Архив

Артем Ткаченко: «До встречи с Равшаной я думал, что до тридцати не женюсь»

После нашумевшего «Меченосца» Артем Ткаченко, скромный парень из Калининграда, что называется, проснулся знаменитым. Его зеленые глаза уже притягивают женщин с экрана, и он вполне претендует на роль нового секс-символа. Правда, с занятым сердцем. Так как в минувшем году обрел не только популярность, но и статус женатого мужчины. «МК-Бульвар» решил пообщаться со свежим приобретением российского кинематографа, а заодно устроить молодоженам романтический вечер при свечах.

5 февраля 2007 03:00
3956
0

После нашумевшего «Меченосца» Артем Ткаченко, скромный парень из Калининграда, что называется, проснулся знаменитым. Его зеленые глаза уже притягивают женщин с экрана, и он вполне претендует на роль нового секс-символа. Правда, с занятым сердцем. Так как в минувшем году обрел не только популярность, но и статус женатого мужчины. «МК-Бульвар» решил пообщаться со свежим приобретением российского кинематографа, а заодно устроить молодоженам романтический вечер при свечах.


неСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Ткаченко Артем родился 30 апреля 1982 года в Калининграде, где окончил театральный лицей. Выпускник Щепкинского училища. Работал в театре «Шалом». Снялся в фильмах «Мечтать не вредно», «Даже не думай−2», «Бухта Филиппа», «Ненасытные», «Меченосец». Женат. Жена — актриса Равшана Куркова, сыгравшая в картинах «Мертвые дочери» и «Три девушки».


— Артем, в «Меченосце» есть красивая история любви, которая получилась столь яркой не только благодаря Чулпан Хаматовой… Мужская красота тоже страшная сила. Скажите, как рано вы стали наблюдать явное неравнодушие к вам со стороны слабого пола?

 — Ну что значит — неравнодушие противоположного пола? Штабелями, по крайней мере, вокруг меня никогда не укладывались. В детстве даже смеялись, ведь я был крайне низкого роста и с огромными ушами… Но в принципе нравился, конечно, девчонкам еще со школы, особенно когда немного подрос и уши пригладились сами собой…

— И как они проявляли свое внимание?

 — Помню, классе в пятом у нас было принято заполнять всевозможные анкеты, разрисованные цветными фломастерами, и даже среди мальчишек не считалось зазорным написать что-нибудь в девчачью анкету, так вот, там честно признавались, кто кому симпатизирует. И таким образом я выявил свою поклонницу, которая была одной из самых красивых девчонок в классе и мне тоже очень нравилась.

— Вы натура увлекающаяся?

 — Нет, я скорее постоянный. Влюбляться каждый день в новый объект не умею.

— Режиссер Филипп Янковский признавался, что искал на роль в своем фильме актера с брутальной внешностью врубелевского Демона… У вас у самого существуют противоречия между внешним обликом и внутренним миром?

 — Никаких. И, между прочим, меня никогда никто не воспринимал как мрачного и грозного персонажа. Я чаще бываю веселым и крайне редко насупившимся. А в кино просто стремился попасть в образ своего героя.

— Вы еще довольно молодой человек, вам свойственны какие-нибудь необдуманные поступки?

 — В юности мог вспылить, подраться… Из ревности, защищая справедливость или отстаивая свою позицию.

— А внешне вы все-таки больше похожи на трепетного поэта, чем на непобедимого борца…

 — Но я вообще спортивный парень. В детстве занимался и плаванием, и бегом, и легкой атлетикой, и единоборствами, и акробатикой. В институте делал успехи в фехтовании. А вот на тренажерах, накачивающих мышцы, да, никогда не тренировался.

— Знаете, прочитав о ваших пристрастиях гулять в одиночку по улицам Москвы в дождливую погоду, наслаждаться звуками органа в соборе, желании освоить фортепьяно, научиться рисовать и выучить французский, воображение сразу написало для вас идеальную роль — прекрасного принца. В детской сказке сняться не мечтаете?

 — С удовольствием. Нам не хватает подобного кино. Но принцы, на мой взгляд, должны быть блондинами. Как Харатьян в молодости. Что же касается моих пристрастий… Сейчас я занимаюсь больше английским, а не французским, до фортепьяно пока не доходят руки: синтезаторов нет, как и нет места, где все это разместить. А симпатию к органной музыке мне привила мама. Будучи маленьким, я нередко ходил вместе с ней в наш великолепный органный зал в Калининграде. Но не надо из меня делать какого-то неземного героя. Я скорее романтик-реалист на позитиве.

— В актерский лицей вас направила мама, как считаете, что ее подтолкнуло к этому?

 — Видимо, она увидела во мне какой-то потенциал. У меня был с детства абсолютный слух, я пел… Причем до этого, казалось, она хотела меня отдать в цирковое училище. Но сейчас говорит, что этого не было. Просто я ее всегда смешил, и она называла меня клоуном.

— Вы в течение нескольких лет учились с сестрами Татьяной и Ольгой Арнтгольц. Как вам удалось не влюбиться в одну из этих красавиц?

 — Я с обеими играл любовь на сцене. А в жизни… Действительно, странно, почему не влюбился? (Смеется.) Может быть, изначально интуиция мне уже подсказала, что я буду знать этих людей в течение многих лет и относиться к ним, как к своим сестрам. Мы близкие друзья, и они частенько приезжают в гости.

— Ваша жизнь во многом развивается благодаря или вопреки?

 — Полагаю, что благодаря. Ломать обстоятельства под себя мне не приходилось. Все как-то довольно гладко происходило. И частенько мысли материализовывались. Вот захотел стать актером — и поступил с первого раза в театральный вуз, захотел поработать с хорошими режиссерами и сделать большие роли — получилось, и т. д.

— То есть вы еще и везунчик. Столица вас тоже приняла сразу?

 — Да. Тверская вся в неоновых огнях, огромные витрины магазинов, высотные дома и гамбургер, съеденный на двоих с однокурсником в «Макдоналдсе», меня купили с ходу. Я совсем не чувствовал себя тут маленьким и беззащитным.

— Тем не менее есть ощущение, что и тут вам удалось сохранить свой неспешный ритм жителя приморского города…

 — Это действительно так и есть. И я устаю от Москвы меньше, чем мог бы. Знаю, некоторые страшно тяготятся этим городом, а вот мне тут удобно.

— Какие новые проекты с вашим участием нас ожидают в ближайшем будущем?

 — Детектив «Русский треугольник», где у меня главная роль и я играю грузина, собственно, в грузинской ленте. Картина уже сделана. Кроме того, недавно снимался в фильме «Парни с Марса», а в настоящий момент у меня образовалась некая пауза. Я читаю сценарии, выбираю и нахожусь в ожидании.

— Кого бы вам очень хотелось сыграть?

 — Отрицательного, психически нездорового персонажа. Маньяка. Вот это любопытно. А если говорить о каком-то конкретном герое, то мечтаю сыграть Сальвадора Дали. Это мой любимый художник, и я прочитал о нем просто горы литературы.

— Вы тщеславны настолько же?

 — Нет. Я неравнодушен к самому киношному процессу, к этой «кухне», ее деталям… И для меня не является самоцелью повальное узнавание моего лица на улицах. Хотя иногда узнают. Правда, не так, конечно, как, допустим, Хабенского, с которым невозможно даже путь от машины к магазину преодолеть спокойно.

— Вы сегодня не числитесь в штате ни одного репертуарного театра, это потому что еще не нашли там своего режиссера?

 — Наверное, да, именно по этой причине. Хотя не уверен, что даже с суперталантливым режиссером меня сможет привлечь репертуарный театр. Другое дело — антреприза. Совсем недавно я вот получил такое предложение.

— Вас не видно в сериалах, это у вас принципиальная позиция?

 — Пока есть возможность выбирать достойное, я буду это делать. Сериалов предлагают много, но «Идиот» или «Доктор Живаго» выходят редко. К тому же мне неинтересно полгода играть одного и того же человека. Роль ведь приедается, становится скучной. Безусловно, можно соглашаться на все, пополнив тем самым свой бюджет, но в конце концов не в деньгах счастье. Не все сразу. Я не спешу. Думаю, все успею. К тому же не знаю, насколько правильно в моем возрасте зарабатывать огромные деньги, чтобы позволить себе и квартиру в центре, и загородный дом… В общем, пока меня все устраивает, и грешно жаловаться на жизнь: у меня есть где жить, есть машина, любимый кот и красавица-жена.

— Кстати, о ней. Об истории вашего знакомства с нынешней супругой два с половиной года назад на «Кинотавре» писали уже многие издания. Скажите, в чем было ее главное отличие от других женщин? Чем она вас поразила?

 — Я никогда до этого дня таких не видел и даже не мог себе представить, что они бывают: изящные, хрупкие, грациозные… Стоило мне увидеть Равшану, как я буквально ослеп. Меня обдало светом, теплом, от нее исходящим, и как бы пафосно это ни прозвучало, я действительно встретил человека, о котором мечтал. Оказывается, так бывает.

— Тогда спрошу, какие девушки всегда были в вашем вкусе?

 — Высокие. Над цветом волос никогда не задумывался, хотя поглядывал больше на светловолосых и не предполагал, что женюсь на жгучей брюнетке. В результате, как видите, выяснилось, что я отдаю предпочтение темненьким, а не блондинкам и рыжим.

— Вы схожи по характеру?

 — Наоборот — полная противоположность. Равшана эмоциональная, экспрессивная, взрывная, может расстроиться из-за мелочи, я же более рассудительный, частенько ее успокаиваю…

— Вы ревнивы?

 — Нет. Во-первых, жена мне не дает повода. А во-вторых, считаю это глупостью.

— Равшана ведь тоже актриса…

 — Она из кинематографической семьи и в двенадцать лет уже впервые появилась на экране. Позже Равшана закончила филологический факультет МГУ, но потом все-таки вернулась к былой страсти — то есть в актерскую профессию.

— Одна профессия предполагает совместные проекты?

 — Мы пересекались в кино несколько раз. В короткометражке Александры Большаковой «Медузы» играли любовь… Не могу сказать, что это проще простого: играть чувства с близким человеком. Страшновато, непривычно… Мне было не по себе, даже когда мы с Равшаной были в одном кадре (в другой короткометражке), где не являлись по сюжету любовниками. Но как бы то ни было, разумеется, мы готовы к предложениям от режиссеров на две главные роли в полном метре, но пока таковых нет.

— Расскажите, как прошла ваша свадьба?

 — Мы зарегистрировались шестнадцатого декабря теперь уже прошлого года. Торжество прошло точно по тому сценарию, по какому я хотел. В ресторане собралось не больше пятидесяти человек родственников и ближайших друзей, не было тамады, навязчивых криков: «Горько!», идиотских конкурсов, когда гостей насильно вытаскивают за руки из-за стола, и прочей чепухи. Был только один веселый конкурс для нас с Равшаной — нам завязали глаза, где-то поставили бокалы с шампанским, и мы должны были найти их, выпить залпом и поцеловаться. И вот этот конкурс был совсем не лишним и всех порадовал. Как и джазовый ансамбль, который мы пригласили. Эти пожилые мужчины в строгих черных фраках с «бабочками» играли нам на саксофоне и аккордеоне приятную блюзовую музыку… Поэтому атмосфера на нашем празднике была легкой, душевной и неназойливой. Люди спокойно расслаблялись, танцевали, общались. Никто не напился до поросячьего визга, драк не было. Все прошло чинно и благородно. А спустя три дня мы уехали в Индию, на Гоа, где провели две незабываемые недели.

— Семейный статус для вас органичен?

 — Да, я себя комфортно чувствую. Хотя когда-то утверждал, что до тридцати точно не женюсь. Но все вышло по-другому. Причем наша свадьба не была притянута за уши. Почему-то сегодня выработался некий стереотип, что если люди живут вместе, а потом вдруг женятся, то это может произойти либо по расчету, либо если женщина беременна. У нас многие спрашивали: «А что, у вас скоро ожидается прибавление, раз вы идете в загс?» Но мы просто к этому пришли — захотели официально оформить наши отношения.

— Как я понимаю, вы пока еще не обзавелись собственным жильем?

 — Нет. Квартиру снимаем недалеко от «Мосфильма», и, хотя она нам вроде бы чужая, мы ее очень любим. Это наше уютное гнездышко, которое мы свили и где нас каждый день встречает пушистый толстый кот по имени Йода. А несколько дней назад к нему прибавился еще один, пока что крохотный котенок, который сейчас заболел, и мы делаем все возможное, чтобы его вылечить, и переживаем за его судьбу.

— Откровенно говоря, вы меня удивили одним своим интервью, где признаетесь, что с упоением занимаетесь бытом и даже уборка за котом вас не смущает… Ни от одного мужчины-артиста подобного не услышишь.

 — А я натуральный домовой. (Смеется.) Обожаю смотреть кино вдвоем с женой, сидя на диване под теплым пледом. Или готовить что-то в четыре руки… К слову, готовлю я неплохо, даже имею пару своих фирменных блюд. Например, плов с бараниной: притом что у меня жена-узбечка и я вроде не имею к этому национальному блюду никакого отношения, он у меня выходит замечательно. Еще умею запекать в духовке курицу с картошкой и сыром. То есть по дому я делаю практически все. Только с электричеством проблемы. Вот недавно хотел включить гирлянду, не заметил оголенных проводов, и меня током ударило прямо на глазах мамы, жены, друзей и котов.

— Читала, что вы на досуге мастерите…

 — Мне нравится делать что-то своими руками, придумывать какие-то декоративные вещицы из хлама… Так, у нас в квартире есть миниатюрный импровизированный «сад камней», в котором я сделал маленький колодец, дерево, скамейку, дорожки… И все это стоит на полке. А когда мы въехали в эту квартиру, я изготовил люстру из каких-то подручных средств и стол. Нашел старую ободранную столешницу, привел ее в порядок, и теперь это прямо-таки эксклюзивная вещь, отделанная бамбуком, перевязанная грубыми веревками, со стеклом, под которым можно обнаружить цветы, зерна и вырезанного слона. Вот эта природная тема, «Хижина дяди Тома», мне очень близка.

— Ясно, что вы не гонитесь за роскошью… А на что вы можете потратиться не раздумывая?

 — На все что угодно. На путешествия никогда не жалко. И моя особая слабость — туфли. Хотя все-таки сейчас приходится учиться считать и копить деньги.