Архив

ЧИСТОСЕРДЕЧНОЕ ПРИЗНАНИЕ

День святого Валентина хоть праздник и заморский, а все ж таки постепенно и мы к нему приобщаемся. И как бы мало ни было влюбленным одного дня в году, как говорится, лишь бы повод был… Другое дело звезды. Им в любви признаются по нескольку раз на дню.

17 февраля 2003 03:00
906
0

День святого Валентина хоть праздник и заморский, а все ж таки постепенно и мы к нему приобщаемся. И как бы мало ни было влюбленным одного дня в году, как говорится, лишь бы повод был… Другое дело звезды. Им в любви признаются по нескольку раз на дню. Но у каждого из них есть одно-единственное «люблю», которое он пронесет через всю жизнь…



Ксюша, экс-«Нi-Fi»:

— Самое яркое признание в любви — то, что сделал мой нынешний и, уверена, последний избранник. Антон, мой самый главный человек в жизни. Мы познакомились несколько месяцев назад на Лазурном Берегу Франции. Не скрою, Антон с самого начала произвел на меня впечатление — такой высокий и статный, голубоглазый. Конечно, я видела, что тоже ему нравлюсь. Но… Будучи человеком публичным, звездой, я часто слышу признания в любви или нечто подобное. Но ведь это часть профессии, влюбленность в звезду — явление распространенное. Поэтому поначалу я выдерживала наши отношения на уровне невинного флирта. А сама с ужасом понимала, что с каждым днем все сильней привязываюсь к Антону. Мы проводили все время вместе, днем разъезжали по близлежащим городишкам Прованса на машине или брали напрокат небольшую яхточку для морских прогулок вдоль побережья. Антон мог любого экскурсовода заткнуть за пояс, так много забавных историй о достопримечательностях он мог рассказать! А ночи напролет мы веселились, танцевали в ночных клубах. Мы чудесно проводили отпуск, меня смущало лишь одно обстоятельство. Мы никогда не говорили о том, чем я занимаюсь, а Антон ни разу не упомянул о моей профессии. Меня тяготила мысль, что ему не нравится, что я певица…

Близился день отъезда, но ни я, ни он не решались заявить друг другу о своих чувствах. Накануне неминуемого расставания мы приплыли вечером в Сан-Тропе, чтобы устроить себе прощальный ужин в одном из открытых ресторанчиков на набережной. Это очень красивое и романтичное место, мачты яхт, устремленные в розоватое от заката небо, толпы прогуливающихся парочек, уличные музыканты. Я смотрела на Антона и думала, что это последний наш вечер, мы расстаемся, так и не признавшись в чувствах друг другу. Я сказала: нам не стоит продолжать отношения, навряд ли он может полюбить меня, человека шоу-бизнеса. Антон не понял, о чем я. Оказалось, он не знал, что я певица, никогда не слышал о «Hi-Fi». Ведь он занимается серьезным бизнесом, и у него просто не хватает времени следить за музыкальной модой. А не решался он открыть свои чувства, потому что очень ранимый человек, не раз обжигавшийся в любви…

В итоге Антон сделал мне предложение. Он не настаивал на том, чтобы я ушла со сцены. Это мое самостоятельное решение. Просто я впервые встретила человека, который полюбил меня такую, какая я есть, не из-за моей популярности. Поэтому я собираюсь посвятить свою жизнь мужу и будущим детям. Уверена, Тимофей и Митя меня поймут. Что может быть важнее любви?



Дмитрий МАЛИКОВ:

— Мне, как и всем артистам, наверное, довольно часто признаются в любви — поклонники. Не знаю, как другим, а мне это всегда приятно, ведь люди таким образом выражают свое отношение к моей музыке. А есть такие, мимо которых просто не пройдешь. Самое трогательное и необычное признание я получил от молодой крымской поэтессы Евгении Челноковой. Мне передали книгу стихов. Каждое посвящено «Д. М.» (Дмитрию Маликову). А первые были написаны еще в 1993 году. Я разыскал Евгению, написал ей письмо. Как выяснилось, у нее сложная судьба, она инвалид, друзей так немного… Мои песни действительно помогали ей жить. Она писала мне: «Самая главная сила, помогающая мне не отчаиваться, идти вперед, чего-то добиваться в жизни и не останавливаться на достигнутом, — это сила любви».

Хотите смейтесь, хотите плачьте,

Я просто не смогу уже иначе,

Жить не могу я без таких стихов,

Как человек не может без грехов.

Но в тех стихах пишу я о святом,

О мире недоступном, но моем…

Меня прошу вас строго не судить,

Стихи… Эта единственная нить

В который раз меня с тем миром свяжет,

Что для меня так дорог и так важен.

Моя любовь, метанья и сомненья

Не будут до конца понятны всем,

Но снова над своим стихотвореньем

Я напишу две буквы: Д и М.



Вячеслав ПЕТКУН:

— Мне часто признаются в любви. В основном это, конечно, поклонницы. Причем количество таких признаний прямо пропорционально уровню популярности артиста. В основном девушки на концертах кричат или караулят у служебного входа. Другой источник признаний — письма. Очень трогательные подчас. Одно забавное как-то пришло от маленького мальчика. Пацан, можно сказать, пострадал из-за меня: все его семейство, включая бабушку, маму и старшую сестру, помешалось на моей скромной персоне. От рассвета до заката в их доме звучит моя музыка, все стены увешаны постерами, и тщательным образом собирается «мой» архив. Я практически стал членом их семьи. А мальчик написал, что, несмотря на эту манию, очень любит меня. Потому что у них в доме из нормальных людей один я и остался, хоть и молча вишу на стене…

Я часто вижу признания мне в любви на сайте «Танцев Минус», нередко в стихотворной форме. Иногда в гостевой книге можно прочесть неплохие тексты. Хотя, конечно, это все от лукавого. Настоящей любовью это назвать нельзя. Наверное, каждая девочка через это проходит. В любом случае такая иллюзия в юном возрасте лучше, чем раннее взросление, улица, алкоголь и прочее. Если что-то или кто-то побуждает к творчеству, прекрасно. А кроме того, все-таки приятно, когда о тебе думают, дарят какие-то безделицы, цветы.

Если говорить о серьезных, глубоких чувствах, то я уже не помню, когда произносил слова признания. Как человеку творческому мне необходимы эмоции, поэтому я перманентно пребываю в состоянии влюбленности. А настоящая любовь как раз мешает творить, так как забирает слишком много сил — и душевных, и физических. Конечно, в моей жизни была Любовь, но она, кроме счастливых мгновений, принесла и много боли, после которой осталось несколько песен… И потом, совсем необязательно делать вербальное признание тому, кого искренне любишь. Иной раз достаточно взгляда или жеста. Словами мало что можно сказать. Как это ни банально звучит, не словами, а делами надо заявлять о своей любви.

Маша РАСПУТИНА:

— Как вы можете себе представить, в любви мне признавались многие мужчины, но никто ни разу не делал это так романтично, неожиданно и проникновенно, как… мой муж Виктор, тогда еще будущий. Он сразил меня своим признанием буквально наповал. К этому моменту мы встречались уже три года и были по уши влюблены друг в друга. В то время я еще жила на своей даче в Крекшине. И в один прекрасный летний день, в июне 1999 года, у моей дачи послышался звук мотора. Я выглянула в окно и увидела знакомый «Бентли» своего возлюбленного, который притормозил у моего дома. А потом — и охранника, который с трудом извлек из машины огромный и роскошный букет роз. Нужно сказать, что Виктор все время дарит мне только розы, но эти цветы просто потрясли мое воображение. Огромное облако разноцветных бутонов — и розовые, и алые, и белые, и оранжевые. Горничная открыла Виктору дверь, он вошел внутрь и с очень сосредоточенным и серьезным лицом заявил, что нам нужно поговорить. И уже на улице остановился передо мной, встал на колени и крепко-накрепко меня обнял за бедра. Он признался, что уже три года просто бредит мной, и сказал: «Я без тебя не могу жить, мое существование без тебя не имеет никакого смысла — будь, пожалуйста, моей женой». И тут я поняла, что из таких крепких и мощных объятий мне уже просто не вырваться. И… мне уже и не хочется никуда вырываться. Можно сказать, что он буквально приковал меня цепями любви к себе. Все это было так романтично и трогательно, что у меня даже выступили слезы. Конечно же, я согласилась и сказала: «Да, дорогой, конечно, я буду твоей женой». После этого он преподнес мне венчальное кольцо с четырехкаратным бриллиантом, а я, в свою очередь, с этого дня полностью отказалась от всех концертов и целиком посвятила себя любимому человеку и семье. И только сейчас я вновь решила вернуться к моей любимой публике, к своему народу. Но, могу сказать, что это состояние безграничной любви и окрыленности не покидает меня до сих пор. Виктор — самый необыкновенный, умный, красивый мужчина на свете. Он — мой лучший друг, муж и любовник.



Амалия ГОЛЬДАНСКАЯ:

— Однажды, классе во втором, одноклассник ударил меня древком флага по голове. Меня накрыло шелковым полотнищем с изображением Ленина, и тогда он попытался меня им еще и придушить. Я, конечно, побежала жаловаться классной руководительнице. На что она, к моему большому удивлению, заявила: «Глупенькая, он же тебя любит». Он мне подобным образом еще не раз свою «любовь» выражал — я постоянно была покоцанная. Пока не ушла в другую школу, и больше мы с ним не виделись.



Елена КОНДУЛАЙНЕН:

— Самое оригинальное признание в любви я в свое время получила от своего мужа Сергея. Мы познакомились в Одессе, на фестивале «Золотой Дюк». Как водится, были цветы и прогулки вечерами, и он провожал меня и катал на машине… И я даже не предполагала, чем это все кончится. Прошла неделя, на следующий день и я, и он должны были улетать в Москву. И вот после прощального банкета, в лифте — в промежуточном состоянии в прямом и переносном смысле, — Сережа вдруг с удивлением, словно сам не веря своим словам, спросил: «И что, мы с тобой теперь все время будем вместе?» Так и получилось.

Михаил БОЯРСКИЙ:

— Я не помню, чтобы мне кто-то оригинально признавался в любви. Это больше по моей части — не в смысле оригинальности, а в смысле признаний. И вообще, что значит оригинальность? По-моему, любое признание в любви уже необычно и запоминается на всю жизнь. Например, наш роман с Ларисой многие назвали бы книжным. Понимаете, мне сам процесс ухаживания доставляет удовольствие. Бросишь снежок в окно, она выглянет — а на улице елка стоит. Или: распихать подарки по квартире, из дома исчезнуть, а потом позвонить по телефону из другого города и сыграть — где чего лежит — в «горячо-холодно». Или поднос с шампанским и конфетами принести после спектакля на служебный вход… Когда человек не ждет этого, тогда это интересно, а все остальное — банально. И еще. Моя жена призналась мне в любви тем, что подарила детей. Я хотел первенца-сына — родился Сережа, потом захотел дочку — и Лиза родилась…



Елена ХАНГА:

— «Я тебя отпустил. Больше я не совершу этой ошибки», — так мне признался в любви мой муж Игорь. Мы с ним уже давно были знакомы, но я долгое время жила в Америке. А тут встретились вновь, пошли погулять, потом Игорь провожал меня. И вот когда мы дошли до моего дома, он взял меня за руку и сказал эти слова.



Дана БОРИСОВА:

— Я училась во втором классе. Была отличницей. А этот мальчик — Максим — мой одноклассник, первый хулиган и драчун. Он меня смертным боем бил. А однажды затащил в мужской туалет. Для девчонки большего позора не было. Я отчаянно сопротивлялась и ревела, но он был сильнее, рослый такой. И вот в мужском туалете — я полностью деморализованная, встрепанная, с сорванными со школьного платья воротничком и манжетами — он довольно-таки грубо меня чмокнул и сказал, что любит… Наверное, все оригинальные признания в любви случаются в детстве. Хотя мне, например, как-то скопом подразделение солдат объяснилось. Написали: «Мы тебя любим. С любовью к тебе и к Родине» — и подписи. «P. S. Пришли, пожалуйста, свою фотографию в полный рост и с автоматом».



Михаил КОЗАКОВ:

— Вообще, в моем возрасте лучшее признание в любви — это когда дают денег на картину. Но это так редко бывает. Так что можно сказать, что в любви мне не признаются вообще. Что же касается противоположного пола, то мне повезло в жизни: со мной рядом были всегда хорошие женщины, которых я очень уважал и буду уважать в дальнейшем.