Архив

Дворянское гнездо

Баронесса Катерина фон Гечмен-Вальдек всегда много путешествовала. Она не может долго находиться на одном месте. Сейчас живет на три дома, на три страны. Мы побывали в ее московской квартире.

1 марта 2003 03:00
1130
0

Баронесса Катерина фон Гечмен-Вальдек всегда много путешествовала. Она не может долго находиться на одном месте. Сейчас живет на три дома, на три страны. Мы побывали в ее московской квартире.

Еще будучи Катей Урманчеевой, дочкой главы пресс-службы АН СССР, будущая баронесса долгое время жила с родителями в Праге (отец работал в редакции журнала «Проблемы мира и социализма»). Русская красавица с примесью татарской крови выросла среди латиноамериканских террористов. Ее друзьями были беженцы из Парагвая, Уругвая, Чили… Затем вернулась в Россию, закончила богемный ГИТИС. За два первых десятилетия своей сознательной жизни успела объехать весь мир.

Со своим супругом, бароном Эрнстом Алексисом фон Гечмен-Вальдек, Катерина познакомилась в доме старшей сестры принца Монако, куда ее позвали на ужин друзья родителей. Уже на следующий день после вечеринки барон вновь встретился с молодой актрисой и сделал ей предложение. Катерина целый год (!) думала и наконец согласилась. «В меня было влюблено пол-Москвы, но я никогда не выбирала красивых мужчин — они редко бывают яркими личностями. И то, что моим мужем стал один из самых известных красавцев Европы, — чистая случайность. Я девять лет замужем и каждый день, просыпаясь, думаю: «Какое счастье, что встретила Эрнста!»

Три дома интернациональной четы Гечмен-Вальдек находятся в России, Монако и Австрии. Барон коллекционирует предметы старины и произведения искусства. «Про австрийский дом в горной деревне под Зальцбургом я шучу: у нас все старинное, включая моего мужа, — и все функционирует. На самом деле, дом уникален, он мог бы быть музеем австрийского дворянского быта XIX века. Шторам сто с лишним лет, будильникам — тоже, отопление — до сих пор печное, гигантский умывальник 1922 года — самое современное, что есть в доме. Добавить что-то новое не просто, из-за того что не существует больше свободного сантиметра стены, куда можно было бы повесить, например, картину». В этом доме Катерина часто носит национальные костюмы, которых у нее множество, тем более что у австрийцев так принято.

Самый «светский» дом находится в Монте-Карло, где искрится, словно шампанское в свете люстр баккара, гламурно-голливудская кукольная жизнь. Здесь хранится еще одно бесценное собрание барона, с юности коллекционирующего антикварные автомобили. Когда Катерина захотела привезти себе из Флориды первую классическую машину — ярко-красный Corvette 53-го года, «муж устроил безобразную сцену, сказав, что это автомобиль для Микки Мауса и что во мне наконец-то проявилась русская сущность». Его пришлось немного обмануть, и Corvette оказался в результате… одной из любимых машин барона.

И, наконец, московская квартира на Кропоткинской — в центре огромного мегаполиса, где бизнес делается 24 часа в сутки, где все в диком темпе, нон-стоп, с горящими глазами. Именно в Москве Катерина проводит большую часть времени, потому что здесь набирают обороты популярности два ее детища — мюзиклы «Метро» и «Собор Парижской богоматери». «Я мечтала жить как цветок, забота о котором целиком лежит на другом человеке. Мой муж был готов дать мне это, но было поздно: мы встретились в тот момент, когда я уже привыкла все делать сама».

Умом женщину не понять, особенно русскую. Сбежавшая от моря и гор в промозглую Москву, Катерина фон Гечмен-Вальдек вновь готовит премьеру: в следующем году на московской сцене будет поставлен мюзикл «Ромео и Джульетта».