Архив

Грудотерапия

Группа «Виа Гра» не похожа ни на кого. Потому что спутать этих девочек с кем-то может только слепой. Выдающиеся в чем-то девчонки. Таких бюстов даже в «Плейбое» не сыщешь.

7 апреля 2003 04:00
1657
0

Пусть эстеты и гомосексуалисты твердят, что все девичьи группы похожи друг на друга. Мы-то знаем: группа «Виа Гра» не похожа ни на кого. Потому что спутать этих девочек с кем-то может только слепой. Выдающиеся в чем-то девчонки. Таких бюстов даже в «Плейбое» не сыщешь. При этом обнажить свои прелести они отказались даже для вышеупомянутого мужского журнала. Скромницы, однако.

На самом деле «Виа Гра» — детище русского поэта и композитора Константина Меладзе и украинского телемагната Дмитрия Костюка. Дружба народов, однако, обернулась странными отношениями внутри коллектива. За два года существования коллектива состав менялся столько раз, что публика счет потеряла. После продолжительных мытарств все хорошее случилось. Вокалисток сменилось столько, что и имен не припомнишь: ушла Алена, пришла Таня, ушла Таня, пришла Вера, ушла Надя, пришла Надя… «Виа Гра» побывала дуэтом, квартетом и трио. Без ста грамм не разберешься. Пришлось встречаться с девушками лично. Рано утром в московском отеле «Турист». Действующие лица: ваш покорный слуга, Анна Седакова, Вера Брежнева. Надя Грановская еще спит, ее появления ожидаем с минуты на минуту.

— Девчонки, группа у вас довольно-таки молодая, но уже столько солисток сменилось, что всех и не припомнишь. Естественный отбор?

Аня: Группа молодая, да: два года. Хотя все относительно… Ты же понимаешь, что на нашей эстраде, когда группа держится два года, за которые снимает семь или восемь клипов и каждый из них попадает в десятку, — это уже что-то да значит. А пертурбации… В первую очередь срабатывает человеческий фактор — как в катастрофах, подводит прежде всего не техника, а тот, кто ей управляет. Никто не может запретить человеку любить свою работу или рожать ребенка. Но мы сейчас надеемся, что все уже позади. И тот состав, который сейчас есть, это то, к чему мы стремились все эти два года.

— Ваша первая и главная солистка Алена, которая и сделала славу группе, была обижена и на Меладзе, и на весь состав коллектива, о чем говорила в своих интервью.

Аня: Славу группе сделали, наверное, песни Константина Меладзе, а также его концепция, его подача и профессионализм тех людей, которые работали на группу. Ведь это не мы трое, это даже не Надя и Алена, которые были изначально, у нас большой коллектив — девять человек. Прежде всего это коллективный и тяжелый труд. А насчет обид Алены… Мы предпочитаем не говорить на эту тему, поскольку считаем, что прежде всего нужно делом доказать, что ты нужен. Нам сейчас есть что показать. А тот человек, который остался обижен, он только и делает, что дает плохие интервью.

— Ладно, не будем о грустном. Скажите, на ваши концерты ходят преимущественно мужчины?

— И женщины, и дети. Час тому назад к нашему директору, когда мы были на одном из телевизионных эфиров, подошла девочка и передала мне подарок: игрушку, зажигалку и письмо. Девочке оказалось 13 лет, и она написала: можно сейчас я к вам не приеду, потому что мой парень говорит: «Или „Виа Гра“, или я». Понимаешь? Просто наши тексты настоящие, о настоящих чувствах, о настоящей любви. Например, песня «Гудмонинг, папа» написана полностью обо мне, в частности, потому что мы с Верой выросли без отцов. Мы не имели возможности общаться с нашими родителями. Костя Меладзе очень эти моменты прочувствовал и написал важные слова. Когда моя мама услышала эту песню, она просто плакала. Также песня «Не оставляй меня, любимый». Это настоящие тексты. Каждый находит в них что-то свое.

— Ну, в названии вашего коллектива тоже каждый находит что-то свое…

Вера: Человек, который хорошо знает украинский язык и тем более очень хорошо знает, что такое аббревиатура, ничего «своего» там не найдет. «Гра» — по-украински «игра», ВИА — понятно…

Аня: А вообще очень много возможно интерпретаций. Как в наших клипах, так и в нашем названии: мы предоставляем публике простор для полета мысли. Каждый ищет то, что находит. Кому-то кажется, что наши клипы очень агрессивные, но на самом деле… Какие мы секс-агрессоры? Мы все одеты, мы ни разу не позволили себе сняться обнаженными. У нас прекрасные костюмы. А сейчас давай мы посмотрим телевизор, и в пяти из десяти клипов мы увидим голых женщин.

— А по-моему, уже можно и раздеться…

Аня: Это тебе так кажется. Я считаю, что прежде всего нам есть что показать, кроме нашего…

— Роскошного тела, шикарных ног и великолепных грудей — не скромничайте!

— Да что ты привязался с внешними данными! У нас есть музыка, есть вокальные данные, есть актерский талант. Поэтому мы предпочитаем показывать это. Когда этого не будет, я не знаю…

— Никто не отрицает ваших вокальных данных. И все-таки группа с первого до последнего клипа позиционировала себя такими сексуальными кошечками. За всех мужчин не скажу, но лично я, глядя на вас, думаю почему-то отнюдь не о музыке.

Вера: Ну и что? Это же хорошо, это и называется сексуальная красота.

Аня: Каждая женщина, даже самая консервативная, все равно иногда хочет быть желаемой, быть сексуальной — это естественно. Мы, конечно, не будем говорить, что мы монахини. Мы девушки, которые живут нормальной жизнью. Это нравится мужчинам.

— И извращенцам — в особенности.

— Нет. Мы изолированы от всего. Ведем закрытый образ жизни, почти нигде не появляемся. К нам на концертах никогда никто не подходит, потому что есть администратор и охрана, они никогда не подпустят к нам ни одного… Мы не ездим на метро, в троллейбусах. Пока что мы не встречали маньяков.

А вот и Надя пришла. Какая-то невыспавшаяся. Враждебно посматривает на диктофон.

— Ну что ж, внесли ясность. Вернемся к творчеству. Очень уж у вас забавные сценические костюмы. Сами шили?

Надя: Последние костюмы шила Анжела Лисица. До этого были другие люди, но она, как никто другой, сумела все подобрать под каждый образ. Мы три совершенно разные девушки, у каждой свой внутренний мир и какие-то желания, фантазии. Анжела подобрала именно то, что нам подходит. Мы себя чувствуем комфортно в этих костюмах даже при съемках клипов, когда человека красят или прическу делают.

— Надя, ваш скоропостижно прерванный декретный отпуск связан с тем, что после вашего ухода многие поставили на группе точку? Я имею в виду журналистов.

Надя: Я предчувствовала, что вернусь, но на 100 процентов я не была уверена. И все это время, пока я была беременна, я думала об этом. Я настраивала себя: что б ни случилось, я не брошу профессию артиста. Несмотря ни на что, я собиралась чем-то заниматься после родов. А если я вернусь в «Виа Гра», это вообще круто. Шанс дается один раз в жизни, мне дался второй шанс, и уж его точно никак нельзя упустить.

— Супруг не был против вашего возвращения на сцену?

— Нет, может быть, он где-то в глубине души надеется на то, что я стану домохозяйкой, мамой, которая будет сидеть дома и воспитывать ребенка. Но назад дороги уже нет…

— Своего сына Игоря вы редко видите?

— Редко видимся. Но когда видимся — это незабываемые встречи. А пока меня нет, у него много нянек. Все люди ему родные.

— Я слышал, что с самого появления группы вы, Вера, очень хотели в нее попасть, но вам это долго не удавалось… А сейчас я беру у вас интервью, прямо как у Вячеслава Петкуна…

— Ой, а мне, кстати, Петкун очень нравится! Напишите, пожалуйста, что я большая его фанатка. Дело в том, что я не ходила и не обивала пороги продюсеров. Мне просто нравилось творчество этой группы, я следила за всеми новостями, клипами, песнями… Подсознательно хотелось попасть в «Виа Гра», но я человек реалистичный, я понимала, что это в принципе невозможно. Ну, а потом судьба распорядилась так…

Аня: Костя, слушай меня, сейчас всю правду расскажу! Когда-то давно у нас был концерт в Днепропетровске. И перед выступлениями мы редко позволяем проводить какие-то конкурсы, но тут организаторы очень попросили: «Девочки, тут мы проводим конкурс двойников, пожалуйста, если вам не трудно, просто выйдите на сцену и выберите того, кто вам нравится». Мы выходим на сцену, стоят три девочки и пытаются что-то петь… черненькая, беленькая, кучерявенькая… Мы им похлопали и вдруг на последнем припеве выходит Вера: в черном платье в красный цветок, блондинка. Она была вылитой Аленой. Она так эффектно пародировала, что Алена лично подошла к ней и сказала: «Ты самая лучшая».

Вера: Она еще сказала: «Надо тебя к себе забрать».

Аня: Потом, когда в группе происходили известные события, стали искать, проводить кастинги. Вера победила всех. Это судьба.

— А вам никогда не хотелось переселиться в Москву? Избавились бы от акцента — и вперед, к вершинам «Билборда».

Надя: Вчера я общалась с подружкой, она из группы «Сливки» — сама она киевлянка. На днях она приезжала в Киев, у нее акцент уже практически московский, он сразу захватывает. Думаю, что с приобретением нового акцента проблем не будет. А то, что у нас есть свой акцент, украинский, наверное, в этом есть некий шарм. А? Ну вот, ты и сам согласен!