Архив

Бульдожий секрет

Из всего общественного транспорта для москвичей важнейшим остается автобус. Тут даже метро курит

По данным недавнего опроса фонда «Общественное мнение», в них регулярно ездят 66% москвичей, а на метро — 62%. Так что по-прежнему актуален древний, как столичные пассажироперевозки, вопрос: Почему в московских автобусах так неудобно ездить?

27 мая 2002 04:00
534
0

О четвероногом друге Сергей Жигунов мечтал еще мальчишкой. Во втором классе заветная мечта осуществилась: родители купили королевского пуделя. «Пудель был очень воспитанным существом — умел играть на пианино и петь по команде. Только крышку открыть не мог и из-за этого очень расстраивался. Иногда, когда приходили гости, он попадал в кварту гимна Советского Союза, и тогда все вздрагивали (в те годы это не очень хорошо воспринималось). Помню, как мама стригла пуделя и превращала его в льва. Он очень переживал и стеснялся выходить во двор. Было смешно за ним наблюдать», — вспоминает Сергей. Сегодня в семье Жигуновых живет французский бульдог Венечка. По словам хозяина, это очень необычное существо, и отношение к нему и со стороны членов семьи, и со стороны друзей-знакомых весьма неоднозначное.
— Сергей, бульдог Венечка такой же талантливый, как и пудель?
— Нет, он неуч. Ему этого не надо. Все началось с того, что девять лет назад с интервалом в неделю мне подарили двух щенков: бультерьера и бульдога. Сначала все было нормально, но потом они стали переворачивать квартиру вверх дном. В Ростове-на-Дону, где жили мои родители, нужен был охранник, и я отдал им бультерьера. Так мы остались с Венечкой. Он очень славный, смешной и удобный в уходе. Веня не любит гулять на улице: там ему мокро и грязно. Лишь на даче он выбегает на газончик. В городской квартире ему ничего не надо, он лишь ест и спит. Очень удобная собака. Зимой я выхожу с ним гулять в одном халате и в шлепанцах на босу ногу. Только успею вдохнуть глоток морозного воздуха — он уже бежит назад, замерз.
— Наверное, Веня большой друг твоей дочки…
— Нет, Маша его не любит. Веня все время ее слюнявит, и я только и слышу, как она жалуется: «Он на меня нападает!» В отместку Веня никогда ее не слушается.
— У тебя еще есть кошка Клепа…
— Они тоже не дружат. Верховодит всем Клепа. Она очень боевая и ловит крыс. Клепа переехала к нам в трехмесячном возрасте и сразу же дала Вене по носу. Поначалу он пытался ее строить, но потом кошка все ему припомнила. Самое любимое развлечение Клепы — охота на Венечку. Может часами за ним наблюдать, и только стоит Венечке задремать, она его — шлеп по носу. Мы ее за это ругаем, но мало толку.
— Вечера вы проводите вместе?
— Да, он ложится ко мне, и я его чешу. Веню я люблю. Он надежный такой, придет, ляжет и ничего не просит, ничего не хочет. Молчаливый парень.
— За девять лет, наверное, истории случались.
— Как-то после съемок фильма «Королева Марго» ко мне на дачу привезли лошадей и выгрузили из коневозки. И тут ни с того ни с сего Веня начал на них кидаться. Особенно он невзлюбил самого высокого рыжего коня Гришу (я с ним снимался в фильме). Гриша стоит огромный такой, а тот прыгает и пытается укусить его за губу. Лошади хотели отделаться от него копытами, но он верткий, все время выкручивался. Я никак не мог понять, что же Венечке надо. А потом выяснилось, что лошадям дали овса. Для Вени это невиданно! Любая еда на его территории — это его собственность. Нас троих он еще терпит, но если за стол садится еще кто-то — это конец света: его объели! Веня не прожорливый, но за едой присматривает. А тут вдруг лошадям насыпали по ведру овса! Думаю, он решил, что это большие собаки. Сначала обалдел, а потом полез в драку доказывать, что это его территория. В конце концов разогнал лошадей, залез в кормушку и начал жрать овес. Серьезно, кроме шуток. Веня очень жадный. Сначала у него был удивленный вид: «Как это можно есть?» Но непривычный вкус пожирателя овса не остановил, и он перестал только тогда, когда его отогнали. На следующий день Маша кричит: «Папа, смотри — Веня стал лошадкой!» Смотрю, а Веня опорожняется лошадиным навозом. (Хохочет.) Очень забавный парень. Жадным он был с детства. Помню, пошли мы на день рождения к теще, а щенков оставили дома одних. Возвращаемся, а они сидят как люди — живот на полу, лапы в стороны — и смотрят на нас очумело. Оказалось, они распороли мешок с пятью килограммами сухого корма и весь его съели.
— Ты их наказал?
— Ну что ты! Они были еле живы, жалко же. А еще Веня очень не любит, когда со стола берут газеты, — начинает всех кусать. У него даже есть свой черный список: мой водитель Витя Тимошин, строитель Дима, племянник Шурик и режиссер «Вовочки» Игорь Мужжухин.
— А как водитель относится к Венечке?
— Он терпеть его не может с самого малолетства. Иногда Виктор погуляет с Венечкой, придет к нам домой, возьмет газету, а тот вместо благодарности цапнет его за ногу.
— Говорят, собаки перенимают отрицательные качества своих хозяев…
— Я не такой. Все люди, которых он кусает, мне глубоко приятны. (Смеется.) Веня — вздорный парень.
— Если Веня такой большой домосед, то как же складывается его сексуальная жизнь?
— Не буду я про это говорить. Моя собака имеет право на личную жизнь, и это наш с Веней секрет.
— Сколько времени ты уделяешь Венечке?
— Мы видимся каждый день. Он меня встречает, а я его глажу и разговариваю с ним.
— Вы ведете мужские разговоры?
— О да! Но это тоже личная жизнь моей собаки.
— Что бы ты хотел исправить в Венечке?
— Я бы хотел отучить его клянчить со стола. Но он так плачет и так смотрит в глаза, что гости не выдерживают и балуют его. Я говорю: «Да не кормите, он уже кормленый». А они: «Нет, смотри, какой у него взгляд». Веня очень хитрый.
— Как и ты?
— Ну, не знаю, хитрый ли я. (Лукаво смеется.)
— Хорошо. Раз ты не хочешь говорить про личную жизнь Венечки, то открой хотя бы его самый большой секрет.
— Веня все время хрюкает и храпит как прапорщик, как два здоровых мужика вместе взятых. Из-за этого ему не разрешают заходить в спальню. А ему очень хочется. К тому же он умудряется храпеть с открытыми глазами. Я начинаю вечером смотреть телевизор — он приходит, ложится рядом, и начинается… Сначала тихо, а потом громче телевизора. Добавляю громкость — минуты три существует баланс, но потом он начинает храпеть еще громче. Это может продолжаться полчаса. Его разбудишь, а он опять. О боже, как же он храпит! (Смеется.)
— Тебя это раздражает?
— Нет, мне это нравится. Он хрюкает и, как музыкальная шкатулка, бродит по дому. Забавно.