Архив

Дипломный прожект

У богатых, как говорится, свои причуды. Кто-то занимается благотворительностью, кто-то подается в большую политику, а кто-то — вы не поверите — садится за парту. Высшее образование для звезды — вещь почти бесполезная. Но диплом иметь почему-то хочется.

2 сентября 2002 04:00
585
0

Сергей Пенкин,
студент Института современного искусства

«Должен сказать, что свое высшее образование Сергей действительно получает. Не сачкует и не халтурит. Все бы так учились!»

 — В свое время я одиннадцать раз поступал в Гнесинское училище — и меня не брали. В итоге я сказал себе: «Или я поступлю, или вообще больше не буду петь» — и поступил. Мне кажется, что, занимаясь любимым делом, надо быть прежде всего профессионалом. К сожалению, большая часть поющих мальчиков и девочек не имеет серьезного музыкального образования. Но по-моему, мы прежде всего приходим учиться не для «корочки», а для самих себя. Где, как не в институте, тебе не будут препятствовать в создании чего-то нового, неожиданного для зрителя. В этом смысле институт для меня — это место экспериментов.
Конечно, мне шли на некоторые уступки. Допустим, я не сдавал экзамен по вокалу, поскольку был на гастролях. Но в силу того, что мой голос на протяжении многих лет на концертах и без того «сдает экзамены», мне заочно поставили «отлично». А в остальном пришлось попотеть. Пришлось, например, усердно вспоминать сольфеджио. Прошло уже много лет с того момента, как я закончил музыкальное училище, — кое-что подзабыл. Помогли репетиторы: с их помощью я наверстал упущенное.
Поскольку много времени отнимают гастроли, всех — меня и преподавателей — устроило обучение по индивидуальному плану. Он заключается в том, что я сдаю сессию в сроки, согласованные с концертным графиком, то есть в перерывах между выступлениями. В остальном поблажек нет. Преподаватели относятся ко мне, как к любому другому студенту. Для них в институте не существует звезд. И это, я считаю, правильно. Зимнюю сессию сдал на «отлично». Экзаменовали меня по музыкальной грамоте, вокалу, эстрадному танцу, истории театра, костюма, философии. Поклонники? Я очень люблю своих поклонников, а больше всего поклонниц, стараюсь каждой уделить внимание. Иногда они поджидают меня у института, дарят цветы, мягкие игрушки, которых у меня уже больше тысячи — впору открывать музей!

ОСОБОЕ МНЕНИЕ
Владимир Хачатуров,
художественный руководитель эстрадного отделения Института современного искусства, заслуженный деятель искусств РФ:

 — Сережа — скромнейший человек, очень воспитанный, тактичный. Вы знаете, есть люди от природы деликатные. Вот такого эстрадного жлобизма, с которым я сталкивался (какие-то полубандиты стоят там за кулисами, готовые друг друга перестрелять, чтобы оказаться первыми на эстраде…), в нем нет. Он не этого розлива.
Вступительный экзамен принимали у него нетрадиционно. Преподаватели кафедры и представители ректората просто приехали на его концерт. После чего Сергея сразу зачислили на третий курс.
Единственное, в чем мы идем навстречу таким нашим звездным студентам, — так это даем им возможность учиться по индивидуальному плану. Поэтому свое отсутствие на семинарах и лекциях ему приходится компенсировать рефератами. И хотя его зачетку я вам пересказать не могу, но в нее не стыдно заглянуть. Специальность, например, сдавал превосходно.
Помню, как-то Сергей в институте принимал участие в посвящении в студенты. А перед ним на сцене выступал наш выпускник из театра «Шалом». И вот, его не предупредив, объявляют: «А сейчас поет Сергей Пенкин». Тогда тот берет микрофон и говорит: «Очередной капустный розыгрыш». Он не поверил (потому что перед этим была мистификация), что вышел живой Пенкин. Весь зал просто покатился со смеху — так это вышло забавно…


Алексей Глызин,
Университет культуры и искусства,
выпуск−2002

«Был случай, когда он, выйдя на сцену с неисправным микрофоном, врезал по нему ботинком, потом еще раз. Тут уж я не выдержал, высказал ему все: «Ты, Леша, подожди так с техникой обращаться — это государственный вуз, здесь все на пределе…»

 — Я пришел в институт в 1987 году — тогда я работал в «Веселых ребятах» — и поступил на эстрадное отделение, а уже потом перешел на режиссуру. К тому времени у меня появился свой коллектив, плюс к тому гастрольный график выходил очень плотный, и на время пришлось учебу приостановить. Но я всегда знал, что буду учиться дальше. Да и моя мама этого очень хотела. И сейчас думаю не останавливаться на достигнутом. Мне предложили учиться дальше в аспирантуре, а также набрать курс студентов и самому начать преподавать. По крайней мере об этом был разговор с профессором Жарковым, но пока все в стадии обсуждения. Не знаю, удастся ли совмещать одно с другим — это крайне сложно, но попробую.
За последнее время я не пропустил ни одной репетиции. приходилось жертвовать выступлениями. Потом надо было писать дипломную работу, и я был вынужден отказаться от пары туров, а это значит, что два месяца гастрольной жизни пришлось вычеркнуть.
Я скромно приезжал в институт на метро и на автобусе. Иногда брал машину, но старался быть крайне незаметным. Мне приятно, что со всеми сложились дружеские отношения. И не было никакого антагонизма, никто не говорил, что вот, мол, пришел учиться человек, которому, может быть, это особенно и не надо… Иногда я пропускал занятия, но все понимали, что у меня гастроли. Мне шли навстречу, безусловно, и могли перенести время сдачи экзаменов. Но так было не только со мной: в этом университете учились и Игорь Николаев, и Руслан Городецкий, и Богдан Титомир, и Витя Чайка…
Как сдавал сессии? Старался не расстраивать маму, поэтому по возможности избегал троек. За предметы специальные, мне необходимые, получал только «отлично».
Кстати, я пообещал по окончании института отыграть там сольный концерт. Хотел приурочить это к получению диплома, но как-то не получилось. Теперь выступление это перенесли на сентябрь. Но поскольку я обещал, думаю, слово свое сдержу.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ
Анатолий ЖАРКОВ,
заведующий кафедрой культурно-досуговой деятельности Московского государственного университета культуры и искусства:

 — Алексей пришел в мою группу на третьем курсе, когда мы с ребятами уже ставили художественно-публицистические программы. Сразу договорились, что никто не пропускает занятий (здесь никаких индивидуальных графиков быть не могло, потому что у нас групповой показ). Алексей добросовестно посещал репетиции — правда, он приходил на них со своим звукооператором, но никаким образом не выделялся, вел себя скромно, без претензий на гениальность. Меня умиляло, как он ходил по вузу: опустив голову, видимо, чтобы никто его не узнал…
С его появлением вся группа как-то сразу собралась, каждый старался показать себя с наилучшей стороны.
Как оказалось, и у нашего нового студента не пропало желание учиться. Все обращенные к нему замечания он сразу исправлял. Мне иногда не нравилась, допустим, одежда, в которой он приезжал (он всегда приходил в кожаных штанах, в ботинках на высокой платформе), для нашей программы о 1970 -х годах совсем неподходящей, — и девочки подобрали ему другой костюм. И с этим ему пришлось смириться. Другое дело, что в выборе репертуара мы шли ему навстречу, принимали его готовые песни и не заставляли разучивать новых. И это, наверное, был единственный компромисс.
Помню, он очень переживал за свою дипломную работу, хотя она у него хорошая получилась — называлась «Теоретические и методические основы шоу-бизнеса». За нее он получил «отлично». После этого у него возникла идея получить красный диплом. Мы так и думали, что он на него идет, а когда посмотрели — оказалось, что ему надо пересдавать девять предметов. Прикинули, как это можно сдать, — получалось, что ему каждый день надо по два экзамена пересдавать. Такое не потянуть. Только к психологии нужно месяц готовиться. К тому же появились новые предметы, как, например, новая концепция естествознания — этого он на первых курсах не проходил. Но троек у него было немного.


Николай Басков,
аспирант консерватории

Заканчивая Гнесинку, Басков дал благотворительный концерт — в фонд своих преподавателей.

 — С 2001 года я являюсь аспирантом Московской государственной консерватории имени Чайковского. До этого я закончил Российскую академию имени Гнесиных по специальности «сольное оперное пение», кстати, с красным дипломом. Собираюсь писать диссертацию и защитить кандидатскую. Это даст мне возможность преподавать не только в музыкальных училищах, но и в высших учебных заведениях. Когда я поступал в аспирантуру, у меня как раз проходили концерты, и я не мог петь на экзамене в назначенный день вместе со всеми поступающими. Мне перенесли экзамены на другое число, и я отдельно сдал вокал и философию. Кстати, тяжелее всего дается мне именно философия и еще эстетика.
Осталось мне учиться год в аспирантуре, и еще один год уйдет на написание диссертации и защиту кандидатской. Имея звание заслуженного артиста, после окончания сразу получу звание доцента. Когда я заканчивал Гнесинку, дал концерт, все деньги от которого перечислил в фонд педагогов вокального факультета академии. И когда буду заканчивать аспирантуру, в Большом зале Консерватории тоже дам благотворительный концерт, чтобы все средства пошли на консерваторию. На мой концерт придет Монтсеррат Кабалье.
Я часто бываю на гастролях и очень благодарен преподавателям за то, что они понимают мое частое отсутствие на лекциях, и за то, что всегда дают возможность перенести тот или иной экзамен. Я вообще стараюсь вести себя так, чтобы ни в коей степени мое «громкое имя» не повлияло на отношения с преподавателями или на учебу, веду себя как обычный студент, стараюсь не выделяться и тем самым не создавать себе никаких проблем.
Шпаргалки? Нет, я ими не пользуюсь. Я же пою. Главное в нашей работе — иметь хорошую память. Я пока молодой, поэтому и память есть. Нет, я не могу себя назвать таким уж и прилежным. Как это бывает со всеми студентами, иногда прогуливал лекции, ходил на дни рождения или в кино, но, когда дело касалось сессии, я становился ответственным человеком. И преподавателей всегда уважал. Дело в том, что моя мама сама закончила Педагогический институт имени Ленина, и поэтому я знаю, что это за работа.


Алсу,
студентка Российской академии театрального искусства

«Индивидуальная программа» — это не значит, что я в институте совсем не появляюсь. Хожу. Преподаватели, конечно, знают, кто я, но круглых глаз никто не делает".

 — Раньше я часто говорила в интервью, что после школы хотела бы учиться на дизайнера. И теперь меня, естественно, спрашивают: зачем же тогда я пошла в РАТИ? Но кино меня всегда интересовало. И дизайн интересовал — тут я говорила чистую правду. Основы этой специальности я получила еще в Англии. Она, кстати, до сих пор меня привлекает, но если раньше я собиралась стать дизайнером по интерьерам, то теперь — по одежде. Я довольно долго обдумывала, в какой же области продолжить свое образование. И в итоге предпочла сделать акцент на дисциплинах, которые пригодятся на сцене.
Поступала я в РАТИ вне общего потока, но на общих основаниях. Мне разрешили сдавать экзамены после всех — в октябре, чтобы я смогла вписаться в гастрольный график, но сразу сказали: никаких скидок как «звезде» делать не станут. Поэтому на вступительных я очень нервничала, как все абитуриенты. Экзаменов было два: творческий и сочинение. На творческом читала стихотворение Рождественского «Человеку мало надо» и басню Крылова «Кукушка и Соловей». Сочинение написала на четверку, но тем не менее поступила.
Сейчас я на втором курсе. Занимаюсь по индивидуальной, специально для меня разработанной программе. Благодаря чему могу учиться и продолжать певческую карьеру без ущерба для того и другого. В институте вроде как мною довольны. Единственное — приходится быстро восполнять пробелы в области русской литературы, классики. Раньше были проблемы и с русским языком. Но это в прошлом: я все больше живу в России. А вот Пушкин, Лермонтов, Гоголь… Для меня это темный лес. Даже в пределах школьной программы — ведь училась-то я в Англии.
Сессии сдаю опять же на общих основаниях. К последней — летней — готовила отрывок из «Укрощения строптивой», Катарину. Сдала на «отлично». Уже сейчас мне предлагают роли в кино, сценарии присылают. Но роли все не мои. Я хотела бы сыграть Джульетту или такую героиню, которая досталась Уитни Хьюстон в «Телохранителе». А предлагают роль девочки, которая, приехав из провинции, завоевывает место под солнцем в шоу-бизнесе, — хорошей, пробивной девочки… Но это не мое. Какие-то роли отвергаю я сама, какие-то «выбраковывает» мой продюсер.