Архив

Дмитрий Маликов: «Я жил через стенку от Мавроди»

В России закрыто 12 летных площадок

1 апреля 2002 04:00
1803
0

— В моей жизни случилось так, что для кого-то я был знаменитым соседом, а кто-то им был для меня. Наверное, больше всех досталось тем людям, которые жили вместе со мной в доме около «Красносельской». В конце восьмидесятых у моего подъезда дежурили толпы девчонок, которые поджидали меня с удивительной настойчивостью. Строчка из моей песни неожиданно превратилась в надпись на стене подъезда: «Ты моим никогда не будешь» и капающие слезы… Иногда писали стихи, иногда «наконец-то я тебя нашла», и еще такие: «И чего вы здесь, девочки, пишете, он все равно никогда не будет вашим». Но были и девчонки, которые приходили и все это смывали. Бедные жильцы! Вообще-то это участь всех соседей квартир, где живут известные люди. Мне рассказывали, что у Андрея Григорьева-Аполлонова из «Иванушек» соседи вообще поливали скамейки огуречным рассолом, чтобы хоть как-то сократить количество караулящих. Только это разве поможет?
Позже у меня самого был сосед, к которому шли толпы народа. Я думаю, ни один из наших артистов не смог бы похвастать таким вниманием к собственной персоне. Правда, построено оно было не на преклонении перед талантом, а на людском горе. Я жил на Комсомольском проспекте на одной лестничной клетке — буквально через стенку — с Сергеем Мавроди. Я с ним почти не был знаком. Когда мы сталкивались с ним в лифте, то здоровались. Иногда я по-соседски, если что-то случалось с электричеством, звонил к нему в дверь. Как правило, мне открывали весьма нелюдимые охранники, которые угрюмо выполняли мои просьбы; на этом все наше общение и заканчивалось.
Но после того, как рухнули пирамиды МММ, наш подъезд замелькал в газетных и телевизионных хрониках. Показывали даже, как штурмовали стену дома, чтобы арестовать Мавроди. А потом в наш дом потянулись обманутые вкладчики. Очереди к его квартире выстраивались с первого до восьмого этажа, не меньше, чем к Мавзолею Ленина. Мне приходилось пробираться сквозь людские слезы. Иногда я давал каким-то старушкам деньги, но всем людям разве поможешь? Они сами сделали свой выбор и доверились авантюрным обещаниям.
Зато хорошим было соседство, а потом и дружба с Олегом Ивановичем Янковским, который является для меня олицетворением мужественности, обаяния и доброты. Олег Иванович часто приглашал меня на премьерные спектакли в «Ленком», благодаря этому блату я побывал на первом фестивале «Кинотавр», за что очень ему благодарен.
Вообще, с соседями наша семья предпочитает просто дружить. Мы с женой считаем, что хорошая жизнь — это когда можно пойти к соседу, а он может прийти к тебе. Сейчас мы живем за городом, у нас и там хорошие соседи. Например, я не очень большой любитель русской бани, и долго думал, ставить ее на участке или нет. Поэтому мне было очень приятно приглашение нашего соседа приходить париться, когда захотим. Тем более, он построил очень хорошую баню. Среди моих соседей есть еще один интересный человек. Он военный. Мы с ним тоже подружились. Однажды он мне сказал так: «Дима, ты не волнуйся. Если кто полезет к тебе на участок, я буду стрелять из своего большого ружья». Вот такие дела. Ну, я надеюсь, до стрельбы все же дело не дойдет.