Архив

Анна Казючиц: «Терпеть не могу женщин, которые показывают все свои прелести»

Родители ее назвали Анной, а по белорусскому паспорту она — Ханна. Фамилию этой девушки тоже с первого раза не выговоришь, но это не мешает ей уже несколько лет умело завоевывать российские экраны. Играя привлекательных особ, Аня писаной красавицей себя не считает. В повседневной жизни старается не выделяться, но, несмотря на это, мужчины готовы ради нее на настоящие подвиги.

5 февраля 2007 03:00
6554
0

Родители ее назвали Анной, а по белорусскому паспорту она — Ханна. Фамилию этой девушки тоже с первого раза не выговоришь, но это не мешает ей уже несколько лет умело завоевывать российские экраны. Играя привлекательных особ, Аня писаной красавицей себя не считает. В повседневной жизни старается не выделяться, но, несмотря на это, мужчины готовы ради нее на настоящие подвиги.

— Как правильно вас называть: Ханна или Анна?
 — Родители меня назвали Анной, а в белорусском паспорте написано «Ханна» (после распада СССР там стали все имена переводить на белорусский манер). Получилась такая путаница. Поначалу я хотела позиционировать себя в кино как Ханну, но потом поняла, что при моей фамилии это будет слишком экзотично. Все-таки я снимаюсь в России, где лучше воспринимаются славянские имена.
— Выходит, вы родом из Белоруссии?
 — Я родилась в Норильске, какое-то время жила с родителями в Красноярске, а потом мы всей семьей переехали в Минск, где папе предложили работу в театре. Он у меня был актером и в свое время закончил Щукинское училище. Его не стало, когда ему было 34 года. С тех пор прошло уже 13 лет.
— Ваша мама до сих пор живет в Минске?
 — Да. Раньше она работала в туберкулезном диспансере, потом ей все это надоело, и она стала терапевтом. После смерти отца мама вновь вышла замуж, но ничего хорошего из этого не получилось. Сегодня мама не замужем, но и не одна. Мы с сестрой очень хотим ее забрать сюда. Но мама сказала, что переедет в Москву только в том случае, если мы родим ей внуков.
— Чем занимается ваша младшая сестра?
 — Таня младше меня на 2,5 года. Сейчас она учится на втором курсе Щукинского училища. Таня просто мечтает сниматься в кино, все время просит, чтобы я взяла ее с собой. Но, пока она не закончила первый курс, я отказывалась даже звонить своим знакомым фотографам, чтобы они сделали ей портфолио. Таня поначалу дулась, а потом поняла меня. С сестрой мы большие друзья, вместе живем, снимаем однокомнатную квартиру.
— Сами в Минске часто бываете?
 — Не часто, хотя я люблю Минск, он мне нравится моими воспоминаниями. Я училась в экономическом классе! И подавляющее большинство моих одноклассников поступили на экономический. Я же с детства играла в театре, и они всем классом ходили на меня смотреть. А вообще я в школе отвратительно училась, особенно мне не давалась химия. Зато в Щуку я в 16 лет с первого раза поступила!
— Вас часто узнают на улице?
 — Узнают, и мне от этого становится неудобно. Особенно не люблю, когда на меня в метро в упор смотрят. Для такого случая я ношу бейсболки. Но если в Москве люди реагируют лишь на знакомое лицо, то в регионах меня знают по сериалу «Обреченная стать звездой». Недавно мы снимались под Смоленском, так там всей деревней пришли фотографироваться!
— Как сегодня у вас с кинопредложениями? Сидите и ждете, когда пригласят, или сами себя проталкиваете?
 — А я не умею сама себе дорогу пробивать. Туда, где я снималась, я попадала совершенно случайно. В основном через агентства, в которые кто-то без моего участия размещал мои фотографии. А в фильм «Воровка» (там я сыграла 17-летнюю стерву) меня порекомендовала мой педагог Анна Дубровская.
— Существуют ли причины, по которым вы можете отказаться от хорошей роли?
 — Как-то мне предложили главную роль в одном сериале, где я должна была сыграть цыганку. Передо мной поставили условие — покрасить волосы в черный цвет. А история была аж на 200 серий! И я отказалась… Зачем красить беленькую, когда можно взять черненькую? Но я не капризна, для меня главное — масштабность фильма. Ради хорошей роли я готова практически на все.
— Вы сами себя можете назвать человеком без комплексов?
 — Нет, у меня их много. Думаю, что все это из-за неуверенности в себе. Мне часто кажется, будто я делаю что-то не так. Из-за этого могу быть неразговорчивой и отстраненной.
— Однако неуверенность в себе не мешает вам раздеваться перед камерой…
 — Я снялась обнаженной только в фильме «Мы умрем вместе». По творческим соображениям режиссера хотели показать не совсем здоровую страсть совсем молодых людей. Если честно, то мне нелегко было на это решиться и я не горела желанием раздеваться. Поначалу я переживала, а потом меня успокоила мама. Она сказала, что все было очень красиво и весьма уместно.
— Для вас важно быть сексуально привлекательной в жизни?
 — Я ничего специально для этого не делаю и не люблю женщин, которые выпячивают все свои прелести. По-моему, это только отталкивает.
— А на диете сидите?
 — За последние полтора года я похудела на 7 кг! При росте 170 я вешу 52 кг.
— Как вам это удалось?
 — Я влюбилась, и сразу пропал аппетит. А когда перестала худеть от любви, то начала таять от того, что появилось много работы. Если я нервничаю, то практически не ем.
— Из-за кого вы потеряли аппетит? Кто ваш избранник?
 — Актер. Но имя его я вам не скажу. Мы познакомились на кинофестивале в Ханты-Мансийске. Можно сказать, что это была любовь с первого взгляда. Мой любимый старше меня на 20 лет.
— Что ваша мама говорит по этому поводу?
 — Мама не против нашей разницы в возрасте, ее это даже забавляет. Они друг друга называют по именам и прекрасно находят общий язык.
— У вас много поклонников?
 — Хватает. Но после кровавой разборки, которая произошла год назад, я их опасаюсь. А дело было так. Сначала стали приходить SMS-сообщения с комплиментами и с предложениями о встрече. Я, естественно, их игнорировала. А потом — бесконечные звонки с последующим молчанием в трубке… В конце концов мне все это надоело, и я позвонила надоедливому поклоннику с просьбой не тревожить меня. На какое-то время звонки прекратились, и я об этом забыла. А где-то через месяц ко мне в дверь (я была в это время с сестрой и своим мужчиной) позвонил пьяный тип лет 30 и начал признаваться мне в любви. Не желая слушать все это, я захлопнула перед его носом дверь, а любимому сказала, что кто-то ошибся (не хотела, чтобы он полез выяснять отношения). Но мой воздыхатель на этом не успокоился: вышел на улицу и стал швырять камни в окна. Однако спьяну он не рассчитал и разбил стекло соседки. Та, не дожидаясь приезда милиции, сама набросилась с кулаками на хулигана. Видя все это, в потасовку включился и мой любимый.
— Кто кого победил?
 — Если бы вы видели моего мужчину, то у вас бы такого вопроса не возникло. Он у меня большой и сильный! (Смеется.) После приезда милиции я написала заявление. Но потом забрала его. Стало жалко человека.
— Поклонники поклонниками, а замуж вы собираетесь?
 — Годика через 2—3 я об этом подумаю. А пока хочется, чтобы меня саму кто-нибудь повоспитывал.
— Вы девушка с большими требованиями?
 — Конечно. Для меня в мужчине главное — это уравновешенная нервная система. Я эмоциональна, могу вспылить, и мне нужен человек, который бы умел гасить все это и относиться ко мне с взаимопониманием. Еще я люблю умных и веселых мужчин. Если говорить о внешности, то мне нравятся светлоглазые и высокие мужчины (от 180 см), со спортивной фигурой. А вот качков не люблю.
— Ваш нынешний мужчина соответствует всем вашим параметрам?
 — Он обаятельный, светлоглазый, умный и веселый, но вспыльчивый.
— Как же вы уживаетесь?
 — А у нас по-разному бывает. Случаются и скандалы. Иногда доходит до того, что некоторое время мы вообще не общаемся. И все потому, что никто не хочет идти на компромисс. Мы оба очень упрямые.
— Говорят, вы девушка очень самостоятельная и копите на квартиру, не дожидаясь помощи со стороны. Наверное, во многом приходится себе отказывать?
 — Не без этого. Пока у меня меньше половины от нужной суммы. Хочется верить, что через полтора года я на квартиру накоплю. У меня своя схема. Все заработанное делю на три части: плата за квартиру, то, что можно потратить, и то, что можно отложить. Потратить можно максимум половину. Но иногда я себе позволяю расслабиться. Все-таки хочется жить сегодняшним днем и не отказывать себе в чем-то приятном.
— На одежду много тратите?
 — Если я понимаю, что понравившаяся вещь не блажь и не каприз, — я ее покупаю. Потрачу все, что есть в кошельке.
— Какой стиль вы предпочитаете?
 — В повседневной жизни я люблю ходить в джинсах, майках и кепках. А в вечерней одежде мне нравится что-нибудь весьма необычное. Например, у меня есть брючный полукомбинезон (с открытыми плечами и открытой спиной), который надевается на голое тело. Еще в моем шкафу висит женский фрак с брюками, жилеткой и «бабочкой». Я его купила на свадьбу друзей. Как увидела, так и подумала: «Вот, это то, о чем я мечтала всю свою жизнь!» Правда, всего два раза его надела. (Смеется.)
— В народе говорят: «Не родись красивой, а родись счастливой». Как в вашем случае? К вашей красоте окружающие доброжелательно относятся?
 — Скажете тоже… Я просто симпатичная. Однажды, когда пробовалась к Карену Шахназарову, одна ассистентка по актерам мне сказала: «Аня, ну мы же искали абсолютно красивую девушку!» Но у меня нет комплексов по поводу внешности. Я не боюсь быть некрасивой и не боюсь плохо выглядеть.
— Что вам в себе не нравится?
 — Мне не нравятся мои нос и подбородок.
— О чем вы сейчас мечтаете?
 — Мне хочется поехать в Бразилию, на карнавал. Конечно, с любимым. А если соберется компания, будет еще лучше. То, что я видела по телевизору, произвело на меня неизгладимое впечатление. Все эти танцы, обнаженные тела, жаркий темперамент — это что-то!