Архив

ГОЛЛИВУД СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ

Ситуацию в России в начале 90-х годов принято сравнивать с Америкой 30-х годов. В таком случае мы развиваемся не по дням — по часам: потому что уже середина 90-х сильно смахивает на штатовский конец 70-х. По крайней мере в том, что касается кино и кинопоказа…

17 февраля 2003 03:00
626
0

Ситуацию в России в начале 90-х годов принято сравнивать с Америкой 30-х годов. В таком случае мы развиваемся не по дням — по часам: потому что уже середина 90-х сильно смахивает на штатовский конец 70-х. По крайней мере в том, что касается кино и кинопоказа. В США тогда в кинотеатры среднестатистический янки ходил 2—3 раза в год, и умные бизнесмены придумали способ завлечь зрителей в кино. По тому же проторенному пути пошла и Россия.

Году в 1995-м ходить в кино было не то чтобы не модно, но это воспринималось как проявление снобизма. Видеосалонами с «тряпочными» копиями западных киноновинок к тому времени страна давно переболела, каждая уважающая себя семья обзавелась видеомагнитофоном и наслаждалась достижениями Голливуда в мягком уютном кресле, с заранее купленными попкорном и пивом. Что, в общем, неудивительно: кинотеатры тогда представляли собой нечто ужасное. Но уже тогда независимые кинопрокатные организации незаметно стали проникать в мозги потенциальных зрителей, заманивая их в залы непонятными, но красивыми словами типа «долби-сураунд».

Кинотеатры перестали быть «местом для поцелуев» и укрытием для школьников-прогульщиков, так как за приличную цену предлагали целый спектр услуг: холодные напитки, пакет кукурузы, мягкое сиденье с подстаканником в подлокотнике, огромный экран, полностью оглядеть который можно, только вращая головой на 90 градусов, и тот самый долби-сураунд, когда при каждом взрыве сердце предательски падало куда-то в область желудка. Впечатлений масса даже от самого второсортного боевичка, к тому же — условия, как в Штатах. А не это ли — равнение на зажравшийся Запад во всем — было целью почти каждого россиянина в 90-х годах?

В 1998 году, когда кривая посещения кинозалов медленно, но упрямо ползла вверх, лексикон москвичей обогатился еще одним мудреным термином — мультиплекс. Говоря по-русски — многозальный кинотеатр. Таким чудо-плексом довольны все: больше сеансов, больше фильмов, больше попкорна, больше зрителей, больше прибыли… Уже летом началось масштабное строительство развлекательного комплекса около Курского вокзала. Но понедельник, 17 августа, сделал свое черное дело: летом же оно и закончилось…

Кинопоказ, конечно, на этом не прекратился, но далеко идущие планы по приближению к европейскому уровню пришлось опять отложить. Премьеры иностранных фильмов проходили через полгода после мировых, и большая часть кинолюбителей уже успевала посмотреть эти фильмы либо на видео, либо скачав из Интернета. Пираты радостно потирали ладошки, кинопрокатчики злобно покусывали локти. Кассовые сборы по России в 1999 году составили всего 17 миллионов долларов. Для сравнения: фильм того же года «Матрица» только в первый уик-энд по Штатам собрал 27 млн. долларов.

На рубеже веков, в 2000 году, в Москве открылся первый мультиплекс «Каро». Он стал первой ласточкой в делении кинотеатров на элитные и развлекательные. Если раньше в голове среднестатистического зрителя кино делилось условно на «понравилось» и «не понравилось, потому что не понял», то с развитием сети кинотеатров по Москве в сознание киноманов вошло, что фильмы бывают мейнстримовые (вбухать денег, накрутить спецэффектов и собрать кассу) и арт-хаус (кино не для всех — этим все сказано). Так мы сделали еще один шаг на пути к культурной революции.

Собственно, к чему такой длинный экскурс пусть в недалекую, но все-таки историю? А к тому, чтобы видно было, что еще три года назад Москве до Европы было как до Владивостока пешком идти, а сейчас отечественный рынок кинопроката является одним из самых перспективных. Сборы по России растут в геометрической прогрессии: в 2000 году — 32 млн. долларов, в 2001-м — 66 млн., в 2002-м — около 140. А стомиллионный рубеж является неофициальным пропуском в число развитых кинодержав Европы. К тому же если сборы растут, то и кинопремьеры к нам раньше приходят. И российским прокатчикам проще убедить западные студии, что чем раньше выйдет их фильм на наши экраны, тем больше денег он соберет.

Кстати, о деньгах. Около половины кассового сбора получают сами кинотеатры, вторую половину делят между собой дистрибьюторы и западные мейджоры. Но все эти деньги облагаются налогами и сборами, которые идут в государственную казну. И пока наши отечественные киномэтры плачут о том, что «российское кино гибнет, потому что американские кинопрокатчики прочно обосновались на российском кинорынке и, захватив лучшие кинотеатры, не допускают прокат отечественных фильмов» (что в общем-то полная правда: сейчас около 80 процентов всех показываемых картин — американские), наше правительство наконец-то додумалось, как извлекать из этого пользу. «Голливудские блокбастеры помогут России заработать деньги на отечественное кино» — такова новая стратегия государственной поддержки кинематографа: вырученные за счет проката американских фильмов деньги предполагается инвестировать в наше кино. Что, согласитесь, значительно умнее, чем объявлять бойкот Голливуду.



НАШ ЭКСПЕРТ
Михаэль Шлихт, президент «Гемини-фильм»:

— Москва в последние года два испытывает настоящий бум на кинопоказ: в столице происходит такой рост числа кинотеатров, какого нет ни в одной европейской стране. Появилось много мультиплексов, следовательно, и больше возможностей показывать фильмы. Но тем не менее кинотеатров в Москве пока еще очень мало — чуть больше 90, а нужно минимум 150—200, чтобы все стоящие фильмы нашли свой экран. Поэтому среди кинопрокатчиков существует жесточайшая конкуренция.

Россия уже догнала Европу, причем, на мой взгляд, не только по кинопоказу, но и в целом по культурному образу жизни. В Москве цены на билеты в кинотеатры почти те же, что за границей: понятно, что вложено много денег и их надо как можно скорее отбить. Кассовые сборы, конечно, пока поменьше, чем в Европе, но рост сборов просто астрономический — 17 миллионов в 1999 году против 140 — в прошлом. Если так будет продолжаться, то через три—пять лет общие сборы по России могут превышать 500 миллионов долларов в год.

Это помогает нам убеждать западные студии, почему тот или иной фильм в России лучше показывать вскоре после премьеры. Чем раньше тут выходит фильм, тем меньше шансов у пиратов. Но, безусловно, далеко не все фильмы появляются в России на больших экранах. Перед тем как решить, показывать в России картину или нет, мы обязательно проводим фокус-группу. Приглашается целевая аудитория, которая максимально соответствует фильму: школьники, студенты, женщины, семейные пары, и в зависимости от этого исследования решается, показывать кино или нет. Пока, конечно, засилье американского кинематографа. Но сейчас постепенно зритель уже переболел голливудщиной, снова повысился интерес к европейскому кино, которое по менталитету ближе русским людям. Мы же надеемся на российское кино, на такое же количество картин, зрителей и сборов.