Архив

Дикий NY

«Забудьте по «Титаник». Леонардо больше не сопливый юнец-романтик с красивыми глазами и сладкими речами. Он мачо, жестокий и беспощадный, живущий по закону улицы, где люди завоевывают себе место под солнцем с помощью ножей…

17 марта 2003 03:00
612
0

«Забудьте по „Титаник“. Леонардо больше не сопливый юнец-романтик с красивыми глазами и сладкими речами. Он мачо, жестокий и беспощадный, живущий по закону улицы, где люди завоевывают себе место под солнцем с помощью ножей и разбитых бутылок». Это слова Доминика Вандерберга, который перевоплотил милашку Лео из художника Джека Доусона в «Титанике» в гангстера Амстердама Валлона в «Бандах Нью-Йорка».

Сначала Вандерберг посадил Ди Каприо на диету, основанную на красном мясе, что стало жестоким испытанием для актера, так как он известный в Голливуде вегетарианец. Помимо этого инструктор изо дня в день читал Лео лекции по правилам уличной драки прошлого века, то есть как с помощью рук и ног, зубов, ножей, лезвий, бутылок и всего остального, что может подвернуться под руку, можно убить или покалечить человека. Вандерберг знал, что говорил, так как в свои 34 года он владеет столькими видами единоборств, сколько другие и по названиям ни разу не слышали.

С четырех лет Доминик начал заниматься дзюдо, в десять — греко-римской борьбой, в тринадцать — карате и тайским боксом. Уже два года спустя он победил в европейском чемпионате среди юниоров по тайскому боксу. В 1987 году Вандерберг в автомобильной катастрофе сломал ногу и бедро, после чего доктора вынесли приговор: больше никаких серьезных соревнований. Тогда, все еще прихрамывая, Доминик сбежал из больницы и не просто продолжил тренировки, но и стал обучать правилам ближнего боя всех желающих полицейских и военнослужащих. Как раз в то время он познакомился с бывшим легионером. Заинтригованный тамошними традициями дисциплины, чести и товарищества, Вандерберг без спроса родителей сбежал во Францию, где вступил во французский Иностранный легион. После месяца обследований у врачей, всевозможных тестов на физическую выносливость и проверки по Интерполу его послали в замок Нодри на севере Франции.

К концу пятимесячной тренировки из шестидесяти человек отобрали всего двадцать четыре. Пятеро из них, включая Вандерберга, были направлены во второй парашютно-десантный полк, а там он попал в роту снайперов. В легионе Доминик прослужил в общей сложности пять лет, и мотало его по долгу службы от Африки до Дальнего Востока. Например, в Бирме он учил представителей антикоммунистического сопротивления изготавливать бомбы и устраивать засады. Также Вандербергу пришлось работать инструктором по рукопашному бою и обучать элитные войска вроде «морских котиков» ведению боя в пустыне и выживанию в джунглях. И все это время, куда бы ни занесла его нелегкая, он изучал новые единоборства: бирманский бокс, бандо — бирманский вариант ушу, гуркхская борьба на ножах, бразильская борьба, военное самбо и т. д.

В 1994 году Доминик приехал в Штаты, где стал работать спарринг-тренером у знаменитого Бенни Уркидеса — мастера восточных единоборств и постановщика трюков в кино (одна из последних его работ — трюки в «Перл-Харбор»). Доминик тренировал лучших борцов Бенни, а также помогал готовиться Уркидесу к его последнему бою. Именно тогда Вандерберга пригласили ставить драки в его первый фильм «Смертельная схватка» (Mortal Kombat). Так началась кинокарьера Вандерберга, и потому неудивительно, что в конце концов его заметил Мартин Скорсезе, который попросил Доминика поработать личным тренером у Леонардо Ди Каприо.

Три месяца Вандерберг учил Ди Каприо борьбе на ножах и борьбе сават — традиционной французской уличной борьбе, более известной сейчас как французский бокс. Тренировка актера давалась инструктору нелегко, так как у «Лео в ДНК не заложена агрессия, его приходилось специально злить». «Но Лео добросовестный актер, он не берег себя даже после нескольких часов изнуряющих тренировок», — говорит Вандерберг. А чего бы ему не изнурять себя, когда Ди Каприо гонорар положили в 10 миллионов долларов плюс проценты с кассовых сборов. Вандербергу, например, заплатили всего 450 тысяч долларов — 600 долларов в час, что сущие копейки при общем бюджете проекта в 97 миллионов.

Когда контракт экс-легионера закончился, звезда встала в позу, дескать, он не чувствует себя полностью готовым, и если Доминик уйдет, то и он не будет сниматься. Скорсезе, посмотрев на тренировки Вандерберга, был в таком восторге от его знаний восточных единоборств, что предложил ему выступить координатором трюков всего фильма. А потом даже снял Доминика в роли одного из членов банды «Мертвые кролики», которую возглавляет герой Ди Каприо.

Но как ни старался Вандерберг сделать все трюки безопасными и как ни говорил о прирожденной неагрессивности Ди Каприо, без несчастных случаев на съемках не обошлось. В одной из сцен Лео так распалился, что засветил Дэниэлу Дэй-Льюису в нос по-настоящему, со всей силы, и сломал его. Эва Хенгер, присутствовавшая на съемочной площадке, от испуга закричала, а Дэй-Льюис, несмотря на кровь и адскую боль, продолжил съемку. Мартин Скорсезе, которому безусловно было жаль актера, тем не менее был доволен: сцена получилась потрясающей и вошла в кино полностью.

Но, правда, и у самого Лео без травмы не обошлось: в одной из сцен он повредил себе палец. Ди Каприо неправильно ударил правой рукой и попал прямыми пальцами в стену. Боль была настолько сильной, что Леонардо, в отличие от Дэниэла, тут же прекратил все съемки, уселся в машину и укатил в больницу. Диагноз был самым банальным: «вывих пальца». Какое-то время Лео с перебинтованным указательным пальцем, конечно, посачковал, но длилось это недолго.

А Вандерберг, воодушевившись участием в нашумевших блокбастерах (он также параллельно ставил трюки в фильме «Человек-паук»), решил снять собственную картину про самого себя, замечательного, а также про свою службу в легионе.