Архив

Разведка боем

Полиция Мальты расследует убийство россиянки Ларисы Сафоновой

25 марта 2002 03:00
668
0

«СПЕЦНАЗ»


Россия, 2002
Производство: кинокомпания «Сварог» по заказу ОРТ
Режиссер: Андрей Малюков
Авторы сценария: Елена Райская,
Алексей Поярков, Николай Суслов
ОРТ, понедельник—среда, 21.35
Что нам известно о спецназе военной разведки? Да, собственно, ничего, разве только что это элита Вооруженных сил России. Но страна не знает своих героев в лицо, потому что их работа — государственная тайна… В той же самой Америке сняты сотни фильмов об отрядах специального назначения, спасающих мир от террористов и боевых группировок. Теперь такое кино есть и у нас — телесериал «Спецназ».

Каждая серия «Спецназа» — новое дело армейского спецподразделения ГРУ. Это капитан Вяземский, или Док (Алексей Кравченко), старший прапорщик Шахмаметьев, или Шах (Андрей Зибров), старший прапорщик Хрусталев, или Хруст (Игорь Лифанов), старший лейтенант Урманов, или Якут (Владислав Галкин), а возглавляет их майор Клим Платов (Александр Балуев). Долг службы, а если говорить точнее, их командование, забрасывает ребят на Северный Кавказ и в Косово, в Таджикистан и Афганистан, в Москву и Санкт-Петербург.
На данный момент снято только три серии, всего же их будет двенадцать. Работа над их сценарием в самом разгаре. О том, как снимались первые серии, «МК-Бульвар» решил выяснить у режиссера «Спецназа» Андрея Малюкова.
— Андрей, я слышала, будто некоторые эпизоды снимались в «горячих точках».
 — Нет, такого не было, это вранье. В «горячих точках» хорошо смотреть или снимать хронику. А игровое кино снимать невозможно. Я что, скажу: «Стоп, подождите, я поставлю камеру в другое место»? Мы работали в Краснодарском крае, в районе Анапы, Геленджика, Новороссийска. Снимали там боевые сцены, «стрелялки» то есть. А интерьеры — в Питере.
— А откуда брали сюжеты? Это какие-то реальные истории или полностью вымышленные?
 — Я думаю, что значительная часть придумана, но, конечно, все основывается на неких подлинных событиях. Первые три серии — история проведения специальных боевых операций в Чечне. В следующих — в Афгане и других странах.
— «Афганские серии» будут про то, что сейчас там творится?
 — Да, естественно. Но пока рано говорить, посмотрим, что напишут.
— У вас были какие-то консультанты?
 — Конечно. Когда я работал над фильмом «В зоне особого внимания» — это происходило под городом Каунасом в Литве, — с нами тогда снимался 108-й полк Седьмой гвардейской дивизии. С тех пор прошло много времени, эту дивизию передислоцировали, и вот она оказалась в Краснодарском крае. И опять этот же полк, почти четверть века спустя, оказался в качестве обеспечивающего наши съемки. Вот такое совпадение. Конечно, они помогали и оружием, и транспортом, и танками, и консультировали, и сами снимались. В общем, помощь была колоссальная.
— Вы старались сделать кино ближе к реальным событиям, происходящим сейчас в Чечне, или в угоду зрителю наполнить голливудским «экшном»?
 — Конечно, кино снимается для зрителя, особенно на телевидении. И там есть вещи, которые, мы надеемся, привлекут зрительское внимание. Более того, мне кажется, это получится. Но все это было снято под реальные события. У нас правдоподобие происходящих событий — один из главных принципов работы.
— Я знаю, что финансирование было относительно скромным. Но ведь «экшн» стоит довольно дорого.
 — Совершенно верно.
— И как же вы выкручивались?
 — Я же говорю, если бы не помощь десантных войск этой дивизии, мы вряд ли справились бы. Это было огромное подспорье во время съемки.
— В сериале будет только решение военных задач? Или еще и личная жизнь бойцов?
 — Нет, никаких личных судеб и любовных историй. Это на самом деле, может быть, и смешно, но здесь нет ни одного женского персонажа. Вообще. Во всех трех сериях. Это чисто мужская история, снятая в жанре жесткого кинорассказа.
Тут интересно сказать то, что мы попытались нащупать нечто сродни новому герою. Ведь проблема нового героя, по-моему, сейчас достаточно остра. Это люди не рефлексирующие, люди поступка, работающие в государевых интересах. Достаточно жесткие, даже жестокие люди. Когда я это говорю, мне возражают: «Жестокости и жесткости хоть отбавляй, те же «Улицы разбитых фонарей» и «Убойная сила». Так вот я хочу сказать: да, но там криминальные разборки, там милицейские дела — это подразумевает современный социум. А у нас, наоборот, они вне социума. Понимаете, это люди военные. Они выполняют задачи, которые государство никак не может решить другими способами, и они, как профессионалы своего дела, должны найти выход. Сами, оставаясь один на один с проблемой. Вот в чем разница.
— И вы не показываете, что, может, на самом деле они в душе добрые и ласковые, а обстоятельства вынуждают их быть жестокими?
 — Нет, они на самом деле люди весьма жестокие. Они делают то, что им приказывает делать страна в лице их командования.
— Ясно. Вот вы уже посмотрели весь фильм целиком…
 — Конечно, я посмотрел его сто тысяч раз с первого кадра и наоборот. Я ставил картину, монтировал, озвучивал, я все это знаю наизусть.
— …Вы остались довольны своим результатом? Только скажите честно, не надо говорить: «Не знаю, я же режиссер, мне трудно судить о своем фильме». Вам понравилось?
 — Нет, ну что кокетничать? Я давно работаю в кино и знаю, чего можно достичь и чего нельзя. В тех пределах, которые мне были отпущены, я доволен весьма. У меня были очень хорошие артисты. У меня были очень хорошие помощники из армии. И я думаю, наше совместное дело должно понравиться определенной аудитории. По крайней мере очень на это рассчитываю.