Архив

ИЗ ГРЯЗИ В КНЯЗИ

Группа «Король и Шут» играет тягостный металл, но утверждает, что это — панк-рок: тинейджеры верят. Еще группа утверждает, что находится вне шоу-бизнеса, что раскрутилась она безо всякой медийной поддержки…

13 января 2003 03:00
831
0

Группа «Король и Шут» играет тягостный металл, но утверждает, что это — панк-рок: тинейджеры верят. Еще группа утверждает, что находится вне шоу-бизнеса, диктует свои условия тур-менеджерам и звукозаписывающей компании и что раскрутилась она безо всякой медийной поддержки. Тут память группу подводит: стадион она впервые собрала все-таки только в 1999-м, а клип «Ели мясо мужики» тогда уже крутился по MTV, и открывшееся в том же году «Наше радио» с первого дня вещания давало песенки коллектива в эфир. Хотя в целом случай «Короля и Шута» говорит о том, что т. н. независимую сцену мы в стране имеем — какую заслуживаем, такую и имеем.


Михаил «Горшок» Горшенев:

— Почему ты считаешь, что «Король и Шут» играет панк-рок? В нашей стране уже была группа «Сектор Газа»…

— А что мы играем?! Панк-рок — это очень большая музыка! Clash и Sex Pistols — это у тебя узкое представление! Что ты говоришь о нашей стране?! У нас матом ругаются — это уже считается панк-рок! «Ленинград» у нас панк! Пѕдец! Заснуть реально можно со скуки через двадцать секунд! «Сектор Газа» не был в волне панк-рока! Он вообще не понимал музыки! Он взял группу Queen, написал сверху «хѕ» — и все!!! А у нас — конкретные истории! Как у Гоголя, как у Эдгара По! Я не колхозный панк! Я хороший придурок, в хорошем понимании, понимаешь?..

— Как раскрутить некоммерческую по имиджу и клубную по уровню команду до всесоюзного уровня? Закулисная механика очень интересна…

— Извини меня, и в клубы не пускали! А сейчас больше нас никто концертов по стране вообще не играет, извини меня! Причем тут «коммерческая-некоммерческая»?! У тебя уже определенный критический оттенок, извини меня! Как пробьешься, как ты сможешь пройти этот путь, так и играешь! Народ! Народ надо подтягивать! Вот народ, без рекламы, — нас продвигал народ! Единственное радио, которое нас может поддерживать, — это «Наше радио», и Миша Козырев, извини меня, когда он сказал, что мы не будем выступать с «Анархистом», мы сказали: «Все, иди на хѕ!» Да не надо никакого бабла! Нужно больше ездить, чтоб народ тебя увидел, и все! Никогда ни за что мы не платили! Если хочешь — только билеты нам оплачивали, дорогу, все!

— Не зазорно выступать на одном фестивале с Земфирой и «Аквариумом», эксплуатируя такой нонконформистский имидж?

— Я ж анархист, как я могу кого-то эксплуатировать?! Мы собираем большие кучи народу, без нас фестиваля не будет, огромная публика народу! Народ! Я творец, творец, понимаешь? Не понимаешь? Это очень плохо, это значит, ты чего-то упустил в этой жизни. Тво-рец. Я это делаю, потому что я люблю лепить…

— Не понял. Что лепить — аудиторию?..

— Лепить! Лепить, рисовать, пластилин люблю, фигурки, рисую я!.. Я делаю тему! Я тебя проверяю, что ты за человек. Может, ты и понимаешь. Я тебя не наѕбываю, понимаешь, нет?! Но я тебя не наѕбываю!

— По-моему, если уж ты панк, то надо выступать для своих в гараже. Я в Москве такие группы знаю — концерты для десяти человек играют…

— А еще скажи — заказные выступления за большие бабки! Тоже для своих!!! Они просто не могут ездить реально — они невостребованы. Мы востребованы, но это не коммерция, потому что я всю коммерцию топтаю ногами! Я ее ненавижу! И я себя убью когда-нибудь, реально убью! Ради идеи!

— Какой идеи?

— А зачем умер Иисус Христос, скажи мне?! Из сострадания!

— То есть если ты помрешь, то от этого кому-то станет легче?

— Нет, мне станет легче.

— Это эскапизм, а не сострадание…

— Только не говори мне, пожалуйста, этой фигни! В том-то и дело — что я боюсь этого! Я никогда не помру! Все!

— Мы можем продолжить после концерта?..

— Не думаю. Потому что я буду еще более злой.


Андрей «Князь» Князев:

— Я тут пытался поговорить с Горшком… Так и не понял, как такие панки, которых даже в клубы не пускали, раскрутились до стадионов.

— Насчет «в клубы не пускали»… Такого в помине не было — это когда-то очень давно. Насчет «панки»… Панки — это больше часть имиджа. Нас так оклеймили сначала, а мы этого не отрицали.

— СМИ же оклеймили. Без СМИ можно подняться, без радио, без рекламы?

— Не было никакой рекламы! Даже когда наш первый сольник в Питере собрал д/с «Юбилейный» года четыре назад (1999 год, до 20 тыс. зрителей. — МК-Бульвар). Просто потом СМИ стало некуда деваться: глупо не писать о группе, на которую реально ходят. А до этого у нас была своя гордость, и, если нас где-то посылали, мы посылали в ответ.

— Горшок сказал странную фразу: «Мишу Козырева мы посылаем на х…».

— Ничего странного нет. Мы хотим, чтобы к нам относились по-человечески, а не по-коммерчески. «Наше радио» считает, что они оказали «Королю и Шуту» мощную поддержку, но мало чего изменилось с того момента, как нас стали крутить на радио. Нет такого, что мы им чем-то обязаны. Поэтому мы не хотим соглашаться на некоторые их условия, вот и все.

— А благодаря чему или кому вас таки узнали в массах?

— Я тебе могу сказать такую фишку… Пираты: с ними надо бороться, третье-пятое-десятое и все такое… А на самом деле пираты-то нам услугу и оказали: когда я впервые приехал в Белоруссию, я уже обнаружил там наш альбом. Никакой дистрибьюции тогда, естественно, не было.

— Панки традиционно авторских прав не признают. Наше издание тоже поддерживает пиратов. По мере сил.

— Нет, мы их не поддерживаем. Мы сейчас будем судиться с одной из пиратских фирм. Не мы, а наша компания…

— И где тут последовательность: сначала благодаря пиратам вы стали известны, а теперь — вместо благодарности?..

— Ну, судиться-то будем не мы — мы с них свое получили, а звукозаписывающая компания: пираты им мешают. А потом, пираты пиратам рознь: я наблюдал в продаже такие диски, что даже становится стыдно за обложку. Какую-то голую бабу там поместили на метле, и альбом назвали «Плюшевые бабы». И подборка песен — бред полный: нахапали… И че теперь?!

— По морде, наверное…

— Ну. Если бы они делали качественно… Когда действительно хорошее издание в руки попадет, тогда уж — пираты, не пираты… А когда такая подстава — тогда уж…

— Слушай, а как вы ездили по всем городам и весям, такие независимые и бедные?

— Не по всем городам и весям — далеко мы забраться не могли… До появления нашего директора Гордеева четыре года назад. Он все это дело разрулил. Сперва мы ездили практически за свой счет — если было какое кидалово, мы сразу в драку лезли… Гордеев правильно борется, чтобы какие-то там промоутеры не смели кидать музыкантов.

— Ты сказал, что панк — это часть имиджа. Я посмотрел на Горшенева…

— На самом деле с ним на этот счет спорить бесполезно! Что Горшок реально панк — этого от него не забрать. Кто у нас реально панк — это он, и он умрет за это.

— По-моему, панк это все-таки протестная и часто социальная песня, а вот эти готические страшилки про некромантов и хоббитов…

— А че, у нас мало протеста в песнях?.. У нас как раз предостаточно этого протеста. Только тут идет протест не по социальной теме — мы политику сразу отвергаем: мы живем в своей среде, нам не хочется мараться. Политика — это интриги, подставы…

— А шоу-бизнес, что — не интриги, не подставы?..

— А мы в шоу-бизнесе не находимся. Давай разберемся. Шоу-бизнес — это система: артист заключает контракт с фирмой. У артиста появляется продюсер. Продюсер руководит этой группой: если он считает, что коммерчески выгодно направлять группу так, — направляет так. У нас нет никакого продюсера и никогда не было: есть два лидера в группе — Горшок и я, и есть Гордеев — директор.

— А со звукозаписывающей компанией как? Приносите материал: берете? Не берете — пошли в жопу?

— Только так.

— А гастроли?..

— Есть люди, с которыми мы имеем отношения не коммерческие, а чисто дружеские. Есть такой Мельников… И его гастрольная контора. Нет такого, что: «Ребята, вы чего-то продрочили, вы должны» — или: «Мельников, либо бабки плати, либо…» Нету такой фигни. Мельников нам может предложить: «Ну чего, мужики, через полгодика в Лужниках запарим?..» Ну, все дела по раскладам на нем, а с нас — выступление. У нас свои условия: делай красивые афиши, билетики. А эта канитель — на какое радио просунуть и т. д., — это все на нем. Это мы всем говорим, как мы хотим, чтобы концерт прошел…

— Вот ваш концерт с Exploited прошел, по словам очевидцев, на ура: вы на ногах не стояли…

— Такого было очень много, но по молодости. В настоящее время мы сами себе не позволяем выходить в дрезину. Никакого кайфа нет от этого. А запретить нам никто не может: надо будет — нажремся, и никто нам ничего не скажет. Мы собираем народ, мы этого достигли сами, и поэтому нас не волнует, кто как к этому относится. Хотя я предпочитаю, чтобы было все драйвово, а не какая-то пьяная возня. Вот решай, шоу-бизнес это или нет. Мы с самого начала говорили во всеуслышание, что шоу-бизнес — это говно, и мы влезать в эту систему не собираемся.

— Слушай, а если вас сейчас позовут какие-нибудь парни поиграть с ними на непрофессиональном панк-фестивале за идею, бесплатно?

— Смотри. У нас как бы уже тема организована, мы с Мельниковым заморачиваемся по этим вопросам. Мы и так каждый год устраиваем панк-фестивали и парочку команд приглашаем. А как ты сказал — тут надо выяснить, не присутствует ли там какая-нибудь подпольная фигня. Любой организатор в настоящее время понимает, что такое «Король и Шут»… И если то количество народу, что мы за собой приведем, заплатит ему до хрена бабок, то на каком основании мы будем играть на халяву? Понимаешь систему?..

— Понимаю. Разумно.

— Ну, а как же!