Архив

АВТОРСКИЙ ЭКЗЕМПЛЯР

Когда стало известно о том, что Содерберг снимает новый «Солярис», кинокритиков, в особенности российских, больше всего интересовало, как отнесется к этой затее Станислав ЛЕМ.

10 февраля 2003 03:00
732
0

Когда стало известно о том, что Содерберг снимает новый «Солярис», кинокритиков, в особенности российских, больше всего интересовало, как отнесется к этой затее Станислав Лем. Абсолютное большинство вообще было не в курсе, жив он или нет, а если жив, то где. Оказалось, что Лем жив, ему 81 год и дислоцируется он у себя на родине, в Польше. К сожалению, из-за болезни писатель не смог лично ответить на вопросы «МК-Бульвара». Поэтому остается довольствоваться заявлением г-на Лема, предоставленным нам его помощниками.

— После премьеры голливудского «Соляриса» я прочитал ряд рецензий, опубликованных в американской прессе. Расхождение во мнениях и интерпретациях было невероятным. Американцы поражают меня своей манерой ставить фильмам оценки, как ученикам в школе. Некоторые критики поставили картине «пятерку», были такие, кто решил, что фильм снят на «трояк». Ну, а в массе своей его оценили на твердую «четверку». Я сам фильм не смотрел, со сценарием не знаком, поэтому могу судить только по этим критическим заметкам в прессе. Один умник из «New York Times» написал, что «это любовная история в открытом космосе».

«Солярис» — о любви мужчины и женщины, и абсолютно неважно, где они, на Земле или в космосе. Книга могла бы и не называться «Солярисом». Но так как я хотел также показать встречу человека с чем-то неведомым, но реально существующим, хоть и непохожим на людей ни по внешнему виду, ни по внутреннему содержанию, ни по чему-либо другому, я назвал книгу «Солярис», а не «Любовь в открытом космосе».

Я хотел отойти от персонификации Создателя, чтобы инопланетная форма не была похожа на людей, поэтому появился Океан Солярис. Вид планеты Солярис был очень важен для меня. Эта планета не просто шар, на поверхности которого плещется что-то желеобразное, это разумное существо, хотя и не похожее на человека. Поэтому описание Океана я заменил на анализ его эго, внутреннего я. Нельзя говорить о «мыслящем» или «немыслящем» Океане.

Я не могу сказать ничего определенного о том, как я писал эту книгу. Она «выстрелила» из меня без какого-то предварительного планирования, и поэтому у меня были проблемы с финалом. Книга заканчивается романтично-трагично. Хэри решила покончить жизнь самоубийством, потому что ей не хотелось, чтобы с ее помощью человека, которого она искренне любит, изучала какая-то неведомая сила. Насколько я понимаю, у Содерберга другой, более оптимистичный финал. Наверное, это сделано в угоду американскому зрителю, которому в конце фильма подавай либо хеппи-энд, либо космическую катастрофу. Может, потому и видно разочарование фильмом в некоторых критических статьях: они думали, что созданная Океаном девушка превратится в нечто ужасное, склизкое и противное и попытается сожрать главного героя, а из ее живота будут выползать черви и другая мерзость.

В Польше премьера «Соляриса» будет только в середине февраля, но я не могу сказать, что я очень хочу посмотреть этот фильм.