Архив

Гости из будущего

За деньги жильцов можно и от воды отключить

Скандальные истории кампаний по выбору системы управления домами в Подмосковье уже отгремели, однако отголоски их продолжают доноситься до сих пор. Люди попадают в самые нелепые передряги: от нескольких ТСЖ, одновременно управляющих домом, до арестованных счетов. Кто бы ни выиграл в этой войне, ее заложниками и невольными «спонсорами» все равно останутся жильцы.

14 января 2002 03:00
748
0

«Ни в сладостных мечтах, ни в самых страшных своих кошмарах я и представить себе не мог, что эту семейку ждет такой триумф», — сказал как-то Мэтт Гроунинг, создатель сериала «Симпсоны». Его смешные люди желтого цвета со странными прическами, из самого заурядного американского городка Спрингфилд завоевали Россию в 1996 году, а мир и того раньше — почти 15 лет назад. Теперь настало время его следующего творения — «Футурама», которому зарубежные телекритики прочат не менее ошеломляющий успех.

Мэтт Гроунинг родился в небольшом американском городке Бивертон в 1954 году. Он начал рисовать в раннем детстве на всем, что попадалось ему под руку. Его отец, Гомер Гроунинг, сам художник-мультипликатор, поощрял каракули своего сына. Но насколько Мэтт любил рисовать, настолько он терпеть не мог раскрашивать, потому что, по собственному признанию, почти никогда не попадал в линии.
В начальной школе он так увлекся рисованием комиксов, что совсем забил на уроки. Он считал, что достаточно лишь научиться читать — все остальное лишнее. И до сих пор теперь уже миллионер Гроунинг точно не знает, сколько же у него денег, потому что у него серьезные проблемы с арифметикой. Он продолжил бездельничать и в старших классах: практически все время Мэтт проводил на митингах вместе со своими друзьями-хиппи, с которыми они организовали партию. Помимо политических дел Гроунинг рисовал карикатуры в школьную газету. Все это продолжалось до тех пор, пока его из этой самой школы не выгнали.
С горем пополам закончив другое близлежащее учебное заведение, Мэтт решил податься в Лос-Анджелес. По дороге туда у него сломалась машина, и он, проведя на обочине несколько часов в ожидании помощи, придумал комикс «Жизнь в аду», героями которого стали два кролика Бинки и Шеб. Именно эти длинноухие животные принесли Гроунингу в 1980 году первую славу, когда он стал еженедельно печатать их в «Los Angeles Reader». Комиксовые зайцы прожили в этом издании целых пятнадцать лет.
В 1986 году известный продюсер телевизионной передачи «Трейси Улман шоу» канала «Фокс» Джеймс Л. Брукс — большой поклонник кроликов Гроунинга — предложил Мэтту снять по его комиксам мультик. Мэтт засомневался в правильности этой затеи, побоявшись, что это будет провал не только самого мультфильма, но и на всей его карьере поставит крест. И, сидя в приемной Брукса, за несколько минут до встречи нарисовал человеческую семью, имена, недолго думая, дал в честь членов своей большой семьи. Наброски настолько понравились всем собравшимся, что к съемкам приступили практически немедленно. Так за пять минут родились Симпсоны. В 1987 году в «Трейси Улман шоу» была показана первая анимационная 30-секундная короткометражка про Симпсонов. А вскоре они «доросли» и до получасовых серий. Симпсоны живут уже 13 сезонов. Они показаны более чем в 70 странах и считаются самым длинным ситкомом в телевизионной истории — даже занесены в Книгу рекордов Гиннесса.
И хотя Мэтт Гроунинг очень гордится успехом «Симпсонов», он давно мечтал снять другой сериал, фантастический. «Как-то в детстве я посмотрел фильм 56-го года „1984″. Я все ждал, когда космический патруль всех спасет. Но он так и не прилетел. Меня это жутко расстроило. Но я тогда уже понял, что у фантастики могут быть намного более веселые концовки, — рассказывает Гроунинг. — Я вообще в детстве прочитал очень много фантастики: от Айзека Азимова до Филиппа Дика. Я их всех обожаю, но их время уже прошло, потому что у большинства из них события разворачиваются в середине 90-х годов“. И в 1999 году он воплотил свою детскую мечту в сериале „Футурама“.
Название „Футурама“ Гроунинг позаимствовал у компании „General Motors“, павильон которой на Всемирной выставке в Нью-Йорке 1939 года назывался именно так. На огромной площади был создан действующий макет города предположительно 1960 года. Город будущего представал перед восхищенными зрителями просторным, чистым и процветающим. Великолепные небоскребы, зеленые бульвары и парки, широкие автострады и 50 тысяч автомобилей. Люди выходили из павильона с уверенностью, что видели будущее. Ну, а поскольку действие мультфильма Гроунинга происходит в 3000 году, то он тоже утверждает, что показывает будущее. „По крайней мере, оно же может быть таким“, — рассуждает Гроунинг.
Многие фанаты „Симпсонов“ обвинили Мэтта в повторении, высказавшись, что это будет абсолютно провальный сериал, и зареклись смотреть „Футураму“. На все выпады в свой адрес Гроунинг отвечает: „Да, эти мои герои похожи на Симпсонов. Но это не значит, что я хотел скопировать сам себя. Это случайность. Это все оттого, что я плохо рисую“. А вот продюсеры компании „Фокс“ заранее предрекли „Футураме“ успех: когда Гроунинг пришел к ним с заявкой, они, не дослушав его до конца и даже не посмотрев ни одной картинки, заказали ему сразу снять минимум 13 серий… И в общем, они не прогадали. На конец декабря 2001 года было снято уже 46 серий. В 2000 и 2001 годах „Футурама“ получила премии „Эмми“ и „Энни“ как лучшая анимационная программа.
Но насколько всем поклонникам сериала нравится такое будущее, настолько Мэтту Гроунингу это будущее не нравится. „Будущее у нас — это всего-навсего поглупевшее от электроники прошлое. Никаких такси в Нью-Йорке уже нет: на одном конце города людей всасывает специальная труба, на другом конце города эта труба людей выплевывает. При этом ты с треском врезаешься в стенку. С преступностью тоже полная ерунда — ее почти нет, для любителей острых ощущений существуют специальные будки, где за символическую плату над вашим ухом просвистит нож и в миллиметре от лица взвоет бензопила. Бывшие президенты США, а точнее, только их светлые государственные головы, хранятся в музее в колбах. Они вполне живые, и их кормят как аквариумных рыбок“, — рассказывает Гроунинг. — К тому же в будущем мире нет никаких мировых корпораций: ни „Майкрософта“, ни „Колы“, ничего подобного». Но, как говорит Мэтт, если кто-нибудь готов заплатить ему много-много денег, то в «Футураме» появится все на свете.
Теперь Гроунинг лелеет новую мечту: «В детстве я обожал Диснея. Но не столько за его мультфильмы, сколько за Диснейленд. Моя нынешняя мечта создать свой собственный парк по своим мультфильмам». Так что вскоре, очевидно, по земле расплодятся Симпсон- и Футурамаленды со всеми вытекающими…


* * *

«Симпсоны» у себя на родине прославились еще и тем, что многие известные люди не брезговали озвучивать различных героев (причем порой не всегда приятных и морально устойчивых). Там засветились такие звезды, как Майкл Джексон и Денни Де Вито, Пол Маккартни и Ринго Старр, Алек Болдуин и Ким Бэйсингер, U2 и Smashing Pumpkins… В «Футураме» Гроунинг решил не отходить от этого правила и пригласил к себе Памелу Андерсон, Клаудию Шиффер, Джона Гудмана, Люси Лиу и даже Альберта Гора.
У нас же абсолютно всех героев «Симпсонов» и «Футурамы» озвучивают всего два актера: Борис Быстров и Ирина Савина, по совместительству муж и жена. О нелегкой судьбе озвучивателей они и поведали «МК-Бульвару».
— Как давно вы занялись озвучанием?
Борис:
Давно уже. Мы вообще-то занимаемся озвучанием уже лет тридцать. А «Симпсонами», наверное, года три.
Ирина: Да нет, больше — с декабря 1996 года.
— А вы сами придумываете им голоса? Или сначала слушаете оригинал?
 Б.:
Мы получаем текст непосредственно перед началом записи. То есть мы ничего не знаем до этого. И сами прикидываем, каким должен быть персонаж. Хотя иногда бывает так: начинаешь говорить за кадром и думаешь, что герой старенький, а потом входишь в кадр и видишь, что он совсем молодой.
— И что, в таком случае приходится переписывать?
 Б.:
Нет, зачем? Просто потом быстро переделываешься и начинаешь говорить, как он. Ну вернее, как он мог бы говорить. А потом уже привыкаешь, не просто знаешь своих персонажей, но и знаешь, что они собой представляют.
И.: У нас, конечно, закадровый перевод, но мы считаем, что это все-таки ближе к дубляжу. Поэтому, когда мультфильм делается, лучше немножечко переиграть, немножечко более выразительно сделать эту маску, эту интонацию. Тогда интересно будет смотреть. Поэтому мы не просто переводим, что они говорят, а создаем образы, маски, придаем им человеческие черты, характеры. Мы их играем.
— Я знаю, что в «Симпсонах» у вас есть свои любимчики. А в «Футураме» уже определились?
И.:
Может, это поначалу, но мне «Футурама» нравится меньше «Симпсонов». Мне так кажется, что всегда, когда начинается какое-то повторение, получается хуже, чем оригинал. Мне кажется, она не очень смешная. Может быть, сюжет, привязанный к семье, более понятен, и там уже все маски разложились, все образы на месте. Но, повторяю, возможно, это по первости. Ведь создатели «Симпсонов» — люди умные, и хорошо видно, что одна и та же рука делала. Я, когда начала «Симпсонов» озвучивать, тоже в шоке была: желтые люди с головами вырезанными, как у Барта; родители, которые душат своих детей через каждую секунду… А потом привыкла.
Б.: А я как-то еще не понял до конца. Но я тут посмотрел несколько серий — мне понравилось. Довольно симпатично. Дело в том, когда озвучиваешь, до конца не воспринимается, потому что все урывками. Общей картины нет. А потом, когда посмотришь как зритель, тогда только понятно становится.
— А как вообще проходит процесс озвучания? Сколько требуется времени на серию?
 Б.:
25-минутную серию мы озвучиваем минут за сорок. И за день, даже, вернее, за полдня, мы пишем серий пять.
— Довольно быстро.
 Б.:
Ну зависит еще от того, как текст переведен. Если хорошо — то быстро. А иногда по ходу дела нам приходится редактурой заниматься. Потому что, бывает, попадаются заковыристые слова или неправильно построенные фразы, ударения. Это все нам приходится делать.
И.: Но вообще нам с переводчиком Петром Острецовым очень повезло. Ведь очень трудно найти переводчика, который хорошо переведет «Симпсонов» и «Футураму», там же полно американизмов, для которых очень сложно найти адекватное выражение на русском. Да такое, что бы оно не было русизмом. Но он очень старается нам помочь, придумать какие-то смешные вещи. И поэтому мы не просто тупо говорим за своих героев, но и получаем удовольствие от озвучания.