Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

В Россию с любовью

Разговоры о том, что над съемочной площадкой 22-го фильма бондианы «Квант милосердия» повис какой-то злой рок, не прекращались все время, пока шла работа над картиной

22 октября 2008 18:07
782
0

Однако приехавшие в Москву на прошлой неделе авторы ленты — исполнитель роли агента 007 Дэниел Крейг, девушка Бонда Ольга Куриленко, режиссер Марк Форстер и сыгравший одного из злодеев актер Анатоль Таубман (на фото) — с радостью опровергли все эти слухи. «МК-Бульвар» поспешил узнать подробности, оставшиеся за кадром фильма «Квант милосердия».

Однако приехавшие в Москву на прошлой неделе авторы ленты — исполнитель роли агента 007 Дэниел Крейг, девушка Бонда Ольга Куриленко, режиссер Марк Форстер и сыгравший одного из злодеев актер Анатоль Таубман (на фото) — с радостью опровергли все эти слухи. «МК-Бульвар» поспешил узнать подробности, оставшиеся за кадром фильма «Квант милосердия».


ДЭНИЕЛ КРЕЙГ: «Машину я вожу так себе»


Дэниел Крейг приехал в Москву с перебинтованной правой рукой: незадолго до этого ему сделали операцию на плече, поврежденном еще во время съемок «Кванта милосердия». Однако, несмотря на дискомфорт и продолжающуюся боль, Дэниел выглядел бодро и не растерял свое чувство юмора. «МК-Бульвар» смог убедиться в этом в личной беседе с кинозвездой.

— Дэниел, говорят, в «Кванте милосердия» не будет знаменитой фразы: «Бонд, Джеймс Бонд». Это правда?

— На самом деле фраза «Бонд, Джеймс Бонд» была в оригинальном сценарии. Но, когда мы начали снимать эту сцену, поняли, что в этом эпизоде она не работает, и отказались от нее. Но тем не менее фраза есть в фильме, хотя и несколько измененная.

— А еще говорят, что не будет также «Смешивать, но не взбалтывать»…

— Не беспокойтесь, Бонд пьет свой любимый коктейль. (Смеется.) Даже шесть коктейлей, но за один раз. И они, как положено, смешаны, но не взболтаны.

— А вы сами любите выпить?

— Не прочь иногда. И в том числе мне нравится ваша водка. (Улыбается.)

— Вы ведь уже не первый раз в Москве.

— Да. Впервые я был в Москве в 1989 году. А потом еще несколько раз. И каждый раз, когда я приезжаю, замечаю, как меняется ваш город, как хорошеет. К сожалению, сейчас я здесь всего на один день. Но я побывал в Оружейной палате, в Кремле, и мне там очень понравилось.

— Известно, что в начальной сцене «Кванта милосердия» трюков больше, чем во всем «Казино «Рояль». Ваш герой там так мастерски управляет автомобилем. Вы сами исполняли все эти трюки?

— В «Кванте милосердия» трюки были очень опасные. Мы снимали их на большой высоте и на большой скорости, поэтому лишь малую часть из них я делал сам. А по-другому мне бы и не позволили. Да и вожу я, если честно, так себе. За рулем я лучше всего чувствую себя, когда передо мной на трассе никого нет. (Смеется.)

— А какой трюк вам дался тяжелее всего?

— Самой сложной была сцена свободного падения. По сюжету мы с героиней Ольги Куриленко выпрыгивали из самолета. Но так как снимать это вживую было бы невозможно, съемка велась в аэродинамической трубе в Великобритании. Она была построена Министерством обороны для авиационных исследований, а с 2005 года является центром парашютного спорта. Ее диаметр пять метров, а длина — восемь, и в ней можно ощутить, что чувствует человек, находящийся в свободном падении со скоростью больше 270 км/ч. Нам с Ольгой пришлось тренироваться несколько недель ради всего одного дня съемок в этой аэродинамической трубе.

— Помимо трубы для этого фильма вам пришлось дольше тренироваться, чем для «Казино «Рояль»?

— Да примерно столько же. Но это были совсем другие тренировки. Мне нужно было быть очень хорошо подготовленным физически. Да я и в «Казино «Рояль» выглядел здоровым и накаченным, но это не совсем то, что требовалось для «Кванта милосердия»: тут нужна была не только видимость, но и сила, и выносливость. Хотя сейчас я уже не такой, каким был во время съемок: постепенно теряю форму. Но в душе остаюсь таким же сильным и выносливым. (Смеется.)

— И чем отличались ваши тренировки?

— На этот раз я больше бегал и прыгал, нежели просто качался. Также работал над координацией и развивал быстроту реакции, чтобы максимально избежать травм на площадке. Хотя, как вы знаете, полностью мне это не удалось. (Улыбается.)

— Вы принимали участие в выборе актеров. Почему на роль девушки Бонда было решено взять Ольгу Куриленко?

— Найти красивую девушку с актерскими способностями непросто, но Ольга сразила нас всех. В ней есть эта удивительная ледяная отстраненность, которая так важна для этой роли, потому что и ее героиня Камилла, и Бонд жаждут мести. Они не слишком охотно сходятся, и это особенно интересно, потому что мы развиваем сюжет «Казино «Рояль», фильма, в котором Бонд остался с разбитым сердцем. Поэтому сделать так, чтобы он сразу же влюбился в кого-то еще, было бы глупо.

— Вы уже подписали контракт на участие как минимум в двух последующих фильмах про Бонда. Уже что-то известно о 23-й серии бондианы? Будет ли она продолжением «Кванта милосердия»?

— На самом деле у нас пока никаких планов еще нет. Но 23-й фильм вряд ли будет продолжением двух предыдущих, потому что «Квант милосердия» — продолжение тех коллизий, которые были не завершены в «Казино «Рояль». Но теперь все точки над i расставлены, и мы можем приступить к новой работе с чистого листа.

— А что может заставить вас отказаться от роли Джеймса Бонда?

— Деньги. (Смеется.) А если серьезно — даже не знаю. На самом деле самое страшное в актерской профессии — потерять энтузиазм. Потому что продолжать актерскую карьеру лишь потому, чтобы порадовать свое эго, это неправильно.


ОЛЬГА КУРИЛЕНКО: «Я не смогу сыграть, что люблю человека, если это не так»

Когда Ольгу Куриленко — никому не известную модель и актрису родом из Украины и живущую во Франции — утвердили на роль девушки Бонда в «Квант милосердия», многие были удивлены. Поэтому Ольга не очень любит, когда ее спрашивают, почему выбрали именно ее. Однако «МК-Бульвару» Куриленко все-таки призналась, что ей пришлось сделать, чтобы получить заветную роль.

— Ольга, помимо того что вам пришлось пройти тяжелую физическую подготовку для роли Камиллы, вам также надо было освоить испанский акцент, ведь ваша героиня родом из Боливии…

— Да. Причем я начала изучать испанский акцент даже еще до того, как меня утвердили, потому что на последнем кастинге мне уже нужно было говорить с этим акцентом. Ведь претенденток на роль Камиллы было очень много. И среди них были девушки и из Испании, и из Латинской Америки. А как было убедить режиссера и продюсеров в том, что на эту роль надо взять именно меня: девушку из Украины, живущую во Франции? Только доказав, что я могу с ней справиться. И даже потом, уже на съемках, я постоянно продолжала учиться, работать вместе с репетитором над произношением. К тому же у меня есть друзья в Испании, и перед тем как уехать на съемки, я записала их голоса, их испанскую и английскую речь. И слушая, в чем разница, пыталась им подражать.

— Ваша героиня — единственная девушка Бонда, которая не спит с Бондом. Не было обидно?

— (Смеется.) Да нет.

— Но, может быть, хотелось бы?

— Я приняла свою роль такой, какая она есть. Но если бы была постельная сцена, я бы не отказалась. Тем более если бы эта сцена снималась, как в других фильмах: когда почти ничего не видно, а лишь только все угадывается. (Улыбается.)

— Возможно, для любой актрисы роль девушки Бонда — мечта. Вы ее исполнили. О какой роли вы теперь мечтаете?

— Главное, чтобы моя следующая роль была не похожа на эту. И поэтому сейчас, когда я читаю сценарии, я ищу то, чего я раньше еще не делала. Может, какую-то комедийную роль. Это мне, кстати, сказал и режиссер фильма «Кирот», в котором я недавно закончила сниматься в Израиле. Он считает, что мне обязательно надо попробовать себя в комедии, потому что, по его мнению, я могу быть очень смешной.

— А что ваш модельный бизнес? Вы не собираетесь в него возвращаться?

— Нет. Хотя я ни в коем случае не хочу сказать о нем ничего плохого. Это была работа, которая позволила мне есть, одеваться, быть независимой, помогать своим близким. Благодаря модельному бизнесу я живу сейчас так, как живу. Он же позволил мне стать актрисой и выбирать роли, ведь я далеко не на каждую роль соглашаюсь. У меня есть друзья-актеры в Париже, которые порой берут все роли подряд, даже те, которые им не нравятся. Но им нужны деньги, и они вынуждены это делать. Я же не соглашаюсь на то, что мне не нравится. И эта возможность сказать «нет» есть у меня благодаря модельному бизнесу. Но он не дает мне внутреннего удовлетворения, которое дает актерская игра, где я могу раскрыться. К тому же я могу сказать, что заплатила свои долги. Я отработала моделью десять лет, мне было тяжело, я много ездила, у меня не было дома, я жила в отелях, я была одинока. Так что, мне кажется, теперь я уже могу перейти на что-то новое. Тем более я всегда хотела быть актрисой, с тех пор как занималась в драмкружке на Украине.

— Вы говорите, что были одиноки. А сейчас?

— И сейчас я большую часть времени одна. Но я из тех людей, которые не могут довольствоваться малым и лишь бы быть с кем-то. То есть, если нет того, кто тебе подходит, если нет искры в отношениях, лучше быть одной. В этом смысле я очень плохая актриса: я не смогу сыграть, что люблю человека, если на самом деле это не так.

— И модельный бизнес и работа в кино отнимают много сил. А как вы отдыхаете?

— Для меня очень важен сон. Я не из тех людей, которые обожают спать, и не могу проваляться целый день в кровати, но мне нужен минимум. И, к сожалению, мой минимум не шесть часов. Ведь во время сна мы теряем драгоценное время, которое можно потратить на что-то полезное. Но нужно следовать природным инстинктам, а мне, чтобы восстановиться, требуется восемь часов. А вообще я люблю спокойный отдых, посидеть дома, подумать, почитать.

— А что вы сейчас читаете?

— Недавно прочла «Мемуары хорошо воспитанной девушки» Симоны де Бовуар. А сейчас на самом деле в основном читаю только сценарии. (Смеется.)

— А среди этих сценариев есть предложения от российских режиссеров?

— Нет. Меня здесь никто не знает.

— А вы бы хотели сняться в российском фильме?

— Да. Почему бы и нет. Мне очень нравится ваш режиссер Андрей Звягинцев. Он гений. У него ведь всего два фильма, правильно?

— Да.

— Да, он молодой режиссер. Но уверена, станет большим режиссером. С мировым именем.


АНАТОЛЬ ТАУБМАН: «Я никогда не был фанатом бондианы»

Анатоль Таубман, сыгравший в «Кванте милосердия» правую руку главного злодея, сразу поразил «МК-Бульвар» своим чувством юмора и знанием русского языка. «Привьет! Как дьела?» — прочитал актер по бумажке практически без акцента и широко улыбнулся, оставшись довольным произведенным впечатлением.

— Анатоль, у вас потрясающее произношение. Я знаю, что вы владеете несколькими языками, но ведь русский — довольно сложный язык.

— Да, сложный. Но очень красивый. И если бы у меня была пара лишних дней, я бы не нуждался в этой бумажке, по которой читаю специально переведенные для меня фразы, и мог бы уже немножко говорить сам. Мне очень нравится учить языки. Я разговариваю на французском, итальянском, немецком, швейцарском, немецком, английском и иврите.

Живу я в Берлине, где, как вы знаете, довольно много русских. Например, в химчистке, куда я сдаю одежду, приемщица — русская. И я не могу дождаться момента, когда приду к ней и спрошу: «Елена, как дьела?» (говорит по-русски. — «МКБ»).

— А как вам в Москве?

— О, Москва произвела на меня огромное впечатление, хотя мы прилетели сюда всего на один день. Для меня вообще приехать в Россию было очень важно, ведь мой дедушка отсюда — из Санкт-Петербурга. Но мне хотелось бы посмотреть настоящую, живую Россию, погулять по улочкам Москвы, побывать в глубинке, окунуться в вашу жизнь.

— Вы играете злодея по имени Элвис. Обычно актеры говорят, что злодеев играть интереснее. Это так?

— Да всех интересно. Я всегда, когда начинаю работу над ролью, пишу биографию своего персонажа, даже если она не появляется в картине. Я придумал, что мой Элвис из «Кванта милосердия» родом из Марселя. Его мать — француженка, отец — марокканец, работающий торговцем на блошином рынке. И однажды в доме моего героя, который никогда не слышал западную музыку, появляется пластинка Элвиса Пресли. Он слушает ее, подпевает, за что родители начинают называть его Элвисом. Эту историю я рассказал режиссеру, и она так ему понравилась, что он решил вставить ее в фильм.

— Помимо, разумеется, «Кванта милосердия», какой фильм бондианы вам нравится больше всего?

— Я вообще-то никогда не был фанатом бондианы. Но в свое время был большим поклонником группы Duran Duran. Поэтому первым фильмом про Бонда, который я посмотрел, был «Вид на убийство» (1985) с Роджером Муром в главной роли. И пошел я на его премьеру только потому, что заглавную песню картины A View to a Kill исполняла группа Duran Duran. Классическим Джеймсом Бондом я, конечно, считаю Шона Коннери. А из современных мне больше всего нравится Дэниел Крейг.

— Расскажите о своей работе с Дэниелом Крейгом.

— (Читает по бумажке. — «МКБ»): Я очьень увашаю и восхишаюсь Дэниел Крейг. Его дисциплиной и концентрацией. Он настоящий мушкетер и отлично работает в команде. (Улыбается и переходит на английский.) Он удивительный человек. Я знал его и до съемок в фильме, и знал, что он очень хороший актер. Но что меня поразило: из 109 дней, что снимался фильм, он был на площадке 101. Вечером мы иногда шли в бар, чтобы выпить вина, отдохнуть. И каждый раз он говорил, что ему бы очень хотелось к нам присоединиться. Но: «Мне надо еще немного порепетировать, подучить слова, поработать над трюками, потом в спортзал, а потом мне надо хоть немного поспать», — говорил Дэниел. И так каждый день.

— А от самих съемок какое у вас осталось самое яркое впечатление?

— Я расскажу вам потрясающую историю. Мы снимали сцену встречи всех злодеев в Панаме, которая у нас выступает в качестве Боливии, в середине февраля. А потом в июне Марк Форстер неожиданно говорит: «Мне нужно, чтобы в той сцене, которую мы снимали в Панаме, появились также герои Дэвида Харбора и Джеффри Райта». И Джеффри Райт, и Дэвид Харбор уже снимались в это время в США в других фильмах. Да и мы уже давным-давно были не в Панаме, а в Лондоне. Но за неделю на студии Pinewood были построены декорации, точь-в-точь повторяющие съемочную площадку в Панаме. Джеффри и Дэвида доставили в Лондон, сделали им грим и парики, чтобы они выглядели как раньше, и сняли сцену, которая в фильме заняла всего две секунды. Вот это для меня и есть настоящий «Джеймс Бонд»!