Архив

Не царское дело

Георгий Тараторкин превратился из террориста в жертву

12 августа 2002 04:00
733
0

История Государства Российского — это не только бесконечные войны, образовательные, военные и прочие реформы, декабристы да революции, о которых написано в школьных учебниках. Это жизнь людей, от простого люда до императоров. Ведь цари — вершители судеб, как чужих, так и своих собственных. И им, как и простым смертным, не чужды любовь и страсть. Непростые взаимоотношения Александра II и княжны Екатерины Долгоруковой тому хороший пример. Шестнадцать лет эта запретная связь была их счастьем и их проклятием.

В начале 90-х годов вышла книга Валентина Азерникова «Хроника любви и смерти», повествующая о тайном романе императора и Кати Долгоруковой. Несколько лет сценарий лежал на полке, так как на экранизацию долго никто не мог решиться. В конце концов режиссер Александр Орлов с благословения канала REN-TV взялся за реализацию этого девятисерийного проекта. Основная часть съемок пройдет в Питере, а также в Царском Селе, Петродворце и Гатчине. Возможно, съемочная группа выедет даже в Крым, в знаменитый Ливадийский дворец, в котором Александр II и Екатерина Долгорукова провели свой медовый месяц. Съемки продлятся до конца сентября, а премьера состоится только весной.
«В картине много реальных лиц, но много и вымышленных, — рассказывает режиссер. — Когда мы стали читать сценарий, мы немного ужаснулись вольности и некоторой свободе художественного изложения жизни императора и его окружения. И поэтому у нас не классический любовный треугольник: больная императрица, молодая Катя и стареющий император, а четырехугольник — к ним добавляется еще некий господин Х, влюбленный в Долгорукову».
Честь играть Александра II выпала Георгию Тараторкину. По иронии судьбы его первой работой в кино был героический образ террориста Гриневицкого в фильме «Софья Перовская» (1967). «Это Тараторкину отмщение такое, — смеется Александр Орлов. — Тогда он играл человека, который бросал бомбу и убивал Александра. Можно сказать, убивал сам себя». К слову, в сериале мы увидим все покушения на императора, хотя основой сюжета являются его отношения с княжной.
С главной женской ролью вышло все намного сложнее. Поначалу хотели снимать балерину Анастасию Волочкову. «Это была очень неожиданная для нас затея, — продолжает режиссер. — Мы провели пробы: что-то у Насти получалось, что-то нет. Наверное, Волочкову можно было бы снимать, но тогда бы история зарулила совсем в другую сторону — все внимание было бы сконцентрировано на ней, а не на Тараторкине». И практически в последний день на роль Долгоруковой была утверждена актриса Наталья Антонова. В других ролях: Ирина Купченко (императрица Мария Александровна), Екатерина Редникова (Варвара Шебеко), Виктор Харитонов (Адлерберг), Валерий Гришко (Рылеев), Карен Бадалов (Лорис-Меликов), Александр Носик (Господин Х) и др.
На Санкт-Петербургской студии документальных фильмов располагается так называемая база съемочной группы. Долго петляя по мрачным коридорам и лестницам, мы попали в гримерную, в которой Тараторкину клеили усы и бакенбарды. Рядом была огромная костюмерная с несколькими рядами вешалок. От обилия мундиров, платьев, фуражек, шляпок рябило в глазах. Все стены были завешаны фотографиями, акварельными рисунками и карандашными набросками с эскизами костюмов позапрошлого века. Из-за ширмы появилась Наталья Антонова в темно-синем платье с турнюром. Этому платью, как выяснилось, около ста лет, но при этом оно отлично сохранилось. Всего у ее героини около двадцати нарядов, и где-то треть из них — настоящие. А вот драгоценности абсолютно все антикварные, взятые напрокат из различных частных коллекций.
«В корсете ходить тяжело, — откровенничает Наташа. — В первый съемочный день я падала в кринолинах, рельсы не могла перешагнуть, в карету шесть дублей залезала — никак не могла справиться. Но сейчас я уже привыкла. А еще в корсете очень неудобно есть», — добавляет Антонова. Но это не единственная проблема: иногда с актрисами, не привыкшими к таким нарядам, даже случаются обмороки.
Когда император и Долгорукова были готовы, вся группа поехала на Дворцовую набережную, в Дом ученых, где, собственно, и располагалась съемочная площадка. Снималась сцена из седьмой серии. После тайного венчания Александр приходит в покои Екатерины и начинает проявлять нежные чувства. Но барышня отстраняет его, аргументируя тем, что он помнет ей платье. Император в замешательстве, ведь раньше Катя всегда соглашалась… Режиссер решил, что в этой сцене Наталья должна быть полураздетой, и бедную актрису повели раздевать. Прошло минут тридцать, а Наташа все не появлялась. Разнервничавшийся режиссер пытался шутить: «А что, девочку так долго раздевать? Пригласили бы императора, он уже научился делать это быстро». Тараторкин смущенно улыбался.
Пока все ждали актрису, мы успели оглядеться. Все ковры в Доме ученых были покрыты тряпками, потому что они не просто очень дорогие, но и раритетные. Существует легенда, что они вывезены из Германии и по ним ходил чуть ли не сам Гитлер. Но все это, конечно, красивая байка. В Бежевой гостиной, в которой должна была начаться съемка, были апартаменты Екатерины в Зимнем дворце. Соседний Малиновый зал представлял собой особняк Долгоруковой. В настоящем особняке сделали ремонт, и он больше не подходит для исторических съемок. Все интерьеры художники восстанавливали по фотографиям и описаниям, найденным в книгах и документах, но все равно мало что соответствует действительности. Всем известно, что Питер снаружи очень грязный город и, когда надо снимать фасады или подъезды дворцов, киношники сами моют стены, лестницы, колонны. Но и это полбеды. Санкт-Петербург активно готовится к 300-летию, поэтому половина Северной столицы стоит в лесах, а другая — перерыта. «За нами это ходит следом: где мы начинаем снимать, там тут же начинают копать», — жалуется режиссер. Все новшества ХХ века — троллейбусные провода, канализационные люки, электрические фонари — будут потом убираться на компьютере. Также с помощью компьютера будут восстанавливаться все панорамы из окон.
Наконец появилась полураздетая Антонова. В комнату напустили дыму (чтобы картинка на экране была похожа на киношную), и начались репетиции. Так как все стены в гостиной были увешаны громадными зеркалами, которые сильно мешают съемочному процессу, их было решено использовать на пользу: вся сцена соблазнения снимается через зеркало, которое висит напротив актеров. Тараторкин нежно обнимает Наташу и пытается повалить ее в кресло. Орлову не нравится, и он сердито прерывает процесс:
 — Поверни ее к нам. Я тебя уверяю, она не столь аппетитна с задней стороны, надо остановиться так, чтобы мы видели ее грудь. (На этих словах Антонова инстинктивно подтягивает корсет вверх.) А потом можешь вертеть ее как хочешь. Пойми, у тебя две женщины…
 — Предупреждать надо, — бурчит Тараторкин.
 — …одна в зеркале, другая в руках. Господи, какая-то тройная любовь получается. Да, господа, — это уже режиссер обращается к нам, — вы прикоснулись не только к истории, но и к порнухе.
Вот такая она, царская любовь.