Армена Борисовича смогли в кредит купить собственное жилье.

— Вместе дома и на сцене. Не устаете друг от друга?

— У меня сейчас очень много съемок и всяких разъездов. И Лена тоже много работает. Так что мы довольно редко видимся, даже успеваем соскучиться друг по другу. Встречаемся в основном на спектаклях и репетициях. А дома потом спорить начинаем, претензии друг другу предъявляем (смеется). Но, по-моему, это нормально.

— Негласное соревнование в вашей семье присутствует?

— Как во всех творческих семьях. Может быть, негласное, скрытое, но тем не менее оно присутствует. И если бы не любовь и взаимоуважение, то мы уже давно разругались бы и разбежались в разные стороны. Лена — талантливейший человек и обязательно чего-то добьется в жизни. Но мне кажется — для нашей семьи лучше, что я чего-то добился первым. Я же мужчина.

— Кто из вас занимается домом?

— Если Лена работает, то я готовлю и убираюсь. Стирает в основном жена. Вы не поверите, но я до сих пор не умею обращаться со стиральной машиной, не знаю, на какие три кнопки нужно нажать (смеется).

— Получается, что вы как творческий человек совершенно не приспособлены к жизни.

— Ну да. Я могу приготовить борщ, плов… А вот на эти три кнопки нажимать до сих пор не научился. Я читаю инструкцию, что-то пытаюсь сделать, а потом плюю и думаю: «Ленка приедет, сама закинет и нажмет куда надо». В этом смысле я, конечно, лох.

— Ремонт в квартире сами делали?

— Ну как сами? Я дал Лене деньги, сказал: «Занимайся, делай, что тебе хочется» — и уехал на несколько месяцев на съемки. У нее как раз была пауза, что-то типа летнего отпуска. И она наняла бригаду и сделала ремонт.

— С женой уже рассуждаете на тему, что после «Волкодава» вы станете знаменитым?

— Мы оба этого безумно боимся. Каждый, естественно, по своим причинам. Я на самом деле человек довольно скромный. И мне бы очень не хотелось, чтобы меня узнавали на улицах, в очередях, в маршрутках… Мне почему-то журналисты не верят и считают, что я как артист должен стремиться к популярности. Но это не так. Я хочу, чтобы меня узнавали в творческих кругах: знали, на что я способен, режиссеры, актеры, продюсеры. А вот на улице — нет. Тем более я не вожу машину. Вот Ленке собираюсь автомобиль купить, потому что у нее есть желание. А у меня к этому нет стремления. И поэтому вся эта популярность меня немного пугает.

— Говорят, что на гонорары от «Волкодава» вы купили себе какой-то навороченный компьютер?

— На самом деле с первых двух «Волкодавов» я платил за квартиру (фильм «Волкодав» и сериал «Молодой Волкодав». — МКБ). А вот на деньги за картину «Слуга государев» я приобрел себе ноутбук. Но самое смешное, что такой крутой он мне не нужен. Ну что я на нем делаю? Играю в преферанс, смотрю кино, слушаю музыку и читаю сценарии — собственно, и все. Но мне захотелось именно крутой. Это моя давняя мечта, и я ее осуществил. Теперь вот мечтаю о собственном доме (смеется). Я гостеприимный человек и люблю, когда ко мне приезжают гости. И мне очень хочется иметь собственный дом, во дворе — мангал, на котором я буду жарить шашлыки и угощать своих друзей. Это моя новая мечта.