Архив

РАБОЧАЯ ОДЕЖДА

Екатерину Андрееву часто называют самой стильной ведущей на нашем телевидении. И сомнений здесь быть не может…

3 февраля 2003 03:00
765
0

Екатерину Андрееву часто называют самой стильной ведущей на нашем телевидении. И сомнений здесь быть не может. Когда-то в Италии супруг отвел ее в бутик «Армани» и сказал, что ей очень пойдет стиль этого модельера: строго, неброско и в то же время очень женственно. С тех пор эта марка одежды стала визитной карточкой Андреевой в эфире. А в прошлом году Катя была первой ведущей, кто стал дополнять свой эфирный костюм галстуком. Вслед за ней эта мода распространилась на всех каналах.



— Катя, в прошлом году вы были первой из женщин, кто появился на экране в галстуке. Как это произошло?

— Да, и я уверена, что была первой. Получилось даже забавно, потому что я как бы предвосхитила моду на это. Я стала замечать фотографии женщин в галстуках в модных журналах, а как только мой эксперимент был взят на вооружение другими телевизионными дамами, он сразу же стал мне неинтересен, я этим насытилась. Слишком много женщин в галстуках — это уже перебор. Был какой-то момент, когда я меняла галстуки каждый день. Бедный мой муж: своих-то галстуков у меня нет и не было, поэтому все отрывалось из его гардероба. Теперь я могу иногда навязать себе галстук, но уже не каждодневно. А первыми подсказали мне эту идею девочки-консультанты в «Армани». Я пришла туда выбирать летнюю коллекцию, и одна из них вдруг сказала: «А вот к этому пиджаку очень подойдет мужской галстук». Я говорю: «Да нет, как-то это не очень…» Она: «Попробуйте-попробуйте». Я попробовала — и попала «в десятку». То есть девушка из магазина угадала эту тенденцию. А я просто взяла ее на вооружение и развила.

— А завязывать галстуки вы умели?

— Нет, что вы! Это муж меня научил. Я первое время их вообще не развязывала. А сейчас завязываю лихо, научилась. Но только на себе — на другом человеке не смогу.

— Но вы ведь работаете в мужских галстуках, а бывают еще и женские?..

— У меня есть белый женский галстук, шелковый. Но он мне не нравится: очень маленький, из него не получается шикарного узла. Кстати, я все время пристаю к нашему заместителю гендиректора Саше Любимову, потому что он умеет каким-то очень особенным узлом завязывать галстук. Мне тоже очень хочется научиться так же, он все обещает мне показать, но пока не сделал этого.

— Какими принципами вы руководствуетесь в выборе эфирного костюма на день?

— Никогда не задумываюсь над этим. Просто подхожу к шкафу и беру то, на что первым упадет взгляд. Но если, скажем, я заранее знаю, что сегодня день с не очень хорошими новостями, тогда выберу что-то потемнее и поспокойнее. Вообще эфирный гардероб у меня довольно большой: слава богу, Первый канал дает мне возможность приобретать одежду в бутике «Армани». Но если, скажем, я бы не работала на телевидении, у меня бы не было такого количества одежды: в этом нет смысла. А так — приходится обновляться. Периодически что-то раздаю подругам и очень много одежды — и своей, и своего ребенка — отсылаю людям, которые в этом нуждаются.

— Когда вы приходите в магазин, чтобы выбрать новый комплект одежды, выбираете то, что понравилось?

— Когда я прихожу в «Армани», девочки-продавщицы там уже знают мой стиль и заранее готовят мне какие-то варианты. Из них уже мы вместе выбираем то, что будет нормально выглядеть в студии.

— Существуют какие-то правила?

— Ярко-белое может очень сильно светиться. «Гореть», как говорят операторы. Мелкая клетка сильно рябит. Не очень хорошо, когда пиджак не сочетается с фоном студии. Но я это учитываю. Наша студия в данном случае — одна из самых удобных, мне кажется, на всем российском телевидении. Потому что к ней подходит очень много красивых, приятных тонов, которые я люблю: бежевый, серый, темно-синий, маренго. Они хорошо сочетаются с фоном.

— У вас есть любимый костюм?

— Есть. Из последней коллекции — это темно-серый пиджак с полоской. К нему надевается блузка из настоящего китайского шелка с воротником, который, как волан, выпускается на лацканы пиджака. При этом у пиджака очень нетрадиционные рукава: Армани сейчас заворачивает манжеты, и оттуда может выглядывать блузка. И блузка, кстати, не с пуговицей, а как бы зажата на кулиске. Такой украинский вариант. Это мне сейчас нравится больше всего. Сочетание стиля «железной леди» и в то же время нечто романтическое.

— Вы используете свои рабочие костюмы в обычной жизни?

— Крайне редко. Они мне, честно сказать, так надоедают, что в обычной жизни я предпочитаю что-нибудь более свободное и неофициальное.

— Как вы относитесь к тому, что многие годы вас называют самой стильной ведущей на телевидении? Приятно или уже надоело?

— Хорошее никогда не надоедает. Я очень благодарна людям, которые так считают. Хотя я знаю многих, которые, наоборот, говорят, что я слишком прилизанная, слишком серо одетая, без золота и прочего. Вкус у всех разный. Но я с уважением отношусь и к этим, и к этим. Всем угодить невозможно. Иначе я каждую секунду должна была бы менять свою внешность.

— А минимальное присутствие украшений — это принцип?

— Да, потому что я их сама по себе не люблю. Я никогда не останавливаюсь у витрин с золотом и бриллиантами. Мне это неинтересно. И особенных украшений у меня тоже нет — только какие-то отдельные вещи. Скажем, муж подарил мне кольцо — вполне скромное, потому что он знает, что никакой камень я носить не стану.

— Вы никогда не прибегаете к помощи стилистов, чтобы вам разработали имидж? Руководствуетесь только своим вкусом?

— Как-то на одной из съемок меня гримировал стилист — так она сделала мне тот самый макияж, который у меня есть. Потому что это оптимальный вариант. Бывают, конечно, исключения. Для съемок в одном журнале стилист из «Кристиана Диора» сделал мне очень актуальные на тот момент черные глаза. Было стильно, красиво. Но я же не могу так ходить каждый день! К тому же он возился со мной два часа. Если я два часа в день буду тратить на то, чтобы сделать себе такие глаза, кто будет работать?.. Поэтому гримируюсь я всегда сама и очень быстро. Тон, тушь для ресниц, немножко теней, румяна, помада — все как обычно и в не очень больших количествах. Плюс я делаю все очень аккуратно. Даже сами стилисты мне неоднократно говорили: «А кто вам делал такой контур?..» Я говорю: «Сама». Я отношусь к породе людей, которые считают: если хочешь сделать дело хорошо — сделай его сам.