Архив

Мартышкин труд

НА 25% подорожает в Подмосковье проезд на общественном транспорте с 1 апреля

Пассажиру за поездку в маршрутных автобусах, троллейбусах и трамваях городского сообщения придется выложить не 12 руб., как сейчас, а 15 руб.

21 января 2002 03:00
792
0

Тим Рот — один из самых любимых народом и модных актеров Голливуда — в последнее время играет исключительно злодеев. Так и стоит перед глазами сцена из новой голливудской экранизации «Д’Артаньяна и трех мушкетеров», где Тим Рот ногой пинает родителей маленького д’Артаньяна. В этом же году Тима Рота приглашают сыграть в проекте века «Планета обезьян». И опять на роль негодяя. «Конечно, это совпадение, — добрым голосом сказал мне по этому поводу Тим Рот, прилетевший в Париж на Рождество, — вот увидите, в 2002-м я буду играть только хороших и добрых, на радость детям!»
Но на съемках знаменитой киноленты «Планета обезьян» ему было от чего приходить в ярость. Для того чтобы сыграть роль Тэйда — главной обезьяны, — Тиму приходилось ежедневно выдерживать трехчасовое гримирование с ног до головы (ему даже вставляли обезьянью челюсть, что немножко, знаете ли, неприятно). Конечно, гонорар, который Тим получил за свою роль, немного утешил его — фильм снимался за невероятные даже для Голливуда деньги… Но не в деньгах счастье. Самое интересное для него было — попасть хотя бы раз в шкуру животного. Цирк, да и только.

 — Как вы охарактеризуете Тэйда, вашего персонажа? Злюка?
 — Да, это один из самых злых персонажей, каких мне только приходилось когда-либо играть. Конечно, злюка! Вы фильм видели? По сюжету у него должность генерала армии планеты обезьян. И он хочет стереть людей с лица своей планеты. Имеет право. Потому что, он так считает, с людей нет никакой корысти, у людей нет никаких положительных качеств, и он полагает, что вообще обезьянье общество должно управляться на звериный манер. Логично, что он пытается уничтожить кучку обезьян-человекофилов во главе с ученой обезьянихой Хеленой Бонем Картер. Так что да, я горд тем, что играю самую агрессивную обезьяну в фильме, ха-ха!
— Почему же вам это так нравится?
 — Да потому что это как в детстве! Помните? Ты можешь выбрать, кого тебе играть — злого или хорошего. Когда я был маленьким, я любил совмещать. Как я это и делаю сегодня, но уже через свои роли. В чем уж я уверен на все сто, так это, что как только я прочитал сценарий фильма «Планета обезьян», я понял, что хотел бы играть обезьяну, а не человека, потому что обезьяны в фильме интереснее, многограннее, сложнее как характеры. Они менее прямолинейны, чем люди в фильме. Когда мы обсуждали эту мою роль с Тимом Бартоном, мы решили, что я должен придать самому взгляду Тэйда как можно больше человечности, что ли. А потом показать через его действия, какой он на самом деле зверь. И что он — это совершенно непредсказуемая обезьяна. Нужно было, чтобы он действовал так, чтобы все его окружение нервничало, потому что никогда не знаешь, что у него в башке! Вот это возбуждает.
— Это правда, что вы учились в настоящей школе обезьян?
 — Ну да. Я же не родился обезьяной. Все, что касается движения, пластики. Я знал, что за персонаж Тэйд, знал, как нужно играть его характер, но это еще не значит, что я умел двигаться, как прирожденная обезьяна. Терри Нотари, мой учитель в «школе обезьян», как вы выразились, следил за каждым моим движением на съемочной площадке. Сначала он давал мне сигнал тотчас же, как только замечал ошибку. И я исправлял свое движение. Или жест. Но потом это перестало быть необходимым, так как я вжился в свой персонаж и просто стал обезьяной.
— А что, наверное, сложно было играть в маске и в таком тяжелом гриме?
 — Да нет. Наоборот. Это облегчало задачу. Было полное впечатление, будто ты играешь по старинке. Ты должен показать эмоции через макияж и маску. Идея такая, что первое время публика заворожена макияжем, его великолепным качеством, и потом она вообще забывает про грим, завороженная тем, что происходит с героями, как если бы это были нормальные люди, а не обезьяны!
— Что было самое интересное в процессе съемок?
 — Да все интересно! Самое интересное, что сценарий менялся каждый день до неузнаваемости. Каждый день происходило что-нибудь новенькое. Впрочем, в определенный момент я просто перестал его читать, поскольку какой смысл… Я старался просто сосредоточиться на тех изменениях, которые каждый день претерпевал мой персонаж. Могу вам сказать, что это было именно то, что нужно. Потому что по сюжету моя обезьяна была именно самая непредсказуемая. Так что, я бы сказал, была идеальная атмосфера для работы. Ха-ха! Я приходил на съемочную площадку, мне говорили: сегодня играем так. Да? Ладно. И это мне давало невиданную свободу. Я мог делать все, что хотел. Разумеется, я сначала предлагал это режиссеру. Но Тим обычно соглашался. К моему, в общем-то, удивлению, он всегда был готов вступить в дискуссию.
— Почему же к удивлению?
 — Да потому что это фильм с огромным бюджетом, понимаете, да? На таких фильмах обычно не обсуждают: нет времени, слишком дорого стоит минута разговора. А Тим — у меня создавалось полное впечатление, что мы снимаем один из его «независимых проектов», как в старину. Мы неплохо порезвились.
— Это же классно!
 — Класс, еще бы! Тим шел навстречу всем неожиданным предложениям. Поощрял инициативу. Он такой энтузиаст — настоящий мальчишка! Настолько он был счастлив снимать этот фильм. Это заметно по фильму, этот наш энтузиазм, да? Скажу вам, что это типично бартоновское: он по натуре СТАКАНОВЕСТ, так это у вас говорят?
— Стахановец.
 — Ха-ха! Да! Он работает, как черт, и он прекрасен. Когда он работает для больших голливудских студий, он приносит с собой на съемочную площадку обаяние «независимого кино». Это то, что мне в нем больше всего нравится, — ну, помимо его фильмов, конечно! Тим делает актеров счастливыми, даже если съемки изматывают! А если б вы знали, как они меня измотали…


ДЕТСТВО ТИМА

Тим Саймон Рот родился 14 мая 1961 года в Лондоне (Великобритания).
Его отец Эрни был журналистом, а мать Энн — художницей-пейзажисткой. У Тима есть старшая сестра.
Настоящая фамилия семьи Тима Смит, но его отец поменял эту традиционную английскую фамилию на немецко-еврейскую Рот после Второй мировой войны, потому что по своей профессии ему приходилось часто ездить по странам, где недолюбливали англичан.
Родители всячески старались привить Тиму любовь к прекрасному: мама — к живописи и скульптуре, отец — к театру и музыке. И потому постоянно таскали его по галереям, музеям и театрам. (Сегодня Тим точно так же издевается над своими детьми.) Это не мешало Тиму в свободное от учебы время панковать со своими друзьями. Однажды он даже в 15-летнем возрасте провел ночь в тюрьме, куда был посажен за «ужасное поведение».
Первой ролью Тима стала роль Дракулы в одноименном музыкальном спектакле в старшей школе. Роту было 16 лет, и он так испугался, что… описался. Ему пришлось доигрывать первую часть в мокрых штанах.
Закончив старшую школу, Тим пошел учиться в Кэмберуэлльскую художественную школу на скульптора. Но через год забросил учебу, так как мечтал стать актером. У Рота была невзрачная внешность, и он считал, что девушки станут обращать на него внимание, только если он прославится, а кино для этого — лучший вариант. В конце концов Тима из школы выгнали за непосещаемость.
По совету отца Тим стал заниматься в театральном кружке при театре «Oval House», а в остальное время подрабатывал рекламным агентом. Сегодня Рот с презрением говорит о тех временах и «режиме Тэтчер», так как в стране нарастал кризис, кино и театр загибались, и молодежи оставалось только играть в любительских постановках.
В то время у 21-летнего Тима не было машины, он объезжал клиентов на велосипеде. Однажды, когда он проезжал неподалеку от «Oval House», у него спустила шина, и он решил зайти к старым друзьям и попросить насос. Тим тогда ходил бритый наголо, потому что в любительском театре играл Кассио в «Отелло». В театре к нему подошел кто-то и предложил попробоваться на роль скинхеда в телефильм «Сделано в Британии» (1982) Алана Кларка. Тим Рот прошел пробы и вместо эпизодической роли получил главную.
После съемок Кларк посоветовал ему заглянуть в соседний павильон, где проходили пробы в фильм «Тем временем» (1982) Майка Ли. И снова Рот получил главную роль. На съемках он познакомился с Гэри Олдменом, и до сих пор они лучшие друзья. В 1990 году Рот вместе с Олдменом сыграли в фильме «Розенкранц и Гильденстерн мертвы».
КАРЬЕРА ТИМА

Тим с детства обожал американских актеров, и поэтому, снявшись в нескольких фильмах, среди которых «Повар, вор, его жена и ее любовник» (1989) и «Винсент и Тео» (1990), он решил, что пора ехать в Голливуд. Тут ему позвонил американский режиссер Джефф Станцлер, который собирался снимать фильм «Прыгать на кладбище». Прямо по телефону Рот сымпровизировал для него кусок монолога и получил приглашение в США… После съемок возвращаться на родину Тиму очень не хотелось, и он поехал в Лос-Анджелес, где встретил Квентина Тарантино.
В одном из баров за кружкой пива Тарантино предложил ему сняться в «Бешеных псах». Квентин предлагал Роту на выбор двух других персонажей, а Мистера Оранжевого хотел сыграть сам. Но Тим уперся, и Тарантино уступил ему, сам сыграв Мистера Коричневого.
После «Бешеных псов» Рота пригласил к себе сам Стивен Спилберг. Но Тим так и не получил роли ни в «Списке Шиндлера», ни в «Парке юрского периода». Зато снова снялся у Тарантино в «Криминальном чтиве» в роли неудавшегося грабителя в кафе.
Сценарий «Прирожденных убийц» писался Тарантино специально под Рота. Но когда Квентин вдребезги разругался с Оливером Стоуном, Тим тут же отказался от роли. Дружба для него оказалась важнее.
Первую и единственную номинацию на «Оскар» Рот получил за фильм «Роб Рой». Хотя сам Тим говорит, что снимался в этом фильме только из-за денег.
Среди других фильмов актера: «Тела, покой и движение», «Сердце тьмы», «Четыре комнаты», «Маленькая Одесса», «Пленники», «В капкане», «Все говорят, что я люблю тебя», «Хулиганы», «Обманщик» и «Животные».
В 1999 году Тим Рот дебютировал в качестве режиссера фильмом «Зона военных действий» по роману Александра Стюарта о девочке, состоящей в интимной связи со своим отцом. Критики разделились на два лагеря: одни хвалили фильм за правдивость, другие за это же ругали.
ЖЕНЩИНЫ ТИМА

Когда Тим еще не уехал из Англии, он жил вместе с Лори Бейкер. В 1984 году она родила ему сына Джека. Но когда Рот решил переехать в США, то бросил и ее, и сына. Правда, после все-таки забрал Джека к себе.
В 1992 году на кинофестивале в Сандэнсе Тим познакомился с дизайнером Никки Батлер. 25 января 1993 года они поженились. У Тима и Никки двое сыновей: Тимоти Хантер, родившийся в 1995 году, и Майкл Кормак, появившийся на свет в 1996 году.
ВСЯКОЕ О ТИМЕ

Вся семья Тима живет сейчас в Лос-Анджелесе, но Рот подумывает перебраться в Нью-Йорк.
На правой руке Тима пять татуировок. Четыре из них связаны с важными событиями в его жизни: одна посвящена жене Никки, три другие — рождению сыновей — «М. Кормак», «Т. Хантер», «Дж.Е. Р.1.9.84». Пятая татуировка — ультрамодная под браслет на предплечье, которую он сделал себе одним из первых среди актеров.
Любимые группы Тима: «Rage Against the Machine», «Sex Pistols», «Siouxsie and the Banshees».
Однажды, когда в детстве Тим пошел в театр с приятелями, они во время спектакля так расхулиганились, что один из актеров остановил шоу и велел юным дебоширам выйти из зала. Несколько лет спустя, снимаясь в «Поваре, воре, его жене и ее любовнике», Рот узнал в своем партнере Алане Говарде того самого актера, который когда-то выставил его из театра. Алан его не узнал, а Рот, естественно, не стал ему напоминать об этом инциденте. «А поскольку по ходу фильма мне пришлось его убить, я счел себя отмщенным», — рассказывал потом Тим Рот.
5 лучших ролей Тима Рота с точки зрения «МК-Бульвара»

ПОВАР, ВОР, ЕГО ЖЕНА И ЕЕ ЛЮБОВНИК (1989)
(The Cook The Thief His Wife & Her Lover),
Режиссер Питер Гринуэй.

РОЗЕНКРАНЦ И ГИЛЬДЕНСТЕРН МЕРТВЫ (1990)
(Rosencrantz And Guildenstern Are Dead).
Режиссер Том Стоппард.

БЕШЕНЫЕ ПСЫ (1992)
(Reservoir Dogs).
Режиссер Квентин Тарантино.

ЧЕТЫРЕ КОМНАТЫ (1995)
(Four Rooms).
Режиссеры: Эллисон Андерс, Александр Роквелл, Роберт Родригес, Квентин Тарантино.

ПЛАНЕТА ОБЕЗЬЯН (2001)
(Planet Of The Apes).
Режиссер Тим Бартон.